Женитьба Луи Пастера

Пред­ла­га­ем ваше­му вни­ма­нию пуб­ли­ка­цию из нашей новой руб­ри­ки «Кунст­ка­ме­ра», в кото­рой мы соби­ра­ем­ся выис­ки­вать раз­ные забы­тые или мало­из­вест­ные, при этом забав­ные доку­мен­ты – исто­рии – слу­чаи – фак­ты и пр. из исто­рии нау­ки – и адре­со­вать их с мини­маль­ным ком­мен­та­ри­ем for fun почтен­ней­шей пуб­ли­ке.

Луи Пастер
Луи Пастер

Мало кто ста­нет спо­рить, если мы назо­вем Луи Пасте­ра одним из самых гени­аль­ных уче­ных в исто­рии. Начи­ная со сво­их пер­вых шагов в нау­ке, он каж­дые несколь­ко лет обо­га­щал чело­ве­че­ство откры­ти­я­ми миро­во­го зна­че­ния: сте­рео­изо­ме­рия орга­ни­че­ских соеди­не­ний (да-да, Пастер начи­нал как химик!) – био­ло­ги­че­ская при­ро­да бро­же­ния (при его иссле­до­ва­нии Пастер созда­ет первую син­те­ти­че­скую сре­ду для куль­ти­ви­ро­ва­ния мик­ро­ор­га­низ­мов, откры­ва­ет анаэ­роб­ную жизнь и дела­ет пер­вые утвер­жде­ния об эко­но­ми­ке био­хи­ми­че­ских систем) – иссле­до­ва­ния болез­ней шел­ко­пря­дов (кото­рые не толь­ко спас­ли эко­но­ми­ку Юга Фран­ции, но и дали мощ­ный тол­чок раз­ра­бот­ке мето­дов асеп­ти­ки и анти­сеп­ти­ки в меди­цине Джо­зе­фом Листе­ром и дру­ги­ми) – окон­ча­тель­ное раз­ре­ше­ние вопро­са о спон­тан­ном само­за­рож­де­нии жиз­ни – иссле­до­ва­ния инфек­ци­он­ных аген­тов живот­ных и чело­ве­ка (родиль­ная горяч­ка, сибир­ская язва, холе­ра кур и др.) и изоб­ре­те­ние вак­ци­но­про­фи­лак­ти­ки про­тив бак­те­ри­аль­ных забо­ле­ва­ний, и, нако­нец, наи­бо­лее извест­ная его науч­ная побе­да – раз­ра­бот­ка вак­ци­на­ции про­тив бешен­ства. За бор­том это­го крат­ко­го спис­ка оста­лись чисто при­клад­ные иссле­до­ва­ния – болез­ни вина, тех­но­ло­гии пиво­ва­ре­ния, изоб­ре­те­ние пасте­ри­за­ции и вве­де­ние в прак­ти­ку авто­кла­ва и др. Тем, кто немно­го зна­ком с био­гра­фи­ей Пасте­ра, извест­но, что мэтр мик­ро­био­ло­гии был счаст­лив в семье, одна­ко све­де­ний о его лич­ной жиз­ни сохра­ни­лось немно­го. Но бла­го­да­ря при­выч­ке людей XIX сто­ле­тия писать друг дру­гу не элек­трон­ные, а вполне обык­но­вен­ные пись­ма мы можем рас­ска­зать о нача­ле семей­но­го сча­стья вели­ко­го мик­ро­био­ло­га.
22 янва­ря 1849 года Пастер при­ез­жа­ет в Страс­бург, где он полу­чил место про­фес­со­ра химии. Мень­ше чем через месяц Пастер напи­шет сле­ду­ю­щее пись­мо рек­то­ру Огюсту Лора­ну, с кото­рым перед тем встре­чал­ся толь­ко два раза:

Месье!

Пред­ло­же­ние, очень серьез­ное как для меня, так и для вашей семьи, будет сде­ла­но вам в бли­жай­шие несколь­ко дней, и я нахо­жу сво­им дол­гом дать вам сле­ду­ю­щие справ­ки, что­бы вы мог­ли при­нять реше­ние о вашем согла­сии или отка­зе.

Мой отец – дубиль­щик кож в Арбуа, малень­ком город­ке в Жура. У меня есть три сест­ры. Млад­шая в воз­расте трех лет пере­нес­ла вос­па­ле­ние моз­га, кото­рое оста­но­ви­ло вся­кое раз­ви­тие ее интел­лек­та. Сей­час она как малень­кий ребе­нок по раз­ви­тию ума, будучи взрос­лой с точ­ки зре­ния тела. Мы долж­ны были поме­стить ее в мона­стырь, где она, без вся­ко­го сомне­ния, и про­ве­дет оста­ток сво­ей жиз­ни. Две мои дру­гие сест­ры помо­га­ют мое­му отцу, заме­няя для него в рабо­те по хозяй­ству и ком­мер­ции мою мать, кото­рую мы име­ли несча­стье поте­рять в мае про­шло­го года.

Семей­ство мое нахо­дит­ся в поло­же­нии обес­пе­чен­ном, но без вся­ко­го состо­я­ния. Я не думаю, что вся наша соб­ствен­ность сто­ит более пяти­де­ся­ти тысяч фран­ков; и, что до меня, я уже дав­но при­нял реше­ние оста­вить моим сест­рам всё, что доста­нет­ся мне при раз­де­ле наслед­ства. Таким обра­зом у меня лич­но нет ника­ко­го состо­я­ния, всё мое досто­я­ние – это хоро­шее здо­ро­вье, доб­рое серд­це и моя пози­ция в Уни­вер­си­те­те.

Я закон­чил Эколь Нор­маль два года назад с дипло­мом по физи­ке. Восем­на­дцать меся­цев назад я полу­чил док­тор­скую сте­пень, и я пред­ста­вил Ака­де­мии несколь­ко моих работ, кото­рые были очень хоро­шо при­ня­ты, в осо­бен­но­сти послед­няя. Очень хоро­ший отзыв о ней я буду иметь честь вам пред­ста­вить одно­вре­мен­но с этим пись­мом.

Тако­во, месье, мое тепе­реш­нее поло­же­ние. Что же каса­ет­ся буду­ще­го, то всё, что я могу ска­зать, это что если мои склон­но­сти не изме­нят­ся вдруг совер­шен­но, то я наме­рен посвя­тить свою жизнь иссле­до­ва­ни­ям по химии. Я наме­рен воз­вра­тить­ся в Париж, как толь­ко мои иссле­до­ва­ния при­не­сут мне опре­де­лен­ную репу­та­цию. Месье Био неод­но­крат­но гово­рил мне, что я мог бы пре­тен­до­вать на место в Инсти­ту­те (Ака­де­мии. -Прим. перев.). Лет через десять или пят­на­дцать я дей­стви­тель­но могу об этом поду­мать, если про­дол­жу рабо­тать так же усерд­но. Пока же это все­го лишь меч­ты, уно­си­мые вет­ром, и вовсе не они застав­ля­ют меня любить нау­ку ради нау­ки.

Мой отец лич­но при­бу­дет в Страс­бург, что­бы сде­лать офи­ци­аль­ное пред­ло­же­ние о заму­же­стве. Здесь никто не зна­ет о моей прось­бе, и я вас заве­ряю, месье, что если вы реши­те отка­зать мне, вы не толь­ко не поте­ря­е­те в моем к вам ува­же­нии, но я так­же нико­му не ста­ну сооб­щать о вашем отка­зе.

При­ми­те, месье, уве­ре­ния в моем искрен­нем ува­же­нии и пре­дан­но­сти,

Луи Пастер

Мне испол­ни­лось два­дцать шесть лет 27 декаб­ря про­шло­го года.

Хотя в пись­ме не ука­за­но даже имя доче­ри рек­то­ра (а их у него было две), спу­стя неко­то­рое вре­мя он дал Пасте­ру фор­маль­но-лако­нич­ный, но… поло­жи­тель­ный ответ. 29 мая того же 1849 года Пастер обвен­чал­ся с Мари Лоран. После полу­че­ния согла­сия ее отца Пастер напи­сал пись­мо и самой Мари, в кото­ром он утвер­жда­ет: «Во мне нет ниче­го, что было бы с пер­во­го взгля­да при­тя­га­тель­ным для моло­дых деву­шек, но узнав меня луч­ше вы непре­мен­но полю­би­те меня». В этом уче­ный не ошиб­ся: в сво­ей люб­ви к мужу Мари Пастер дохо­ди­ла даже до пони­ма­ния его рабо­ты и посвя­ти­ла всю свою жизнь тому, что­бы огра­дить его от жиз­нен­ных забот, давая воз­мож­ность сосре­до­то­чить­ся на нау­ке. Пастер про­жи­вет с Мари всю свою жизнь и умрет на руках у сво­ей жены 28 сен­тяб­ря 1895 года.

Через неко­то­рое вре­мя Пастер отка­жет­ся от лек­ций, кото­рые он читал на фар­ма­цев­ти­че­ском факуль­те­те, и его заме­нит дру­гой выпуск­ник «Эколь Нор­маль», Адри­ен Луар, кото­рый полу­чил таким обра­зом воз­мож­ность пора­бо­тать с Луи Пасте­ром в лабо­ра­то­рии. В даль­ней­шем он повто­рит путь мэт­ра и женит­ся на вто­рой доче­ри рек­то­ра Лора­на – Аме­ли. Их сын, пле­мян­ник Пасте­ра, ста­нет одним из его глав­ных уче­ни­ков.

Цит. по P. Debre. Louis Pasteur.
Flammarion, 1994.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Crohobor Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Crohobor
Crohobor

Ста­тья тол­ка­ет меня на пуб­ли­ка­цию в Гайд пар­ке ком­пи­ля­ции неко­то­рых мате­ри­а­лов, кото­рые рас­ска­зы­ва­ют, как рус­ский сотруд­ник лабо­ра­то­рии Розер­фор­да – Петр Капи­ца стал мужем живу­щей во Фран­ции с нан­се­нов­ским пас­пор­том Ани Кры­ло­вой. Извест­но, что брак этот ока­зал­ся на ред­кость гар­мо­нич­ным.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: