«Сейчас идет борьба не запятых, а двух концепций»

В Троицке президент РАН Владимир Фортов дал короткое интервью нашей газете. Беседовала Наталия Демина.

Мне ваша газета нравится», — сказал президент РАН Владимир Фортов в преддверии интервью корреспонденту ТрВ-Наука. В ожидании официальной части встречи, организованной по поводу подписания соглашения о сотрудничестве Академии наук и правительства Москвы, Владимир Евгеньевич поделился своими мыслями о реформе Академии, перспективе взаимодействия с властями Москвы и пользе от заключения соглашения.

Подписание соглашения состоялось 6 августа на территории филиала ФИАН в Троицке. По словам участников встречи (Москву представлял врио мэра Сергей Собянин), Троицк был выбран не случайно: гости смогли своими глазами увидеть результаты наукоемкого производства и оценить потенциал Троицкого Технопарка ФИАН.

— Что вы ожидаете в сентябре: позитивный или негативный сценарий развития событий?

— Я, как говорится, оптимист по вере и пессимист по знанию. Думаю, что мы должны победить.

— На чем основана эта надежда?

— Уж очень экстремальный и непродуманный вариант предложили наши оппоненты. И представить себе, что это будет реализовано, очень трудно. Мы рассчитываем на лучшее.

— Какую вы видите реальную пользу от сегодняшнего подписания договора между правительством Москвы и Академией наук?

— Это всегда полезно по многим причинам. В том договоре, который мы подписываем с Москвой, есть, по-моему, интересные пункты, которые реально помогут нам вести исследования. Например, очень много и давно пишут про то, что нужно сделать так, чтобы научное оборудование и реактивы быстро проходили таможню. Здесь такой механизм есть. То, что, скажем, Академия наук будет этим пользоваться — это первая польза.

Польза еще и в том, что технопарки, которые очень хорошо развиваются в Троицке, будут пользоваться поддержкой Собянина и его команды. Похоже, что новое руководство Москвы разворачивается лицом к науке, и поэтому это очень важно. И важно то, с чего мы начали разговор. Всё-таки Собянин — это человек высокого уровня, и он входит в близкий круг. И то, что Собянин и его команда интересуются нашими делами — кроме пользы я в этом ничего не вижу.

— Как вы думаете, он в курсе объявленной реформы Академии наук и что Академия наук отнеслась к ней не очень позитивно?

— Я думаю, что он всё знает. Сегодня такого нет, что власть чего-то не знает или ей не докладывают, такое представление неправильно. И то, что вокруг Академии сложилась такая острая ситуация, волнует очень многих. Я надеюсь, что мы с помощью всех наших ученых выйдем на правильное решение.

— Какой у вас прогноз: состоится ли возврат ко второму чтению или даже к первому?

— Второе чтение не есть самоцель, наша главная цель — сделать закон таким, чтобы он способствовал развитию науки, а не ее уничтожению. Это довольно серьезное дело, потому что сталкиваются две концепции. Одна концепция состоит в том, что надо ученых как-то разместить под чиновниками, тогда чиновники каким-то образом поднимут качество и эффективность нашего труда. Это глубокое заблуждение, которое основано на невежестве тех, кто такое проповедует.

А другая схема, наша, которую предлагает Академия наук, предусматривает самоорганизацию, свободу, возможность критики и обсуждения всех решений перед тем, как они приняты, и только это позволяет построить нормальную и хорошую науку. Во всем мире так принято заниматься наукой, и все нормальные люди это понимают. Собственно, сейчас идет не борьба каких-то запятых или пунктов, а за то, что надо принимать либо одну концепцию, либо другую.

Мы разработали и отнесли в Думу, а сейчас занимаемся лоббированием наших предложений, которые ровно к этому и сводятся. А что касается другой стороны, то она проводит свою линию…

— А это реально, ведь третье чтение не позволяет вносить существенных правок?

— Понимаете, это же дело очень темное. Это как на это посмотреть. Нам важен результат. Если мы добьемся результата в третьем чтении, то это будет нормально.

— Вы можете сейчас назвать имена тех, кто все-таки был автором этого законопроекта? Вам стало это яснее?

— Вы знаете, нет. У меня есть свое мнение, но, как сказано в одном анекдоте, «я с ним не согласен» (смеется). Я могу догадываться. Это, между прочим, тоже интересный элемент происходящего, такая революционная «вещь» не имеет своего автора. Это значит, что автор трусит и не способен изложить свои аргументы нормальным языком и всем людям. Я считаю, что это полное безобразие.

Я про это говорил и Владимиру Владимировичу, когда мы с ним встречались, что без обсуждений, без сопоставления разных точек зрения ничего доброго не получится. И он действительно встал на нашу сторону после разговора с Примаковым, Осиповым, Садовничим и Рошалем. Рошаль тоже просил его о том, чтобы этот закон не был принят сразу в трех чтениях, о чем сначала шла речь. Поэтому я думаю, что таким образом мы добьемся нужного результата.

— Вы готовы к тому, что Академия наук станет более «императорской», где принцип единоначалия будет самым важным?

— Я не понял вашего вопроса.

— Мне показалось, что сейчас все поправки принимаются только с согласия Путина, и без его одобрения вы ничего не можете в законе поменять.

— Нет-нет, я так не думаю. Есть некое направление деятельности. Нас сильно поддержал не только Путин, но и Сергей Евгеньевич Нарышкин, и нас поддерживает Комитет по науке. В общем, чем дальше, тем больше мы ощущаем поддержку разных людей. Повторяю, нам очень важна позиция реальных ученых, потому что этот закон полностью игнорирует тех людей, на которых он бы и должен быть по-хорошему рассчитан.

Это те, кто работают в лабораториях и те, кто занимаются наукой на самом деле, а не только ею руководят.

— Вы, наверное, знаете историю про Болгарскую академию наук, что она спаслась от губительной ликвидации с помощью внешнего научного аудита. Как вы к этому относитесь применительно к РАН?

— Вы знаете, здесь вот какая особенность жанра. Можно проводить любой аудит. Я и мои коллеги не боимся никаких проверок, потому что у нас есть объективное, я в этом убежден, представление, где мы сильны, а где мы слабы, где мы должны дорабатывать. И если будет еще одна проверка и власть ей поверит, то мы этому открыты.

— А сами инициировать ее не хотите? Собрать международную панель экспертов?

— Сейчас разговор идет в другой плоскости и другой терминологии. Нам говорят: есть закон и вы его должны выполнять, а мы говорим, что этот закон не будет работать, он пойдет во вред, давайте мы изменим то-то. Сейчас идет дискуссия на этом поле, а не о том, как улучшить работу Академии. Видите, какая вещь, прошли выборы президента РАН, и все три кандидата, а на самом деле их было десять, они так или иначе говорили о реформах и об улучшении, и у каждого была своя программа, у меня в том числе.

И мы рассчитывали на то, чтобы сразу после выборов сделать какую-то синтетическую программу, объединить лучшие идеи, и она фактически была подготовлена, и мы начали ее реализовывать. А тут как снег на голову этот законопроект. Поэтому сейчас разговор идет не о том, чтобы сделать внешний аудит или какой-то еще. Повторяю, мы готовы к любому аудиту, нам нечего скрывать.

В том числе и финансовому аудиту. Первое, что я сделал на посту президента РАН, я написал письмо Степашину, главе Счетной палаты. И попросил представить все результаты аудита и сформулировать претензии Счетной палаты к Академии наук, которая много проверяла наши учреждения.

— Итоги аудита пока не представлены?

— Представлены.

— Вас результат удивил, огорчил?

— Вы знаете, фактически я не нашел там чего-то фатального. Я нашел обычные замечания, которые ни в коей мере не являются преступлениями, а являются следствием того, что законы написаны очень мутно и плохо читаются. Я, например, когда читаю законы, то читаю их по несколько раз, потому что смысл не очень ясен.

— Ливанов говорит, что этот рамочный закон — это только начало, а дальше начнется настоящая реформа. С вами сейчас обсуждают содержание этой реформы?

— Он со мной?

— Может не он, а кто-то еще?

— Нет-нет, мы сейчас фокусируемся вокруг закона. А то, что дальше будет происходить, будет проистекать из этого закона.

— Спасибо за интервью.

Фото Н. Деминой
Фото Н. Деминой

После встречи с Сергеем Собяниным на вопросы журналистов ИТАР-ТАСС, РИА Новости, «Поиска» и других изданий ответил Владимир Фортов.

— Состоится ли общее собрание в начале сентября?

— Общее собрание пройдет 5 сентября. Это было решено еще две недели назад на «пятиминутке», оперативном совещании вице-президентов и руководителей. В решении записано — провести Общее собрание в нужное время. Но это еще предварительно, но процентов на 95.

— Как вы относитесь к предложению Министерства ввести новую систему оценки эффективности научных учреждений?

— Я разговаривал с министром на этот счет. Я считаю, что это преждевременно. Сначала нужно дождаться выхода закона, а затем заниматься этим решением. Он со мной согласился.

— Каковы итоги встречи с Собяниным?

— Я удовлетворен. Это человек энергичный, умный, с перспективой, и то, что он увидел здесь, он оценил преимущества сразу. Он деловой человек современного типа, я думаю, что Троицку и всей Академии наук полезно иметь в союзниках такого человека. На встрече обсуждались конкретные вещи, которые помогут в научной деятельности.

Публикуется совместно с «Полит.ру»

 

 

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest

28 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Российский Учёный
Российский Учёный
9 года (лет) назад

У Фортова 1300 публикаций? Интересно, сколько из них он вообще читал… Научные школы, my ass

саша андреев
саша андреев
9 года (лет) назад

fisher:
20.08.2013 в 21:10

Саша Андреев: Доверия Фортову и прочим уже нет никакого.
У Ливанова и Саши Андреева, пожалуй, нет. Кто такой Саша Андреев, не знаю, но видно, что много на себя берет.

========================================================
г-н Фортов,

Да уж куда нам до вас с 1300 собственноручно написанными статьями. Принципиалоьность и кристальная честность чувстуется за версту.

fisher
fisher
9 года (лет) назад

Российский ученый: Научные школы, my ass
OK! Your ass is your’scientific school in this site!!
Вы притворяетесь (1) или ведете себя как школьник (2), не понимающей роль большой науки в современном обществе. В случае (1) Вас надо снять с сайта за недобросовестность, а в случае (2)- Вы обнаружили некомпетентность. Учитывая, что Ваша научная школа есть Your ass, ясно, что Вы никогда не работали в области точных наук и сложных экспериментов, требующих большого количества самых разнообразных идей, сотрудников и соавторов. В отличие от Вашей научной школы — Your ass, настоящие научные школы в области экспериментальной физики требуют для развития коллектива совместно работающих и обменивающихся идеями сотрудников и экспериментаторов сравнительно долгого времени и больших усилий. автору идеи(й)необязательно лично оформлять манускрипт, но важно внести выношенную идею(и) и четко определить фундаментальность и дальнейшее направление исследований и, что очень важно, характеристики необходимой аппаратуры. У большого коллектива ученых, возглавляемых компетентным руководителем, много статей и результатов.

fisher
fisher
9 года (лет) назад

К статье Манагадзе в этом номере ТВ «Защитим свободу выбора нового поколения» нет ни одного отклика. В то же время манускрипт Клейна — апологета ливановской реформы — вдохновителя погрома РАН — засижен мухами — откликами единомышленников. Следовательно, Троицкий вариант и его аудитория, по сути дела, поддерживает Ливанова. Этой аудитории нет никакого дела до нового поколения, лишь бы пропихнуть вредоносную реформу. Получается, что ТВ -орган МОН. Кстати, на пятилетии ТВ 4 апреля сего года в присутствии ухмыляющегося министра член Общественного Совета при МОН Гельфанд разыгрывал роль Петрушки. Похожая ситуация была, когда Хрущев плясал гопак перед Сталиным. История повторяется, правда, те же роли разыгрывают другие лица. ТВ в этом участвует и дает этим лицам возможность прятать истинную суть реформы за ширмой маниловских псевдопроектов.

сергей
9 года (лет) назад

Что такое университеты и институты в России? Это высшая школа, где получают высшее образование студенты, обучаемые преподавателями и не более того . Это кузница кадров, где обучается молодёжь, которая после получения дипломов по назначению или в порядке найма определится на работу в отраслевые хозяйственные структуры. Поэтому надо прекратить истерику и пустословие в адрес настоящих учёных и на РАН. Многое в этом деле зависит от главы государства, но кроме Президента России существуют также народные депутаты и не все они бизнесмены, поглядывающие на собственность РАН. Вот к ним и надо общественности и учёным обращаться за помощью. Если эти депутаты профукают момент, придётся нашим безоружным ученым выходить из своих НИИ с поднятыми руками и сдаваться на милость безголовым победителям, и после сортировки и проверки мозгов на лояльность, пусть они, как герой Грибоедова В «Горе от ума» катятся за границу, там давно уже шлагбаум подняли.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...