Три кандидата и спаситель

Александр Самохин
Александр Самохин

В предстоящих выборах президента РАН будут участвовать три претендента. Как стало известно 14 мая, нынешний глава Академии Юрий Осипов отказался баллотироваться на новый срок.

Ю.С. Осипову посвящен выложенный на сайте РАН материал под названием «Человек, который спас Академию наук» [1], в котором спаситель Академии излагает такую точку зрения: «Второй момент. Мы, наверное, мало рассказываем об Академии наук, и общественность плохо знает, что у нас происходит. Но Академия никогда не была публичной организацией, это прежде всего профессиональная организация, и она не может быть слишком публичной и открытой. Доходит уже до какого-то бреда, когда говорят, что программы кандидатов нужно выставлять на сайты, обсуждать в Интернете. Такого не может быть! Это моя точка зрения…».

«Против этого трудно возразить!» — с готовностью соглашается с действующим президентом беседующий с ним писатель В.С. Губарев. Очевидно, что при наличии такой точки зрения, которую разделяют, наверное, не только эти два собеседника, обращение Общего собрания Отделения физических наук РАН трехлетней давности, упоминаемое в ТрВ-Наука [2], не могло не оказаться «замотанным». Очевидно также, что подобное мнение поддерживается далеко не всеми членами РАН, и это обстоятельство способно повлиять на результаты предстоящих выборов.

Стремление президента Академии к закрытости в публичных вопросах проявляется и в его реакции на отношение к РАН со стороны иных инстанций и структур: «По этому поводу я обращался даже к Президенту по поводу той ситуации, которая складывается в стране вокруг науки в целом, и Академии наук в частности. На эту тему у меня был очень хороший разговор. Я не уполномочен раскрывать его, но его реакция меня немножко успокоила».

Наличие подобных «тайн мадридского двора», заметное также и в освещении других вопросах, затрагивающих интересы работников РАН, плохо сочетается с декларациями о демократичности и открытости Академии.

Но перейдем собственно к выборам. Для основательного обсуждения внутренних и других проблем РАН требуется время, и начинать такой процесс следовало бы уже давно. В месячный предвыборный период, почти половина которого пришлась на майские праздники, возможность обстоятельного публичного анализа даже только представленных кандидатских программ трудно реализуема. Но некоторые примечательные детали этих программ отмечаются ниже.

Первой в Интернете стала доступна программа Фортова, автор которой демонстрирует весьма решительную позицию. Отмечая необходимость перейти «от стратегии выживания РАН к стратегии ее развития», кандидат предлагает «руководству РАН и всей Академии занять более пассионарную, более активную позицию не только в отстаивании корпоративных интересов, но и в выработке и в реализации стратегии развития всей страны», подчеркивая, что «при этом особая роль и ответственность ложится на гуманитарное крыло Академии, на предметное и заинтересованное взаимодействие специалистов естественных и гуманитарных наук».

В программе Алферова задора поменьше и больше воспоминаний: «Уже в 2001 г. ко мне были обращения академиков с предложением выставить свою кандидатуру на выборах президента РАН. Я ответил отказом, считая, что у нас хорошие перспективы: наш новый Президент страны сразу встретился в Сочи с ведущими учеными РАН. Казалось, что положительно изменится экономический курс развития страны.» Для человека, который профессионально занимается не только наукой, но и политикой, выражение «хорошие перспективы» в данном контексте производит примерно такое же своеобразное впечатление, что и выше приведенные слова Осипова об «очень хорошем разговоре».

Поясняя свою нынешнюю готовность идти в президенты, Алферов формулирует весьма сильное утверждение: «К этому решению я пришел, трезво оценивая, что только позиция президента РАН дает возможность реально изменить отношение к науке, Академии наук в России, и я, не имея никаких личных интересов в этой должности, никогда не прощу себе „уход в кусты“ в настоящий ультракритический для нашей науки и реального инновационного развития страны период. И это не эмоции, а трезвый расчет».

Алферов цитирует также свое выступление 11 октября 2000 года в ГД РФ: «Я думаю, что самое страшное для нас сегодня, страшное действительно, по большому счету, — это то, что. наши результаты почти не востребованы в нашей, своей стране».

Однако принципиальный вопрос о том, какова реальная роль Академии в создании и продолжении этой «страшной действительности» до ее нынешнего «ультракритического периода», остается открытым и даже как бы не совсем замечается кандидатами в президенты, отмечающими в то же время, что Академия страдала, переживала и в итоге выжила, хотя процесс еще не закончен.

Важнейшей задачей будущего руководства РАН в программе Некипелова полагается диалог с властью, направленный на первоочередное решение семи конкретных вопросов. Речь идет о признании важности фундаментальных исследований, о роли РАН в научно-технологическом прогнозировании и координации фундаментальных исследований в стране, о финансировании РАН и пенсионном обеспечении ее работников, совершенствовании и ранжировании академических институтов, а также о механизмах коммерциализации научных результатов.

Все кандидаты в той или иной форме выражали в своих программах или в ответах на вопросы негативное отношение к характеру взаимодействия между МОН и РАН. Во время расширенного заседания Совета директоров 13 мая Фортов предложил, в частности, не смешивать в одной государственной структуре управление наукой и образованием. На этом двухчасовом заседании в Доме ученых выступали и отвечали на вопросы все три кандидата: Алферов, Фортов и Некипелов.

В одном из вопросов, относящихся ко всем кандидатам и заданных непосредственно Алферову, спрашивалось о причинах, помешавших уже давно начать обсуждение наболевших внутриакадемических проблем, в том числе и касающихся оптимальности схемы управления РАН, где Совет директоров, например, мог бы играть более значительную роль. «Вы правы», — начал свой ответ Алферов, но его продолжение было уже менее четким и содержательным.

Проблема, «как мы дошли до жизни такой», не вызвала заметной реакции у присутствующих, а такое состояние может быть чревато тяжелыми последствиями. Некипелов закончил свое выступление выразительным утверждением о том, что если мы в Академии наук не продемонстрируем реальную готовность не только предъявлять требования к власти, но и принимать серьезные меры по нашей внутренней жизни, то нам недолго осталось жить.

14 мая Президиум РАН решил, что в бюллетене для голосования первой будет стоять фамилия Фортова, а Осипов в итоге свою кандидатуру снял. Академическая жизнь пока еще продолжается.

1. http://www.ras.ru/DiGEST/SHOWDNEWS.ASPx?iD=6c43ED3f-f099−4100−893f-26AEACf99E89. Оригинал: Губарев Владимир. Человек, который спас Академию наук. 01.05.2013 http://WWW.PRAVDA.RU/sCiENCE/ACADEMY/01−05−2013/1 154 477-osipov-0

2. Самохин Александр. «Завтра, завтра, не сегодня…». трВ-Наука № 127, 23.04.2013 http://trv-science.ru/2013/04/23/zavtra-zavtra-ne-SEGoDNYA

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
vlad1950 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
vlad1950
vlad1950

как мы дошли до жизни такой", порождена нынешней властью это и надо обсуждать 20 лет нищеты и бесправия разве недостаточно для выводов что власть ничего не будет делать

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: