Женитьба Луи Пастера

Предлагаем вашему вниманию публикацию из нашей новой рубрики «Кунсткамера», в которой мы собираемся выискивать разные забытые или малоизвестные, при этом забавные документы — истории — случаи — факты и пр. из истории науки — и адресовать их с минимальным комментарием for fun почтеннейшей публике.

Луи Пастер
Луи Пастер

Мало кто станет спорить, если мы назовем Луи Пастера одним из самых гениальных ученых в истории. Начиная со своих первых шагов в науке, он каждые несколько лет обогащал человечество открытиями мирового значения: стереоизомерия органических соединений (да-да, Пастер начинал как химик!) — биологическая природа брожения (при его исследовании Пастер создает первую синтетическую среду для культивирования микроорганизмов, открывает анаэробную жизнь и делает первые утверждения об экономике биохимических систем) — исследования болезней шелкопрядов (которые не только спасли экономику Юга Франции, но и дали мощный толчок разработке методов асептики и антисептики в медицине Джозефом Листером и другими) — окончательное разрешение вопроса о спонтанном самозарождении жизни — исследования инфекционных агентов животных и человека (родильная горячка, сибирская язва, холера кур и др.) и изобретение вакцинопрофилактики против бактериальных заболеваний, и, наконец, наиболее известная его научная победа — разработка вакцинации против бешенства. За бортом этого краткого списка остались чисто прикладные исследования — болезни вина, технологии пивоварения, изобретение пастеризации и введение в практику автоклава и др. Тем, кто немного знаком с биографией Пастера, известно, что мэтр микробиологии был счастлив в семье, однако сведений о его личной жизни сохранилось немного. Но благодаря привычке людей XIX столетия писать друг другу не электронные, а вполне обыкновенные письма мы можем рассказать о начале семейного счастья великого микробиолога.
22 января 1849 года Пастер приезжает в Страсбург, где он получил место профессора химии. Меньше чем через месяц Пастер напишет следующее письмо ректору Огюсту Лорану, с которым перед тем встречался только два раза:

Месье!

Предложение, очень серьезное как для меня, так и для вашей семьи, будет сделано вам в ближайшие несколько дней, и я нахожу своим долгом дать вам следующие справки, чтобы вы могли принять решение о вашем согласии или отказе.

Мой отец — дубильщик кож в Арбуа, маленьком городке в Жура. У меня есть три сестры. Младшая в возрасте трех лет перенесла воспаление мозга, которое остановило всякое развитие ее интеллекта. Сейчас она как маленький ребенок по развитию ума, будучи взрослой с точки зрения тела. Мы должны были поместить ее в монастырь, где она, без всякого сомнения, и проведет остаток своей жизни. Две мои другие сестры помогают моему отцу, заменяя для него в работе по хозяйству и коммерции мою мать, которую мы имели несчастье потерять в мае прошлого года.

Семейство мое находится в положении обеспеченном, но без всякого состояния. Я не думаю, что вся наша собственность стоит более пятидесяти тысяч франков; и, что до меня, я уже давно принял решение оставить моим сестрам всё, что достанется мне при разделе наследства. Таким образом у меня лично нет никакого состояния, всё мое достояние — это хорошее здоровье, доброе сердце и моя позиция в Университете.

Я закончил Эколь Нормаль два года назад с дипломом по физике. Восемнадцать месяцев назад я получил докторскую степень, и я представил Академии несколько моих работ, которые были очень хорошо приняты, в особенности последняя. Очень хороший отзыв о ней я буду иметь честь вам представить одновременно с этим письмом.

Таково, месье, мое теперешнее положение. Что же касается будущего, то всё, что я могу сказать, это что если мои склонности не изменятся вдруг совершенно, то я намерен посвятить свою жизнь исследованиям по химии. Я намерен возвратиться в Париж, как только мои исследования принесут мне определенную репутацию. Месье Био неоднократно говорил мне, что я мог бы претендовать на место в Институте (Академии. -Прим. перев.). Лет через десять или пятнадцать я действительно могу об этом подумать, если продолжу работать так же усердно. Пока же это всего лишь мечты, уносимые ветром, и вовсе не они заставляют меня любить науку ради науки.

Мой отец лично прибудет в Страсбург, чтобы сделать официальное предложение о замужестве. Здесь никто не знает о моей просьбе, и я вас заверяю, месье, что если вы решите отказать мне, вы не только не потеряете в моем к вам уважении, но я также никому не стану сообщать о вашем отказе.

Примите, месье, уверения в моем искреннем уважении и преданности,

Луи Пастер

Мне исполнилось двадцать шесть лет 27 декабря прошлого года.

Хотя в письме не указано даже имя дочери ректора (а их у него было две), спустя некоторое время он дал Пастеру формально-лаконичный, но… положительный ответ. 29 мая того же 1849 года Пастер обвенчался с Мари Лоран. После получения согласия ее отца Пастер написал письмо и самой Мари, в котором он утверждает: «Во мне нет ничего, что было бы с первого взгляда притягательным для молодых девушек, но узнав меня лучше вы непременно полюбите меня». В этом ученый не ошибся: в своей любви к мужу Мари Пастер доходила даже до понимания его работы и посвятила всю свою жизнь тому, чтобы оградить его от жизненных забот, давая возможность сосредоточиться на науке. Пастер проживет с Мари всю свою жизнь и умрет на руках у своей жены 28 сентября 1895 года.

Через некоторое время Пастер откажется от лекций, которые он читал на фармацевтическом факультете, и его заменит другой выпускник «Эколь Нормаль», Адриен Луар, который получил таким образом возможность поработать с Луи Пастером в лаборатории. В дальнейшем он повторит путь мэтра и женится на второй дочери ректора Лорана — Амели. Их сын, племянник Пастера, станет одним из его главных учеников.

Цит. по P. Debre. Louis Pasteur.
Flammarion, 1994.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • Передний край нейробиологии19.06.2018 Передний край нейробиологии Понимать реакции своего мозга и управлять ими теперь хотят все, но это не так легко. Чего еще не могут понять ученые по гамбургскому счету? Об этом ведущая программы «Гамбургский счет» на ОТР Ольга Орлова поговорила с директором Института когнитивных нейронаук Высшей школы экономики Василием Ключарёвым.
  • Митинг в защиту науки и образования в Москве 6 июня 2015 года: выступления09.06.2015 Митинг в защиту науки и образования в Москве 6 июня 2015 года: выступления Всю тысячу лет своего существования российская власть относилась к науке, образованию и просвещению с недоверием. Ее можно понять. Ведь наука, образование и просвещение неразрывно связаны со свободой. Свободой слова, свободой совести, свободой мысли.
  • Рис. А. Гурского24.03.2020 Научатся ли нейробиологи читать мысли и разгадают ли загадку свободы воли? Если сравнить наши знания о мозге полвека назад и сейчас, можно удивиться, как много и в то же время мало стало известно с тех пор. Очень многое стало известно и о деталях различных физиологических механизмов здорового мозга, и о том, как развиваются болезни мозга. Удалось разработать немало методов диагностики и лечения таких болезней. Но почти так же, как и 50 лет назад, мы совсем немногое можем сказать о том, какие механизмы лежат в основе внимания или памяти, и в особенности в основе логического мышления и нашего субъективного опыта — сознания…
  • На летней биостанции лаборатории Н. В. Тимофеева-Ресовского в Миасово перед отъездом физиков из Свердловского филиала АН СССР Ю. Плишкина и А. Н. Орлова. Слева направо: Ю. Плишкин, Н. В. Лучник, его жена Н. Порядкова, Н. В. Тимофеев-Ресовский, В. Тимофеева-Ресовская, Н. А. Ляпунова, Н. Тимофева-Ресовская, на переднем плане (лежит на траве) В. Сойфер. 1958 год (фото впервые опубликовано в книге В. Сойфера «Власть и наука», 1989)22.10.2019 У Н. В. Тимофеева-Ресовского на практике Общаясь в студенческие каникулы с профессором Сергеем Сергеевичем Четвериковым в тогдашнем городе Горьком, а в учебное время в Москве с академиком Игорем Евгеньевичем Таммом, я услышал от них имя Николая Владимировича Тимофеева-Ресовского. Он был в ­1920-е годы учеником Четверикова и с 1925 года жил в Германии, куда попал при нетривиальных обстоятельствах…
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Crohobor
Crohobor
7 года (лет) назад

Статья толкает меня на публикацию в Гайд парке компиляции некоторых материалов, которые рассказывают, как русский сотрудник лаборатории Розерфорда — Петр Капица стал мужем живущей во Франции с нансеновским паспортом Ани Крыловой. Известно, что брак этот оказался на редкость гармоничным.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: