Судьба Академии и судьба страны

Лев Клейн
Лев Клейн

Мы переживаем сейчас закат российской науки. Россия выходит из числа великих держав еще по одному параметру — по науке. Судьба ее в очень малой мере зависит от самих ученых, да и среди них слишком мало думающих о благе науки и понимающих, что для этого надо. Из тысячи с лишком академиков и членкоров всего семь десятков отказались войти в новую «Академию», лишенную имущества и авторитета. Большинство беспокоится о своих собственных интересах, а они у слишком многих, обладающих статусом ученых, не совпадают с интересами науки.

К сожалению, судьба Академии зависит от ряда функционирующих в стране сил, среди которых Министерство образования и науки и персонально министр Ливанов имеют очень малый вес. Весомые силы — другие. Совершенно ясно (это было видно из беседы с новоизбранным Фортовым), что инициатором ликвидации Академии является президент страны и что он будет всячески стремиться довести этот «блицкриг» до победного конца. Сопротивление было неожиданным — ну что ж, подкупить не удалось (повышение бонусов академикам, повышение званий членкорам), придется пойти на мелкие уступки. Но и он лишь учел расстановку сил и интересов.

Попытаемся рассмотреть эти силы и интересы.

Прежде всего, во власти есть значительная группа людей, мечтающая о восстановлении сталинской империи и о возрождении сталинской науки. При Сталине Академия номинально существовала (как многие другие традиционные декорации — например, церковь), но идеалом сталинской науки была шарашка. Шарашка, в которой плененные и превращенные в рабов гении работали изо всех сил не за совесть, а за страх, выполняя военные и идеологические (военно-патриотические) задачи партийного руководства и самого великого кормчего. Организатором такой науки был Берия, но вдохновителем — Сталин. Такая наука дешева и достигает грандиозных успехов, но на одном-двух избранных направлениях. Спутники, математика, вне науки — балет, а во всем остальном — уровень Верхней Вольты. По автомашинам до сих пор отстаем от Кореи и Чехии, а компьютеры и мобильные телефоны завозим. О японских и штатовских роботах и речи нет.

Вторая властная и могучая сила — это люди, оседлавшие нефтяную и газовую трубы. Нефть и газ они продают сырьем за рубеж, на нефтедоллары покупают всё — автомашины, яхты, роскошь, послушание значительной части подданных. Этим не нужны промышленность и сельское хозяйство — всё проще купить. Не нужна и наука. Совсем не нужна. Ее продукцию тоже можно купить за рубежом. А при такой стратегии можно избавиться от единственного оставшегося оплота независимости в стране — от Академии наук, со званиями, которые нельзя отнять, с авторитетом, который не пожалован сверху, с неподконтрольными связями с заграницей, с накопленными богатствами (недвижимость!), которые пригодись бы для раздачи верным чиновникам. Вузы уже прижали к ногтю, а Академия вот мозолит глаза. Ковальчука, вишь, забаллотировали…

А что же сами ученые? Они тоже раздроблены. Часть по застарелой привычке и по близости к вертикали готова поддержать любое повеление начальства. Сколько их, не знаю. Кажется, мало.

Другая часть, весьма значительная, как ни странно, тоже ностальгирует по советской науке. Нет, не по шарашке, конечно. И даже вообще не по сталинской эпохе, а скорее по брежневской. Тогда же так было всё спокойно: работа шла ни шатко, ни валко, можно было не очень шевелиться, а сравнительно высокие зарплаты маститым начислялись. Сравнение с Западом не так уж и тревожило: оно в основном проводилось по идеологической линии, а тут всё было в ажуре. А что нобелевские в основном уходили в США и другие капстраны, так об этом не очень и распространялись, да и языки-то знали немногие. А ведь кризис академической науки и падение авторитета Академии было заложено еще тогда. Это тогда в академики валом пошли директора и чиновники, и состав ее разжижился.

Наконец, значительная часть работников Академии принимает свершившееся как данность и думает, какие предложить поправки к почти принятому закону, чтобы всё же катастрофа была не столь полной и сокрушительной. Как ликвиди… простите, реформировать Академию, не лишая ее абсолютно связи с имуществом? Как сохранить выборы директоров, пусть и под контролем чиновников? Как избежать соединения трех академий, отделения кор — от членов и девальвации звания академика? Какие меры предложить для очевидной активизации науки — наблюдательные советы, контрольные комиссии, участие общественности? Им невдомек, что любые поиски компромисса будут приняты лишь в той мере, в какой они не затронут суть закона, поправки будут всемерно отфильтрованы и обрезаны. Имя, декорации, звания сохранить могут. Самостоятельность и свободу — нет.

А независимость и свобода мышления, раскованность и неангажированность — первое условие великих прорывов в науке. Когда у Фарадея спросили, какое употребление сможет найти открытое им электричество, он сказал: «Можно будет делать забавные игрушки». Даже если часть ученых соблазнится полученной свободой и средствами для загула, оставшиеся в мозговом штурме окупят все затраты.

Что ж, цели правящей верхушки выданы, поправки приняты под давлением общественности, а уступки, во-первых, временные, во-вторых, будут взяты назад при малейшей возможности, быстро, одна за другой. Это как с выборами — сначала громкие обещания, а потом фильтры и ограничения, сводящие всё на нет. Все нынешние митинги и протесты, предложения и пожелания ни к чему кроме временных уступок привести не могут.

Справедливости ради надо сказать, что ни у Академии наук, ни у оппозиции своего проекта радикальной реформы нет, а она нужна — это всем очевидно. Против чего бороться ясно, но за что? Где программа? Это размагничивает протесты и ослабляет рациональность митингующих, лишает их настоящей силы убедительности. Защитникам Академии их противники бросают в лицо обвинение, что они хотят только одного — сохранить всё, как было, сохранить свои командные позиции, свой покой на вершине Академии и свои блага, ограничиться декоративными изменениями.

На мой взгляд, Академию наук как могучее, богатое и властное учреждение нужно действительно упразднить. Ведь вся работа сосредоточена в институтах и лабораториях, а сама Академия занималась действительно только выборами академиков, назначениями (прикрывала директоров от чиновничьего произвола, часто глупого) и межведомственной дипломатией. Занималась всё хуже. Вместо нее нужно создать небольшую очень престижную организацию, куда избираются только самые крупные ученые. Академиков должно быть не больше, а значительно меньше — около ста, и они должны собираться исключительно для решения главнейших общенаучных проблем, проведения важнейших экспертиз и воздействия на распределение фондов и премий.

Институты и лаборатории со всем имуществом надо передать не чиновникам, а университетам и другим вузам вместе с ассигнованиями, которые на них отводятся. Но не нынешним университетам — слабым, подавленным и зависимым. Университеты и вузы нужно вывести из-под управления государства. В них должны соблюдаться общеевропейские академические свободы. Ректоры и ученые советы должны быть по-настоящему выборными. Кроме того, нужно провести жесткое ранжирование вузов. Пора вернуть университетам статус университетов, а прочим учебным заведениям иметь статус институтов, академий, училищ и т. д. Не может быть специализированных университетов: отраслевая специализация — антоним университета. То есть реформу академической науки нужно сочетать с реформой образования. Это должна быть одна реформа.

Именно передача институтских кадров Академии наук университетам позволит решить главную задачу, стоящую сейчас перед университетами: радикальную разгрузку преподавательских кадров, которая превысила все разумные пределы и ликвидирует научно-исследовательскую потенцию университетских преподавателей. Давно пора довести преподавательскую нагрузку до европейских и американских норм — несколько лекций в неделю с предоставлением оплачиваемого годичного отпуска каждые 5-7 лет. Такая передача кадров также быстро омолодит научные учреждения, бывшие академическими, а с другой стороны резко усилит наши университеты и выведет их на один уровень с мировыми университетами — центрами науки и образования. Ни Сколково, ни объявление некоторых университетов федеральными не выведут, а передача академических институтов университетам — выведет.

Любая реформа уйдет в песок, если не будет поддержана большими деньгами. Зарплаты ученым и пенсии должны минимум превышать вдвое- втрое средние по стране (не вообще по стране, а по крупным городам — Москве и Петербургу), чтобы профессия ученого снова была престижной и наши ученые могли конкурировать с зарубежными в закупке литературы, компьютерного оборудования, разъездах и уровне жизни. Пенсии их должны быть почти равными зарплате, чтобы можно было спокойно освобождать места для молодых. Разумеется, нужно обеспечить конкурентоспособность и по закупкам оборудования. На всё это нужны средства. Поскольку наша частная промышленность, частный бизнес не очень нуждаются в высокой науке, а получение иностранных инвестиций под подозрением, средства эти могут иметь источником только наше государство. А у гуманитарных наук государство — почти единственный крупный инвестор.

Конечно, нужно переломить это положение — ввести радикальные меры поощрения бизнеса к инвестированию в науку и образование. Нужно, чтобы бизнес поддерживал университеты, а не церкви (церковь у нас и так богатая).
А главное, если государство хочет действительно встать с колен и лидировать в мире, оно должно минимум в пять — десять раз повысить долю ассигнований на науку и образование. это значит, перенаправить денежные потоки. Огромным источником могло бы стать уничтожение коррупции и повального воровства — но для этого нужна другая радикальная реформа. Кроме того, придется отнять деньги у других получателей — резко сократить чиновничий аппарат, ужать полицию и ВВ — куда нам столько блюстителей порядка? Ведь чем больше блюстителей, тем меньше порядка. Уменьшить военные расходы — никто из соседей на нас нападать не собирается. Соединенные Штаты даже маленькую Северную Корею, задирающуюся всё время, не трогают. А ведь могли бы прихлопнуть одним ударом. Равновесие в мире сейчас зависит уже не от нас. А главное — сколько в армию ни угрохай, она будет рыхлой и бессильной, если нет науки и культуры, если ракеты и спутники падают, а военные склады то и дело взрываются. Мощная наука и высокая культура — лучшие гаранты безопасности страны.

Таким образом, мое предложение реформы сводится к нескольким принципиальным преобразованиям:

1. Ликвидация нынешней громоздкой Российской академии наук и создание на ее месте небольшой престижной Академии наук России, занимающейся решением общенаучных проблем и распределением фондов и премий.

2. Передача всех ее институтов и лабораторий вместе с их имуществом и ассигнованиями университетам и другим вузам.

3. Одновременная реорганизация университетов и вузов на основе академических свобод, выборности ректоров и ученых советов и возвращение университетам прежнего статуса очагов кооперации основных фундаментальных наук (их выделения из числа институтов, академий и училищ).

4. Резкое повышение зарплат ученых на основе повышения доли бюджетных расходов на науку за счет ликвидации коррупции и воровства, а также за счет сокращения чиновничьего аппарата, полиции и ВВ и уменьшения военных расходов.

5. Доведение пенсий ученых почти до уровня зарплат; чтобы выход на пенсию не был катастрофой и места для молодых освобождались регулярно.

Как мне представляется, такая реформа неизбежна, и после мыканья еще какого-то количества лет с чиновничьим агентством по науке (тут «агент» лишается одиозного звучания) всё равно придется к этой проблеме возвращаться, потому что лучше не будет. Никогда еще бюрократизация не спасала от бесплодия. Лучше сделать решительный шаг сейчас, сразу.

Я понимаю, что при нынешней власти и при нынешнем устройстве страны надежда на это отсутствует. Что ж, ничто не вечно под луной. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:
Подписаться
Уведомление о
guest

231 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
vlad1950
vlad1950
8 года (лет) назад

итогом всех тн реформ с 1191 г стало то что Ппс и нс в рф работают фактически только за пропитание это факт бытия- без осознания и исправления которого все разговоры о реформах выглядят фальшиво и лживо да и неактуально

Андрей Сараев
Андрей Сараев
8 года (лет) назад

Проект Л.С. Клейна, если абстрагироваться от его сходства с ливановским, для своего осуществления предполагает смену страны, причем не один раз. В Швейцарии — маленькой высокоинтеллектуальной, культурной, с высоким уровнем жизни стране такое было бы возможно. Но и тут есть реальный и широко известный пример — к какому университету прикреплен ЦЕРН? Швейцария и США не только федеративные государства на бумаге, но и в действительности. Россия — государство унитарное, размазанное на чудовищных размеров территории с крошечным (относительно площади) населением, но в абсолютных цифрах не таким уж маленьким. Так вот, при жестком центральном управлении образованием и наукой (в официально унитарной Франции управление такое же, только менталитет другой), никакая декларируемая самостоятельность вузов недостижима, а фактическая — невозможна. Трудно представить, чтобы власть железной рукой сама себе оскопила какие-либо полномочия, но при этом продолжила финансирование в увеличенном многократно объеме. Гипотетическим последствием фантастического предположения будет только хаос. Его причина еще один как-то однобоко учтенный Л.С. Клейном параметр — население и его менталитет. Все, что существует сейчас в Европе и США, складывалось ВЕКАМИ. Традиции американских вузов — прямое продолжение европейских. У нас тоже что-то складывалось, но всегда с огромными отступлениями. Удивительно, что что-то еще живо. И правильно было отмечено, что хорошие вузы и хорошие научные институты сами между собой уже давно договорились, и им просто не нужно мешать. Проект же Ливанова-Голодец и проект Л.С. Клейна предполагает в классических большевистских традициях задавить любые ростки здравого смысла, перетасовать людей как винтики в машине, «лишних» выкинуть (куда, никого не волнует). Главное — подвести все под единый стандарт. И будет хорошо (?). Так имманентно полагают чиновники. Мне понятно, почему понятие «сложность» для чиновника — недоступная абстракция, но для ученого с мировым именем?… Не потому ли «там, где нас нет», хорошо, что их научно-образовательные системы складывались не по единому указу в единый момент, а постепенно, путем более или менее разумных преобразований и… Подробнее »

bzezins
bzezins
8 года (лет) назад

«…Институты и лаборатории со всем имуществом надо передать не чиновникам, а университетам и другим вузам вместе с ассигнованиями, которые на них отводятся. Но не нынешним университетам — слабым, подавленным и зависимым. Университеты и вузы нужно вывести из-под управления государства. В них должны соблюдаться общеевропейские академические свободы…»
Махнем не глядя, как на фронте говорят. Лучше всего, отдать в Польшу.

Олег
8 года (лет) назад

Вопрос о советской Академии Наук, и вообще о судьбе науки в большевистской России, о корнях такого отношения к науке, на мой взгляд , замечательно изложил в своей книге С. Романовский «Притащенная наука» http://www.e-reading-lib.com/book.php?book=130613. Кстати, имеет такое отношение очень глубокие корни. И лежат эти корни в доктрине коммунизма. Тенденция коммунизма (социализма) — уравнять лиц умственного труда с лицами физического труда и более того дать преимущества физическому труду перед умственным как более важному. Официально это формулировалось как «стирание различий между умственным и физическим трудом». Кто не верит — см. Сен-Симона и Фурье, в наиболее развернутой форме это выразил Бабеф. Он спрашивал на каком основании человек умственного труда требует особого к себе отношения? Что у него два желудка вместо одного? Что, у него какое-то особое устройство тела? Бабеф и другие социалисты исходят из того, что согласно социалистической доктрине все ценности в мире создаются физическим трудом, а труд умственный имеет подчиненное, второстепенное значение. Н.Крупская в воспоминаниях указывает что когда в России началась Февральская революция В.И.Ленин потребовал выслать ему труды Бабефа. Именно по ним он строил после октября новое «пролетарское» (для лиц физического труда) государство. Мне возразят что при СССР науке уделялось много внимания. Причины этого хорошо изложили А.и,Б. Стругацкие в романе «Трудно быть богом»: «Они не знали, что будущее за них, что будущее без них невозможно. Они не знали, что в этом мире страшных призраков прошлого они являются единственной реальностью будущего, что они — фермент, витамин в организме общества. Уничтожьте этот витамин, и общество загниет, начнется социальная цинга, ослабеют мышцы, глаза потеряют зоркость, вывалятся зубы. Никакое государство не может развиваться без науки — его уничтожат соседи. Без искусств и общей культуры государство теряет способность к самокритике, принимается поощрять ошибочные тенденции, начинает ежесекундно порождать лицемеров и подонков, развивает в гражданах потребительство и самонадеянность и в конце концов опять-таки становится жертвой более благоразумных соседей. Можно… Подробнее »

xeron1976
xeron1976
8 года (лет) назад

Александр Пухов:
Уточню для вас специально — у нас бюджетный распил на уровне 0.6% ВВП и которых 90% идет наночубайсам и на димоновскую на стройку века в подмосковье……а вот на науку тратится 10%….так что правильно считать 0,06% ВВП…….

xeron1976
xeron1976
8 года (лет) назад

прочитал….подумал…..
Ну ежели по мнению г-на Клейна у нас так все плохо с наукой в РАН еще с советских времен и все надо передать университетам…..то может быть поставить вопрос более глобальный с точки зрения обывателей и простых граждан:…»Насколько нам нужны те или иные отрасли наук??» — вот к примеру, г-н Клейн кажется занимается археологией — с точки зрения простого сантехника — ковыряется в земле и ищет какие-то черепки (ерундой короче)….И зачем спрашивается этим заниматься — давайте отнимем у г-на Клейна деньги, которые ему выплачиваются и передадим на более нужные вещи…..Пусть начнет как говорится с себя — идет на пенсию воспитывать внуков….заодно и бабло сэкономим……

Олег
8 года (лет) назад

xeron1976:
может быть поставить вопрос более глобальный с точки зрения обывателей и простых граждан:…»Насколько нам нужны те или иные отрасли наук??»

Обывателю науки вообще никакие не нужны. Ему нужно то, что дает наука- видеомагнитофоны, мобильные телефоны, ай-пады, он хочет на досуге на диванчике прочесть историю своей страны.. и т.д. а вот откуда это все берется — его совершенно не волнует.

Обыватель, к сожалению, как мне кажется, лишен умения видеть связь между действием и его результатом. Он спокойно сократит расходы на науку — а потом будет удивляться — почему у нас нет того или нет этого… А зачем нужна фундаментальная наука — ему вообще не понять.

А поскольку правят страной у нас обыватели — та самая «кухарка» В.И.Ленина — только научившаяся читать, писать, кое-как с ошибками говорить на русском языке и воровать в космических масштабах.. то таково и состояние науки и расходы на нее. Им она действительно не нужна.

В этом-то и вся проблема, как я ее вижу.

Александр Пухов
Александр Пухов
8 года (лет) назад

Нет, Олег. Не совсем так.
Вопрос должна-ли Россия развивать все отрасли науки как это было в СССР или должна сконцетрироваться на отдельных направлениях отнюдь не празный и не простой. Академии всегда подерживала все направления.

Александр Пухов
Александр Пухов
8 года (лет) назад

Для xeron1976:
Ваши фантазии о распиле немного зашкаливают здравый смысл. Номинальный ВВП России за 2012 год- 2014 миллиардов, 0.6% от ВВП — 12 миллиардов. Бюджет РАН — 2 м-да т.е 0.1% ВВП . Это уже в 2 раза больше Вашей фантастической оценки. Но в РАН работает только 100 тыс человек из 600 тысяч занятых в российской науке.
То есть РАН получает свою долю от 0.6%ВВП пропорциональную числу сотрудников. Распил только в Вашей голове.

ЛСК
ЛСК
8 года (лет) назад

Xeron’у.
Не волнуйтесь, я от государства уже полтора десятилетия ничего не получаю, кроме пенсии. Книги мои печатает в основном не государство. А и те, что печатает государство, оно же и доход с них имеет (не в пример мне). А я сижу дома, воспитываю внука. Так что на мне Вы бабло уже сэкономили.
Да и всю археологию давайте прикроем. Зачем Вашему сантехнику, да и Вам, наверное, культурное наследие? Важно, чтобы Вас боялись.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: