Сохранить независимую экспертизу

Р. Ганелин (stfr.ru)
Р. Ганелин (stfr.ru)

Делая экскурс в историю советской науки, докт. истор. наук, профессор, член-корреспондент РАН, главный научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН Рафаил Ганелин проецирует свои выводы и на современную ситуацию. Рафаил Шаломович работает в СПбИИ РАН с 1955 года, он — автор книги «Советские историки: о чем они говорили между собой».

Начиная с отчетного за 2011 год заседания Ученого совета Санкт-Петербургского института истории РАН, я выступаю против огосударствления РАН. Я вижу в этом не только вред ее интересам, но и невосполнимый ущерб для практики государственного управления РФ. В письме президенту РАН и опубликованных выступлениях по этому поводу я пытался обосновать политическую необходимость в научно-исследовательской и консультационной работе нескольких институтов АН, созданных начиная с 1960-х годов для изучения процессов глобализации и других закономерностей новейшего и современного развития мира.

Эти институты с новыми поколениями сотрудников стали независимой от структур правительственного аппарата оппонирующей им с академических позиций силой. Упомяну лишь о записке одного из этих институтов во главе с академиком О.Т. Богомоловым против ввода войск в Афганистан.

23 августа 1939. Deutsches Bundesarchiv (German Federal Archive), BILD 183-H27337 (www.liveinternet.ru)
23 августа 1939. Deutsches Bundesarchiv (German Federal Archive), BILD 183-H27337 (www.liveinternet.ru)

Здесь я хочу обратить внимание на то, что и на трагическом пути к 22 июня 1941 года подавление «верхами» независимого академического мнения сыграло свою роль в случившемся. Так, предшественником нынешнего Института мировой экономики и международных отношений, как и институтов США и Канады, Латинской Америки, Дальнего Востока, Европы и др., был Институт мирового хозяйства и мировой политики во главе с академиком Е.С. Варгой. Евгений Самуилович был эмигрировавшим в СССР венгерским революционером, сочетавшим верность классическому марксизму с профессиональным анализом социально-экономической и политической действительности.

28 марта 1938 года он обратился к благосклонному к нему Сталину, Г.Н. Димитрову и Н.И. Ежову с письмом под названием «Проблемы нелегальных партий и массовые репрессии». Его «прежде всего» беспокоило, что ксенофобия и расправы над иностранцами в СССР «без разбора» как со шпионами помешают компартиям фашистских стран и Коминтерну поддерживать СССР в предстоявшей, в чем он не сомневался, войне. О возможности советско-германского пакта он не упоминал, хотя и писал о победе в СССР «одностороннего ограниченного национализма» над «правильным сочетанием советского патриотизма и интернационализма».

Советско-германское сближение вызвало неодобрительное отношение к академику Варге и его институту. Летом 1940 года руководитель ТАСС Я.С. Хавинсон подал в ЦК ВКП(б) и Наркомат иностранных дел документ о том, что наступило время для изучения Realpolitik. Подтекст этого обращения был ясен: «вальс» с Гитлером представлялся недопустимым и с точки зрения марксистской теории международных отношений, оплотом которой был институт Варги. Хавинсон предлагал открыть вместо него новый, подчиненный Наркомату иностранных дел, для изучения международной политики.

С обращения к этому документу Агитпроп ЦК ВКП(б) и начал свои действия против института Варги в феврале 1941 года . К нему были добавлены доносы из самого института об отборе кадров, а также родившееся в Агитпропе обвинение в признании элементов экономического планирования в гитлеровской Германии. 11 мая 1941 года двое заместителей начальника Агитпропа составили более чем критическое заключение о работе института, особенное их неодобрение вызвал национальный состав его сотрудников. После обсуждения заключения на секретариате ЦК 16 июня А.А. Жданов и А.С. Щербаков предложили Агитпропу в десятидневный срок разработать план реформирования института.

Между тем заниматься следовало совершенно другим. Ведь еще 14 мая 1941 года на Московский центральный аэродром было доставлено письмо Гитлера Сталину с заверениями в его верности советско-германским договорам. А 14 июня было опубликовано сыгравшее губительную для СССР роль опровержение ТАСС, протографом для которого Сталину послужило письмо Гитлера. В том, что текст опровержения он продиктовал именно Хавинсону, тот должен был через неделю увидеть возмездие за свою политическую резвость предыдущего года.

И во время войны Варга позволял себе выступать не по агитпроповским прописям. Сталин видел в этом политический смысл и покровительствовал ему.

В 1946-1947 годах Варга и его институт оказались под огнем партийной критики из-за признания и теоретического обоснования роли государства в военной экономике США. Роковой для института стала поддержка некоторыми его сотрудниками решения об участии СССР в плане Маршалла, принятого было, но затем отмененного в Кремле. Это было одним из событий начинавшейся «холодной войны». Впрочем, ликвидация института не носила характера его разгрома, он был влит в Институт экономики, в котором Варга получил видное место.

Через десять с лишним лет пришлось возрождать в Академии наук в расширенном масштабе исследования по изучению современного мира. Прикладное значение для государственной политической практики результатов этой работы не уменьшилось, а возросло. Полагаю, что и в деле обеспечения научно-технического прогресса, в том числе в отраслях, связанных с обороной, руководство страны должно видеть свой национальный долг в опоре на РАН, не надеясь изобрести вечный двигатель, рассчитанный на энергию конторско-бухгалтерского реформаторства. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Подписаться
Уведомление о
guest
2 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Crohobor
Crohobor
6 года (лет) назад

Основатель RAND Corporation говорил, (по смыслу) «Мне платят за то, что говорю правительству слова, которые оно не хочет слышать». Но платит!

Кутателадзе
6 года (лет) назад

Получил письмо из Петербурга слдующего содержания: В свежем выпуске СПб издания «Новой газеты» помещена беседа с член-корр РАН Рафаилом Ганелиным, главным научным сотрудником СПб Ин-та истории РАН. Там есть такой кусок: — Российской науке не привыкать к конфликтам с властью. Хотя, как мне кажется, большевики, постоянно третируя гуманитарные науки, не сильно трогали технарей… — Нет, лезли, всюду лезли — и в квантовую теорию физики, и в генетику. Бывший ректор ЛГУ Александр Александров даже сделал карьеру на «проработке» своих коллег. Но среди тогдашних академиков были стойкие борцы за права коллег по науке, они влияли и на общественное сознание. Все намеки Ганелина являются давно разоблаченной ложью. Достаточно привести заявление Ленинградского математического общества, единогласно принятое на заседании 28 марта 1989 года: «В связи с опубликованием в журнале „Энергия“ (1989, № 1) письма академика Сибирского отделения АН СССР В. Е. Накорякова Ленинградское математическое общество (ЛМО) заявляет, что письмо В. Е. Накорякова содержит клевету (доказательно опровергаемую) и попытку опорочить члена ЛМО, выдающегося математика, академика А. Д. Александрова. Ленинградские учeные помнят многочисленные добрые дела А. Д. Александрова: его усилия помогли сохранить в трудные годы науку и отдельных учeных, что требовало от него большого личного мужества». Попразительно, что ложь распространяется сз стен СПГУ, где роль ректора А.Д.… Подробнее »

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: