Судьба Академии и судьба страны

Лев Клейн

Мы переживаем сейчас закат российской науки. выходит из числа великих держав еще по одному параметру — по науке. Судьба ее в очень малой мере зависит от самих ученых, да и среди них слишком мало думающих о благе науки и понимающих, что для этого надо. Из тысячи с лишком академиков и членкоров всего семь десятков отказались войти в новую «Академию», лишенную имущества и авторитета. Большинство беспокоится о своих собственных интересах, а они у слишком многих, обладающих статусом ученых, не совпадают с интересами науки.

К сожалению, судьба Академии зависит от ряда функционирующих в стране сил, среди которых Министерство образования и науки и персонально министр Ливанов имеют очень малый вес. Весомые силы — другие. Совершенно ясно (это было видно из беседы с новоизбранным Фортовым), что инициатором ликвидации Академии является президент страны и что он будет всячески стремиться довести этот «блицкриг» до победного конца. Сопротивление было неожиданным — ну что ж, подкупить не удалось (повышение бонусов академикам, повышение званий членкорам), придется пойти на мелкие уступки. Но и он лишь учел расстановку сил и интересов.

Попытаемся рассмотреть эти силы и интересы.

Прежде всего, во власти есть значительная группа людей, мечтающая о восстановлении сталинской империи и о возрождении сталинской науки. При Сталине Академия номинально существовала (как многие другие традиционные декорации — например, церковь), но идеалом сталинской науки была шарашка. Шарашка, в которой плененные и превращенные в рабов гении работали изо всех сил не за совесть, а за страх, выполняя военные и идеологические (военно-патриотические) задачи партийного руководства и самого великого кормчего. Организатором такой науки был Берия, но вдохновителем — Сталин. Такая дешева и достигает грандиозных успехов, но на одном-двух избранных направлениях. Спутники, математика, вне науки — балет, а во всем остальном — уровень Верхней Вольты. По автомашинам до сих пор отстаем от Кореи и Чехии, а компьютеры и мобильные телефоны завозим. О японских и штатовских роботах и речи нет.

Вторая властная и могучая сила — это люди, оседлавшие нефтяную и газовую трубы. Нефть и газ они продают сырьем за рубеж, на нефтедоллары покупают всё — автомашины, яхты, роскошь, послушание значительной части подданных. Этим не нужны промышленность и сельское хозяйство — всё проще купить. Не нужна и наука. Совсем не нужна. Ее продукцию тоже можно купить за рубежом. А при такой стратегии можно избавиться от единственного оставшегося оплота независимости в стране — от Академии наук, со званиями, которые нельзя отнять, с авторитетом, который не пожалован сверху, с неподконтрольными связями с заграницей, с накопленными богатствами (недвижимость!), которые пригодись бы для раздачи верным чиновникам. Вузы уже прижали к ногтю, а Академия вот мозолит глаза. Ковальчука, вишь, забаллотировали…

А что же сами ? Они тоже раздроблены. Часть по застарелой привычке и по близости к вертикали готова поддержать любое повеление начальства. Сколько их, не знаю. Кажется, мало.

Другая часть, весьма значительная, как ни странно, тоже ностальгирует по советской науке. Нет, не по шарашке, конечно. И даже вообще не по сталинской эпохе, а скорее по брежневской. Тогда же так было всё спокойно: работа шла ни шатко, ни валко, можно было не очень шевелиться, а сравнительно высокие зарплаты маститым начислялись. Сравнение с Западом не так уж и тревожило: оно в основном проводилось по идеологической линии, а тут всё было в ажуре. А что нобелевские в основном уходили в и другие капстраны, так об этом не очень и распространялись, да и языки-то знали немногие. А ведь академической науки и падение авторитета Академии было заложено еще тогда. Это тогда в академики валом пошли директора и чиновники, и состав ее разжижился.

Наконец, значительная часть работников Академии принимает свершившееся как данность и думает, какие предложить поправки к почти принятому закону, чтобы всё же катастрофа была не столь полной и сокрушительной. Как ликвиди… простите, реформировать Академию, не лишая ее абсолютно связи с имуществом? Как сохранить выборы директоров, пусть и под контролем чиновников? Как избежать соединения трех академий, отделения кор — от членов и девальвации звания академика? Какие меры предложить для очевидной активизации науки — наблюдательные советы, контрольные комиссии, участие общественности? Им невдомек, что любые поиски компромисса будут приняты лишь в той мере, в какой они не затронут суть закона, поправки будут всемерно отфильтрованы и обрезаны. Имя, декорации, звания сохранить могут. Самостоятельность и свободу — нет.

А независимость и свобода мышления, раскованность и неангажированность — первое условие великих прорывов в науке. Когда у Фарадея спросили, какое употребление сможет найти открытое им электричество, он сказал: «Можно будет делать забавные игрушки». Даже если часть ученых соблазнится полученной свободой и средствами для загула, оставшиеся в мозговом штурме окупят все затраты.

Что ж, цели правящей верхушки выданы, поправки приняты под давлением общественности, а уступки, во-первых, временные, во-вторых, будут взяты назад при малейшей возможности, быстро, одна за другой. Это как с выборами — сначала громкие обещания, а потом фильтры и ограничения, сводящие всё на нет. Все нынешние митинги и протесты, предложения и пожелания ни к чему кроме временных уступок привести не могут.

Справедливости ради надо сказать, что ни у Академии наук, ни у оппозиции своего проекта радикальной нет, а она нужна — это всем очевидно. Против чего бороться ясно, но за что? Где программа? Это размагничивает протесты и ослабляет рациональность митингующих, лишает их настоящей силы убедительности. Защитникам Академии их противники бросают в лицо обвинение, что они хотят только одного — сохранить всё, как было, сохранить свои командные позиции, свой покой на вершине Академии и свои блага, ограничиться декоративными изменениями.

На мой взгляд, Академию наук как могучее, богатое и властное учреждение нужно действительно упразднить. Ведь вся работа сосредоточена в институтах и лабораториях, а сама Академия занималась действительно только выборами академиков, назначениями (прикрывала директоров от чиновничьего произвола, часто глупого) и межведомственной дипломатией. Занималась всё хуже. Вместо нее нужно создать небольшую очень престижную организацию, куда избираются только самые крупные ученые. Академиков должно быть не больше, а значительно меньше — около ста, и они должны собираться исключительно для решения главнейших общенаучных проблем, проведения важнейших экспертиз и воздействия на распределение фондов и премий.

и лаборатории со всем имуществом надо передать не чиновникам, а университетам и другим вузам вместе с ассигнованиями, которые на них отводятся. Но не нынешним университетам — слабым, подавленным и зависимым. Университеты и вузы нужно вывести из-под управления государства. В них должны соблюдаться общеевропейские академические свободы. Ректоры и ученые советы должны быть по-настоящему выборными. Кроме того, нужно провести жесткое ранжирование вузов. Пора вернуть университетам статус университетов, а прочим учебным заведениям иметь статус институтов, академий, училищ и т. д. Не может быть специализированных университетов: отраслевая специализация — антоним университета. То есть реформу академической науки нужно сочетать с реформой образования. Это должна быть одна реформа.

Именно передача институтских кадров Академии наук университетам позволит решить главную задачу, стоящую сейчас перед университетами: радикальную разгрузку преподавательских кадров, которая превысила все разумные пределы и ликвидирует научно-исследовательскую потенцию университетских преподавателей. Давно пора довести преподавательскую нагрузку до европейских и американских норм — несколько лекций в неделю с предоставлением оплачиваемого годичного отпуска каждые 5-7 лет. Такая передача кадров также быстро омолодит научные учреждения, бывшие академическими, а с другой стороны резко усилит наши университеты и выведет их на один уровень с мировыми университетами — центрами науки и образования. Ни , ни объявление некоторых университетов федеральными не выведут, а передача академических институтов университетам — выведет.

Любая реформа уйдет в песок, если не будет поддержана большими деньгами. Зарплаты ученым и пенсии должны минимум превышать вдвое- втрое средние по стране (не вообще по стране, а по крупным городам — Москве и Петербургу), чтобы профессия ученого снова была престижной и наши ученые могли конкурировать с зарубежными в закупке литературы, компьютерного оборудования, разъездах и уровне жизни. Пенсии их должны быть почти равными зарплате, чтобы можно было спокойно освобождать места для молодых. Разумеется, нужно обеспечить конкурентоспособность и по закупкам оборудования. На всё это нужны средства. Поскольку наша частная промышленность, частный бизнес не очень нуждаются в высокой науке, а получение иностранных инвестиций под подозрением, средства эти могут иметь источником только наше . А у гуманитарных наук государство — почти единственный крупный инвестор.

Конечно, нужно переломить это положение — ввести радикальные меры поощрения бизнеса к инвестированию в науку и образование. Нужно, чтобы бизнес поддерживал университеты, а не церкви (церковь у нас и так богатая).
А главное, если государство хочет действительно встать с колен и лидировать в мире, оно должно минимум в пять — десять раз повысить долю ассигнований на науку и образование. это значит, перенаправить денежные потоки. Огромным источником могло бы стать уничтожение коррупции и повального воровства — но для этого нужна другая радикальная реформа. Кроме того, придется отнять деньги у других получателей — резко сократить чиновничий аппарат, ужать полицию и ВВ — куда нам столько блюстителей порядка? Ведь чем больше блюстителей, тем меньше порядка. Уменьшить военные расходы — никто из соседей на нас нападать не собирается. Соединенные Штаты даже маленькую Северную Корею, задирающуюся всё время, не трогают. А ведь могли бы прихлопнуть одним ударом. Равновесие в мире сейчас зависит уже не от нас. А главное — сколько в армию ни угрохай, она будет рыхлой и бессильной, если нет науки и культуры, если ракеты и спутники падают, а военные склады то и дело взрываются. Мощная наука и высокая культура — лучшие гаранты безопасности страны.

Таким образом, мое предложение реформы сводится к нескольким принципиальным преобразованиям:

1. Ликвидация нынешней громоздкой Российской академии наук и создание на ее месте небольшой престижной Академии наук России, занимающейся решением общенаучных проблем и распределением фондов и премий.

2. Передача всех ее институтов и лабораторий вместе с их имуществом и ассигнованиями университетам и другим вузам.

3. Одновременная реорганизация университетов и вузов на основе академических свобод, выборности ректоров и ученых советов и возвращение университетам прежнего статуса очагов кооперации основных фундаментальных наук (их выделения из числа институтов, академий и училищ).

4. Резкое повышение зарплат ученых на основе повышения доли бюджетных расходов на науку за счет ликвидации коррупции и воровства, а также за счет сокращения чиновничьего аппарата, полиции и ВВ и уменьшения военных расходов.

5. Доведение пенсий ученых почти до уровня зарплат; чтобы выход на пенсию не был катастрофой и места для молодых освобождались регулярно.

Как мне представляется, такая реформа неизбежна, и после мыканья еще какого-то количества лет с чиновничьим агентством по науке (тут «агент» лишается одиозного звучания) всё равно придется к этой проблеме возвращаться, потому что лучше не будет. Никогда еще бюрократизация не спасала от бесплодия. Лучше сделать решительный шаг сейчас, сразу.

Я понимаю, что при нынешней власти и при нынешнем устройстве страны надежда на это отсутствует. Что ж, ничто не вечно под луной. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
231 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Виктор Вяткин
8 года (лет) назад

Олегу, напоследок :)

В спецхран попадало все, что по мнению цензуры могло дискредитировать существующий строй. И при этом было не важно, каким инструментарием пользовался автор. С таким же успехом можно начать говорить о якобы закрытости в советские времена вопроса использования в социальных науках таблицы умножения, основываясь на том, что кто-то с ее помощью что-то там умножил-подитожил и прозрачно намекнул, что социализм хуже капитализма.

Все, что Вы написали, — не более, чем митинговая риторика, в которой понятие «энтропия» играет роль красного словца. Дело в том, что понижение энтропии социальных систем в одних случаях благо, а в других случаях зло. Например, если взять управленческий аспект, то для системы практически одинаково плохо быть, как в состоянии с нулевой энтропией, так и в состоянии с ее максимально возможным значением. В первом случае имеем диктатуру, а во втором закон джунглей. И где критерии золотой середины – вопрос вопросов, над решением которого идет определенная работа… Так что не все так просто с использованием понятия энтропии, как это может показаться сквозь призму намеков на ее «многоликую» интерпретацию.

А насчет грядущей реформы РАН в данном контексте могу только сказать, что верховная власть просто хочет законодательно обеспечить себе еще одно понижение управленческой энтропии, сообразуясь с принципом «меньше фишек – проще играть». Идет строительство той вертикали власти, которая в своих рядах не терпит энтропии. На общий социальный КПД при этом большого внимания не обращается. К чему это может привести в пределе, в прошлом веке наглядно показал Сталин, уничтожив энтропию управления.

Поэтому, жонглируя перед массами научным термином «энтропия», нужно думать о возможных негативных последствиях и помнить, что дороги в ад мостятся благими намерениями, которыми в данном случае являются призывы к уничтожению энтропии.

Олег
8 года (лет) назад

Во первых, мое мнение, что нужно поменять социальную, экономическую и политическую систему в стране. Как уже отметил Лев Самуилович при нынешней системе — я это вижу и на других примерах- реформы, предлагаемые с самыми лучшими побуждениями, превращаются в свою противоположность. Почему? Потому что власть сама смотрит что из предлагаемого выкинуть,что туда ввести и обсуждать это с кем-то она не намерена. А если такое обсуждение и будет проведено , оно будет просто призвано сыграть роль ширмы,чтобы сказать — «вот видите, мы же это с вами обсуждали!»

«Дело экспертов», вынесших фактически оправдательный вердикт Ходорковскому и Лебедеву и в результате, самих попавших под следствие, после чего вынужден был бежать и стать политэмигрантом Гуриев — яркий тому пример. Кто поручится что эта же судьба не ждет экспертов, выступающих за реальные и грамотные реформы РАН, а не за распил ее имущества?

После изменения системы власти возможны реальные реформы, что в области образования, что в области научной работы. Да фактически придется после нынешнего развала всего и вся, что по-моему признают уже все, восстанавливать страну с нуля, и готовиться к этому нужно уже сейчас.

Чтобы не начать снова восстанавливать «советскую» науку в противоположность «науке буржуазной», чем, как показывает нынешняя дискуссия и по сей день болеет наше общество. Чтобы не изобретать с нуля то, что давно открыто и освоено в других странах.

Необходимо не бояться заимствовать с Запада то лучшее что там есть, исходя из того, что российский народ такой же народ, как народ любой европейской страны, только доля испытаний выпавших ему чересчур тяжкой оказалась, а наука- она везде одна, одна на всех.

Олег
8 года (лет) назад

Под занавес
Кто хозяин президентского слова?
РЕФОРМА РАН
№ 37(2013)
14.09.2013
http://www.poisknews.ru/theme/ran/7423/

Олег
8 года (лет) назад

И заключительный аккорд: Григорий Колюцкий н.с. ИППИ РАН, член ФКС партии 5 декабря Как выжить академической науке в России? 17 октября 2013, 18:13 В среду, 16 октября, состоялось первое в своей истории собрание Комиссии по общественному контролю за ходом и результатами реформами в науке. Напомню, что учреждена эта комиссия была неделю назад на Собрании научных сообществ. Начало было печальным: сам ход общественного обсуждения проекта положения о ФАНО настолько противоречит идее диалога, что ставит под сомнение концепцию работы Комиссии. «Мы переходим к окопной войне» — удачно сформулировал настроение собравшихся академик А.П.Кулешов. Один из вдохновителей создания Комиссии Александр Сафонов регулярно напоминал про «профессиональную экспертизу», которую уже начала готовить Комиссия. Проблема в том, что в современной России эта экспертиза никому не нужна. А правительственным чиновникам она особенно не нужна: они вообще никого из учёных слушать в принципе не хотят (разумеется, кроме нескольких лично лояльных начальству и потому допущенных к прокремлёвским СМИ). На самом деле, совершенно не понятно, что можно сделать в этой ситуации. Очевидно лишь, чего делать уже точно не стоитт: когда один из представителей профсоюза РАН предложил написать открытое письмо Путину, с ним даже спорить не стали, а лишь вздохнули и махнули рукой. Естественно, можно взять и написать альтернативный правительственному проект положения о ФАНО. Наверняка получится неплохо – в рабочих группах Комиссии экспертов хватает. Только, вот, потом из проекта тупо вычеркнут половину осмысленного текста, как уже поступили с предложенным Президиумом РАН проектом пресловутого ФАНО. В той ситуации репутация академиков оказалась лишь ширмой для «эффективных менеджеров», которые в этой комбинации и не собирались слушать ничьи советы с самого начала. Комиссия этот урок усвоила, и оказаться в такой же специфической роли не хочет. С другой стороны, опыт Бирюлёво достаточно сложно перенести на академические реалии. Ведь, все известные истории успеха граждан в борьбе с властью: Манежная, Лермонтов, Молжаниново, Бирюлёво и другие – непривычны научному… Подробнее »

Denny
Denny
8 года (лет) назад

Олег:18.10.2013 в 1:27 Не буду комментировать все. Просто спрошу, где были все эти активисты, эксперты и сторонники правильной реформы предыдущие 10-15 лет? Почему сия активность пробудилась только в рамках межведомственной войны? Да и сейчас направлена ТОЛЬКО на противодействие МОН.

«Так что ничего иного у российских учёных не остаётся, как обратиться к обществу с вопросом: как выжить академической науке в России?»

Большую убогость даже представить трудно.

Л.Л. Гошка
Л.Л. Гошка
8 года (лет) назад

Олег, не спешите ставить заключительный аккорд, он будет поставлен чуть позже и не Homo sapiens. Биогеохимическую теорию Вернадского, теорию этногенеза Гумилева и концепцию безопасности Легасова, которую он назвал «дамоклов меч» объединил известный специалист по системному исследованию сложных объектов, таких как океан и биосфера Т.А.Айзатулин долгие годы занимался этнологией, культурологией и антропологией России. В связи с этим он был приглашен в создававшийся при АН СССР Аналитический центр по проблемам социально-экономического и научно-технического развития для постановки системного исследования нашего общества и глобальных проблем в условиях неравновесности, сложных переходных процессов и синергетических взаимодействий. В первой же служебной записке он определил как наиболее вероятное событие — ликвидацию СССР http://aizatulin.chat.ru/ Благодаря этому он получил довольно интересные результаты и на основании которых он дает оценку власти: «Если бы не закон Пушкина-Маркса — закон переворотов (перестроек, реформаций, революций). Марксова, общая теорема: «Теперь мы знаем, какую роль в революциях играет глупость, умело эксплуатируемая негодяями». Пушкинская, специальная теорема: «Не приведи бог видеть русский бунт бессмысленный и беспощадный. Те, которые замышляют у нас невозможные перевороты, или молоды и не знают нашего народа, или уж люди жестокосердные, коим чужая головушка полушка, да и своя шейка копейка». Когда в воздухе начинает пахнуть русским бунтом и у «негодяев» начинает ныть шейка, они начинают маскироваться под «глупость» (далее оба термина используем как научные, безэтичные). Например, Джеффри Сакс: «Мы положили больного (то есть Россию) на операционный стол, вскрыли ему грудную клетку, но у него оказалась другая анатомия»». http://www.redov.ru/istorija/teorija_rossii_geopodosnova_i_modelirovanie/p1.php От себя добавлю, что это прелюдия к бирюлевским событиям. Жителей на улицу вывело отсутствие или низкий уровень их личной или индивидуальной безопасности и угрозу этой безопасности исходила для себя и своих семей от мигрантов. Это закономерно и об этом говорил Т.А.Айзатулин: « Россия лежит в так называемой зоне «неблагоприятной для жизни», частично — в зоне «невозможного земледелия», а частично — «рискованного земледелия». Она сплющена между зоной… Подробнее »

валерий
валерий
8 года (лет) назад

Заметьте, что в наиболее продвинутых в научном отношении странах нет академий как научных фабрик.

начинающий алкоголик
начинающий алкоголик
8 года (лет) назад

о как тут все расписано..очень похоже на Васюки)) пароходы с иностранцами будут приплывать к нам на турнир, зарплаты гроссмейстеров достигнут невиданных масштабов, а чиновники будут лизать нам подметки..Ага, щас, размечтались..
особенно смешны призывы к обществу))
А вы в комсомольской правде свою статью напишите, и посмотрим, там кто-нибудь хотя бы до конца прочесть -то ее сможет?
Нет…не сможет. А значит, голосовать за науку давно некому.
И было это действительно сделано еще при Советах, когда
гибель образования была предрешена..И вот теперь эта «самая читающая» страна превратилась просто в скопище зомби, искренне считающих, что их речь самостоятельна, а не услышана вчера из телевизика..
Я телевизик вообще не смотрю. Некогда. Но вот недавно сделал открытие. Посмотрел полдня, все как-то на подкорку осело..И на следующий день…господи!
В 90 % разговоров вокруг стал узнавать те же самые обороты, те же интонации! Не говоря уже о банальных тупых бессмысленных «мыслях»…которые оказывается вся страна за телевизиком повторяет.
И здесь, в ТрВ я часто вижу писания этих зомби..к сожалению..

Федор
Федор
7 года (лет) назад

Почему закат отечественной науки, если есть Сколково?

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: