Время критиков

С 24 по 28 июня в Хельсинки прошла 8-я Всемирная конференция научных журналистов (WCSJ2013). Карина Назаретян постаралась внимательно прислушаться на ней ко всем мировым тенденциям в профессии.

Журналистские расследования

Рис. М. Смагина
Рис. М. Смагина

WCSJ2013 началась для меня с трехчасового семинара по расследовательской журналистике (это был один из так называемых pre-conference workshops — семинаров, проводимых накануне конференции). Основным ведущим семинара был лауреат множества наград как за журналистские расследования, так и за теоретические работы по журналистике Марк Ли Хантер. Вместе с коллегами он написал несколько учебников, главный из которых называется «Story-Based Inquiry» (здесь книга доступна на русском языке: http://tinyurl.com/storybased) и основал компанию Story-Based Inquiry Associates, которая занимается обучением методам расследовательской журналистики.

Хотя Хантера трудно назвать научным журналистом, он, в том числе, проводил расследования и на околонаучные темы — например, про медицину (это в принципе одна из самых плодотворных тем для журналистских расследований из всего, что связано с наукой). Как можно понять из выступления Хантера, методы расследования от темы в принципе не зависят. И именно на этом семинаре впервые прозвучала мысль, которая, как мне показалось, стала одним из лейтмотивов конференции: журналисты ни в коем случае не должны становиться пиарщиками ученых. Популяризировать научные достижения — это прекрасно, но ученые — «тоже люди», которые могут ошибаться или даже обманывать, и журналисты должны относиться к ним критически (то есть выполнять свою функцию «четвертой власти» при любых обстоятельствах).

Авторский метод Хантера, который он называет «расследованием, основанным на истории» («story-based inquiry»), заключается в следующем. Вместо того чтобы собирать разрозненные факты, а потом выстраивать их в историю, как это обычно делают журналисты, Хантер предлагает заранее иметь историю в качестве рабочей гипотезы и менять ее только в том случае, если собираемые факты ее опровергают. Смысл этого таков: людям легче подтвердить/опровергнуть информацию, чем рассказать ее, поэтому нужно сначала самостоятельно добыть максимум данных и только потом — с данными на руках — звонить источникам и задавать им конкретные вопросы. Девиз — не спрашивать ничего такого, что можно найти самостоятельно. Так журналист обеспечивает максимальную независимость от комментатора.

Ценности

Организаторы конференции этого года придумали посвятить каждый из трех дней мероприятия особой теме. Темой первого дня были «Наши общие ценности». Для самых стойких в восемь утра блестяще выступил знаменитый шведский специалист по статистике Ханс Рослинг, рассказав о малоизвестных цифрах, касающихся мирового населения, финансов и энергетики. Но последующее за ним пленарное заседание, посвященное этическим ориентирам в научной журналистике, оказалось уже довольно расплывчатым: ни к каким единым выводам панель не пришла.

После пленарного заседания я поспешила на одну из параллельных секций, посвященную роли СМИ в модернизации России. Мне показалось забавным, что мероприятие о России организуют финны и большинство спикеров на нем — финны. И хотя финские специалисты по России оказались знающими и увлеченными исследователями, самое интересное выступление всё равно подготовила единственная участница из России — журналист Ангелина Давыдова. Она живо и точно описала ситуацию со СМИ в российском обществе, которое разделено на условный «золотой миллион» — людей, которые черпают новости из «Фейсбука» и передовых онлайн-СМИ, и «аудиторию «Первого канала»». Пропасть между ними очень широкая, и, пока она таковой остается, говорить о роли СМИ в российской модернизации сложно.

Работа

Темой второго дня стала «Наша вдохновляющая работа». В моей личной программе было два обязательных пункта: две секции моего хорошего приятеля-голландца Франка Нуийенса, с которым мы вместе организовывали мероприятие про то, как писать о науке для молодежной аудитории, на предыдущей WCSJ (она прошла два года назад в столице Катара Дохе). Франк не подкачал — оба его события оказались отличными!

Первая короткая секция — всего на 40 минут — была посвящена обучению студентов научной журналистике. Профессор Школы коммуникаций Американского университета в Вашингтоне Деклан Фэи (Declan Fahy) рассказал о новых ролях научного журналиста, которые он сформулировал в результате многочисленных опросов и исследований. Они такие: координатор (convener), куратор (curator) и критик (critic). Под первым подразумевается, что журналист должен соединять ученых и публику, организовывать публичные дискуссии с участием ученых на научные и околонаучные темы (не важно, в СМИ или «вживую»). Второе означает, что журналист должен собирать и анализировать все новости, мнения и комментарии, имеющие отношение к науке, и предоставлять их публике в структурированном и осмысленном виде. И, наконец, третье снова подводит к тому, что журналист должен быть критичным по отношению к предмету своего описания и анализа: как сказал Фэи, журналист может критиковать и интерпретировать науку примерно так же, как художественный критик интерпретирует искусство. Именно к этим трем ролям, по мнению Фэи, и надо в первую очередь готовить будущих научных журналистов.

Другой спикер секции — Хольгер Вормер (Holger Wormer) из Технического университета Дортмунда-говорил о сложившейся сегодня ситуации, в которой сотрудники PR-служб университетов говорят журналистам: «А ведь мы занимаемся тем же, чем и вы». Как несложно догадаться, и здесь в качестве решения было предложено повышать критичность и аналитичность журналистов.

Вторая секция, организованная Франком, была посвящена блогам, авторы которых отслеживают журналистские материалы о науке и поправляют их, если находят в них ошибки. Оказывается, таких проектов довольно много: например, совместный проект Массачусетского технологического института и фонда Knight Foundation — Tracker http://ksj.mit.edu/tracker, американский блог о статьях про медицину www.healthnewsreview.org, немецкий проект Технического университета Дортмунда www.medien-doktor.de/english — все они борются за более точную научную журналистику и ставят себе целью доносить до публики правдивую информацию в противовес околонаучным мифам и ошибкам, которые люди могут черпать из недобросовестных СМИ. Преподаватель Лейденского университета Петер Бургер (Peter Burger) рассказал про возглавляемый им учебный проект www.journalistiekennieuwemedia.nl/NC, в котором студенты занимаются факт-чекингом публикуемых в Голландии статей на научные темы. Главная задача таких проектов — повышать качество научно-популярных статей: блогеры публично критикуют неграмотные материалы, связываются с авторами статей и объясняют им их ошибки, а для тех, в свою очередь, попадание на «доску позора» — прекрасный стимул быть внимательнее и честнее в своей работе. Еще одна задача таких блогов — просвещение публики; правда, для того чтобы она решалась, их должна читать действительно широкая аудитория, чего пока неВторая секция, организованная Франком, была посвящена блогам, авторы которых отслеживают журналистские материалы о науке и поправляют их, если находят в них ошибки. Оказывается, таких проектов довольно много: например, совместный проект Массачусетского технологического института и фонда Knight Foundation — Tracker http://ksj.mit.edu/tracker, американский блог о статьях про медицину www.healthnewsreview.org, немецкий проект Технического университета Дортмунда www.medien-doktor.de/english — все они борются за более точную научную журналистику и ставят себе целью доносить до публики правдивую информацию в противовес околонаучным мифам и ошибкам, которые люди могут черпать из недобросовестных СМИ. Преподаватель Лейденского университета Петер Бургер (Peter Burger) рассказал про возглавляемый им учебный проект www.journalistiekennieuwemedia.nl/NC, в котором студенты занимаются факт-чекингом публикуемых в Голландии статей на научные темы. Главная задача таких проектов — повышать качество научно-популярных статей: блогеры публично критикуют неграмотные материалы, связываются с авторами статей и объясняют им их ошибки, а для тех, в свою очередь, попадание на «доску позора» — прекрасный стимул быть внимательнее и честнее в своей работе. Еще одна задача таких блогов — просвещение публики; правда, для того чтобы она решалась, их должна читать действительно широкая аудитория, чего пока не происходит.

Первая секция Франка совпала с началом мероприятия, которое оказалось одним из самых популярных и обсуждаемых на конференции, — секции про научных журналистов будущего, — но я все-таки пришла на его вторую половину. Организовал ее редактор блогов на сайте журнала Scientific American эксцентричный Бора Зивкович (Bora Zivcovic), который ходил в футболке, стилизованной под постер фильма «Крестный отец», но с надписью «The Blogfather» вместо «The Godfather». Он собрал четырех молодых красивых девушек, которые в основном работают в новых медиа и занимаются не только написанием текстов, но и продюсированием, программированием, созданием видеороликов, подкастов, дизайна и всего, что только можно себе представить. Я пропустила сами выступления девушек, но из последующего почти часового обсуждения общий смысл ярче всего передала чья-то реплика из зала: «Я умею только писать и после этой дискуссии чувствую себя лишь на четверть журналистом». Именно здесь четко прозвучала мысль, которая тоже в той или иной форме высказывалась на конференции неоднократно: журналист будущего — это не тот, кто трудится в газете и пишет тексты, но тот, кто умеет работать со всеми форматами, владеет хотя бы базовыми навыками программирования и — в идеале — работает сам на себя.

Уязвимый мир

«Наш уязвимый мир» — такой была тема третьего, последнего дня конференции. На этот день оставили все секции, связанные с мировыми проблемами: экологическими, медицинскими, энергетическими и др. Одно из мероприятий, на которые я попала, было посвящено исследованию под названием «Poles Apart», проведенному Институтом по изучению журналистики Reuters. На протяжении определенного отрезка времени исследователи мониторили публикации в газетах шести стран мира и пришли к выводу, что скептическое отношение к изменению климата — это в основном англо-саксонский феномен. (Основные результаты исследования можно посмотреть здесь: http://tinyurl.com/ml7lvax.)

Другая секция была посвящена тому, как журналистам работать с неопределенностью. Неопределенность, вариативность толкования данных — естественная вещь для ученого, но объяснить ее смысл широкой публике очень сложно. Журналистам нужно стараться сделать так, чтобы вариативность толкований не воспринималась людьми как недостаток научного исследования (и науки вообще) и чтобы люди учились адекватно оценивать интерпретации научных данных, не требуя простых ответов на сложные вопросы.

Завершилась конференция пленарным заседанием, из которого мне больше всего запомнилось выступление директора магистерской программы по научной журналистике Лондонского городского университета Конни Сент-Луи (Connie St Louis). Она снова говорила о будущем журналистики и подчеркивала, что в меняющемся медиаландшафте журналисты должны быть не просто авторами, но и предпринимателями в широком смысле этого слова. А на прощанье дала всем коллегам совет: «Будьте блестящими, критичными и оригинальными. И не забывайте, кому мы служим: публике!»

Идеальная анестезия

Сама конференция на этом закончилась, но пятый день был по традиции отведен под экскурсии в близлежащие институты, университеты и другие места, так или иначе связанные с наукой. Я выбрала поездку в производственный центр компании GE Healthcare, где обещали рассказать про разработки в области медицинского оборудования и приближение эры «умных больниц».

Два приветливых сотрудника компании рассказали небольшой группе собравшихся журналистов о двух технологиях, призванных оптимизировать процесс введения пациента в наркоз во время операции. Каждому человеку необходима разная доза анестезии, и это зависит не только от веса, но и от других особенностей, которые часто бывает трудно оценить. Для того чтобы дать пациенту именно ту дозу анестезии, которая ему нужна, в GE Healthcare разработали метод снятия электроэнцефалограммы прямо в процессе введения лекарства, который показывает изменения активности мозга и позволяет врачу понять, в какой момент объем введенной дозы можно считать достаточным. Кроме того, они разработали специальный прибор — «прищепку», которая крепится на палец и мониторит пульс и уровень стресса (вернее, степень спазма сосудов): из этих данных врач может сделать вывод о том, испытывает ли человек боль и, соответственно, нуждается ли он в дополнительной дозе анестезии. Оба этих прибора для наглядности протестировали на мне: уровень стресса у меня оказался значительным, а ЭЭГ, как и положено, реагировала на движение зрачков и другие импульсы и свидетельствовала о моем бодрствующем состоянии.

В ожидании Сеула

По официальным данным, в хельсинской конференции приняло участие около 800 человек из 77 стран. На мой взгляд, организаторы справились со своей задачей отлично: содержательная программа получилась интереснее, чем на предыдущем мероприятии в Дохе, социальная программа превзошла все ожидания (в ней было все: от финских танцев до городского ориентирования), а выбор экскурсий последнего дня включал в себя даже двухдневную поездку в Эстонию.

Следующая конференция через два года пройдет в столице Южной Кореи, и ее президент пообещал постараться организовать не менее интересное событие и, что важно, обеспечить еще больше тревел-грантов для журналистов из развивающихся стран. Пока же, в ожидании 2015-го, можно посмотреть записи пленарных заседаний и лекций с конференции в Хельсинки: http://wcsj2013.org/webcast — и поблагодарить финских научных журналистов за прекрасную работу. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: