Зачем создавать квантовую теорию без наблюдателя?

При­мер нера­венств Бел­ла, пред­ло­жен­ный самим Бел­лом

Части­ца со спи­ном 12, напри­мер элек­трон, в гра­ди­ен­те маг­нит­но­го поля откло­ня­ет­ся вверх или вниз. Когда путь по ниж­ней тра­ек­то­рии закрыт, прой­дут толь­ко элек­тро­ны с поло­жи­тель­ной про­ек­ци­ей спи­на на выбран­ное направ­ле­ние гра­ди­ен­та маг­нит­но­го поля. Мож­но напи­сать оче­вид­ное нера­вен­ство: веро­ят­ность, что элек­трон прой­дет при вер­ти­каль­ной ори­ен­та­ции (0°) и не прой­дет после пово­ро­та на 45° плюс веро­ят­ность, что прой­дет при 45° и не прой­дет при 90°, не мень­ше, чем веро­ят­ность прой­ти при 0° и не прой­ти при 90°. Это мож­но запи­сать фор­му­лой P0+P45- + P45+P90- Z P0+ P90-. Нера­вен­ство совер­шен­но оче­вид­ное. Каж­дый элек­трон, про­шед­ший при 0° и не про­шед­ший при 90°, дол­жен уве­ли­чить первую веро­ят­ность, если он не может прой­ти при 45°, или вто­рую веро­ят­ность, если он может прой­ти при 45°. Соглас­но осно­вам кван­то­вой меха­ни­ки, акт изме­ре­ния изме­ня­ет состо­я­ние. После изме­ре­ния про­ек­ции при ори­ен­та­ции 0° уже невоз­мож­ны изме­ре­ния в том же состо­я­нии при ори­ен­та­ции 45°. Для ЭПР-пары изме­ре­ния при раз­ной ори­ен­та­ции воз­мож­ны при выпол­не­нии тре­бо­ва­ния локаль­но­сти: изме­ре­ние одной из частиц ЭПР-пары не может мгно­вен­но повли­ять на состо­я­ние вто­рой части­цы. При выпол­не­нии это­го тре­бо­ва­ния веро­ят­ность того, что части­ца A не прой­дет при ори­ен­та­ции 45°, рав­на веро­ят­но­сти того, что вспо­мо­га­тель­ная части­ца B прой­дет при этой ори­ен­та­ции: P45 –  = P45+B. Из это­го полу­ча­ет­ся нера­вен­ство Бел­ла: P0+P45+B + P45+P90+B Z P0+P90+B, кото­рое может быть про­ве­ре­но. Но более важ­ным, чем экс­пе­ри­мен­таль­ная про­вер­ка, явля­ет­ся тот факт, что кван­то­вая меха­ни­ка пред­ска­зы­ва­ет его нару­ше­ние: P0+P45+B + P45+P90+B = 0,1464, а P0+P90+B = 0,2500, соглас­но ее пред­ска­за­ни­ям. При­чи­ной тако­го пред­ска­за­ния может быть толь­ко нару­ше­ние прин­ци­па локаль­но­сти: акт изме­ре­ния части­цы B мгно­вен­но вли­я­ет на резуль­тат изме­ре­ния части­цы A, неза­ви­си­мо от рас­сто­я­ния меж­ду ними.

Джон Белл на получении почетного звания В Университете Квинс в Белфасте, июль 1988 года. значение работ Белла, первые из которых Были опубликованы в начале 60-х годов, долго не понималось. В последние десятилетия Белл был известен почти исключительно как автор неравенств Белла, смысл которых часто искажается
Джон Белл на полу­че­нии почет­но­го зва­ния в Уни­вер­си­те­те Квинс в Бел­фа­сте, июль 1988 года. Зна­че­ние работ Бел­ла, пер­вые из кото­рых были опуб­ли­ко­ва­ны в нача­ле 60-х годов, дол­го не пони­ма­лось. В послед­ние деся­ти­ле­тия Белл был изве­стен почти исклю­чи­тель­но как автор нера­венств Бел­ла, смысл кото­рых часто иска­жа­ет­ся

Нау­ка кро­ме все­го про­че­го инте­рес­на сво­ей непред­ска­зу­е­мо­стью. Сре­ди физи­ков, и не толь­ко, извест­на исто­рия о том, как в сере­дине XIX века про­фес­сор Филипп фон Жол­ли отго­ва­ри­вал моло­до­го Мак­са План­ка зани­мать­ся тео­ре­ти­че­ской физи­кой, утвер­ждая, что эта нау­ка близ­ка к завер­ше­нию и что в ней оста­лись лишь незна­чи­тель­ные про­бле­мы. Планк, к сча­стью, его не послу­шал и стал осно­во­по­лож­ни­ком кван­то­вой меха­ни­ки, одной из самых успеш­ных тео­рий в исто­рии физи­ки. Боль­шин­ство тех­ни­че­ских дости­же­ний физи­ки ХХ века спра­вед­ли­во свя­зы­ва­ют с кван­то­вой меха­ни­кой. Атом­ная энер­ге­ти­ка и лазе­ры, тео­рии эле­мен­тар­ных частиц и физи­ка твер­до­го тела, успе­хи нано­элек­тро­ни­ки и тео­рия сверх­про­во­ди­мо­сти немыс­ли­мы без кван­то­вой меха­ни­ки. Эти вызы­ва­ю­щие вос­хи­ще­ние успе­хи при­ве­ли к почти все­об­щей вере в спра­вед­ли­вость основ­ных прин­ци­пов кван­то­вой меха­ни­ки. Сомне­ния, каза­лось бы, здесь неумест­ны. Но семи­нар «Кван­то­вая тео­рия без наблю­да­те­ля» в уни­вер­си­те­те немец­ко­го горо­да Биле­фельд 22–26 апре­ля 2013 года (www.mathematik.uni-muenchen.de/~bohmmech/bie[efe[d/index.html) сви­де­тель­ству­ет о том, что всё не так одно­знач­но. Семи­нар про­во­дит­ся в рам­ках про­грам­мы науч­ных иссле­до­ва­ний Евро­пей­ско­го сооб­ще­ства «Фун­да­мен­таль­ные про­бле­мы кван­то­вой физи­ки» (www.equantum.eu). Про­грам­ма вклю­ча­ет четы­ре основ­ные темы: 1) кван­то­вая тео­рия без наблю­да­те­ля, 2) эффек­тив­ное опи­са­ние слож­ных систем, 3) кван­то­вая тео­рия и тео­рия отно­си­тель­но­сти, 4) от тео­рии к экс­пе­ри­мен­ту.

В обос­но­ва­нии необ­хо­ди­мо­сти дан­ной про­грам­мы гово­рит­ся, что сей­час мно­гие уче­ные соглас­ны с извест­ным выска­зы­ва­ни­ем Эйн­штей­на 1926 года: «Кван­то­вая меха­ни­ка, несо­мнен­но, впе­чат­ля­ет. Но внут­рен­ней голос гово­рит мне, что это не есть, одна­ко, реаль­ная вещь. Тео­рия гово­рит мно­гое, но она не при­бли­жа­ет нас к сек­ре­там Созда­те­ля. Я, во вся­ком слу­чае, уве­рен, что Он не игра­ет в кости». Судя по соста­ву участ­ни­ков про­грам­мы, уче­ных, соглас­ных с Эйн­штей­ном, дей­стви­тель­но нема­ло. В про­грам­ме MP1006 при­ни­ма­ют уча­стие уче­ные из 22 евро­пей­ских стран и Изра­и­ля, а так­же из отдель­ных уни­вер­си­те­тов США, Австра­лии, Индии, Мек­си­ки и Южной Афри­ки (www.cost.eu/domains_actions/mpns/Actions/MP1006?parties).

В каче­стве моти­ва­ции необ­хо­ди­мо­сти созда­ния кван­то­вой тео­рии без наблю­да­те­ля при­во­дит­ся одно из выска­зы­ва­ний ирланд­ско­го физи­ка Джо­на Бел­ла (1928−1990): «Фор­му­ли­ров­ки кван­то­вой меха­ни­ки, кото­рые вы нахо­ди­те в кни­гах, пред­по­ла­га­ют раз­де­ле­ние мира на наблю­да­те­ля и наблю­да­е­мое, и вам не гово­рят, где про­хо­дит это раз­де­ле­ние – с какой сто­ро­ны очков, напри­мер, или с какой сто­ро­ны мое­го опти­че­ско­го нер­ва… Таким обра­зом, мы име­ем тео­рию, кото­рая явля­ет­ся фун­да­мен­таль­но неяс­ной». Эта про­бле­ма не явля­ет­ся новой. Она воз­ник­ла сра­зу после того, как совсем моло­дой Гей­зен­берг пред­ло­жил в 1925 году опи­сы­вать не то, что про­ис­хо­дит, а то, что наблю­да­ет­ся. По вос­по­ми­на­ни­ям само­го Гей­зен­бер­га, в бесе­де, после его выступ­ле­ния в 1926 году в Бер­лин­ском уни­вер­си­те­те, Эйн­штейн ска­зал, что «с прин­ци­пи­аль­ной точ­ки зре­ния жела­ние стро­ить тео­рию толь­ко на наблю­да­е­мых вели­чи­нах совер­шен­но неле­по. Пото­му что в дей­стви­тель­но­сти всё ведь обсто­ит как раз наобо­рот. Толь­ко тео­рия реша­ет, что имен­но мож­но наблю­дать. Види­те ли, наблю­де­ние, вооб­ще гово­ря, есть очень слож­ная систе­ма». Через 63 года, в 1989 году, Белл писал в ста­тье «Про­тив изме­ре­ния»: «Эйн­штейн гово­рил, что тео­рия опре­де­ля­ет, что может быть «наблю­да­е­мым». Я думаю, он был прав – «наблю­де­ние» это крайне слож­ный про­цесс для тео­ре­ти­че­ско­го опи­са­ния. Поэто­му тако­го поня­тия не долж­но быть в фор­му­ли­ров­ке фун­да­мен­таль­ной тео­рии».Таким обра­зом, соглас­но мне­нию не толь­ко Бел­ла, но и доста­точ­но боль­шо­го чис­ла уче­ных, с ним соглас­ных, в наи­бо­лее успеш­ной тео­рии ХХ века есть такие поня­тия, кото­рых не долж­но быть в фор­му­ли­ров­ке фун­да­мен­таль­ной тео­рии. Сто­ит ли обра­щать на это вни­ма­ние? Ответ на дан­ный вопрос, оче­вид­но, свя­зан с отве­том на вопрос о целях науч­но­го иссле­до­ва­ния.

Орто­док­саль­ная кван­то­вая меха­ни­ка отка­за­лась от того, что Эйн­штейн счи­тал «выс­шей целью всей физи­ки: пол­ное опи­са­ние реаль­но­го состо­я­ния про­из­воль­ной систе­мы (суще­ству­ю­щей неза­ви­си­мо от акта наблю­де­ния или суще­ство­ва­ния наблю­да­те­ля)…». Этот отказ явил­ся след­стви­ем того, что Гей­зен­берг, Бор и др. поте­ря­ли надеж­ду на воз­мож­ность реа­ли­сти­че­ско­го опи­са­ния неко­то­рых явле­ний, таких, напри­мер, как эффект Штер­на – Гер­ла­ха. Штерн и Гер­лах обна­ру­жи­ли в 1922 году, что изме­ря­е­мые зна­че­ния про­ек­ций маг­нит­но­го момен­та ато­мов име­ют дис­крет­ные зна­че­ния. Бор писал в 1949 году, что,«как ясно пока­за­ли Эйн­штейн и Эрен­фест [в 1922 году], нали­чие тако­го эффек­та ста­ви­ло непре­одо­ли­мые труд­но­сти перед вся­кой попыт­кой нагляд­но пред­ста­вить себе пове­де­ние ато­ма в маг­нит­ном поле». А спу­стя 32 года Белл писал: «Из-за явле­ний подоб­но­го рода сре­ди физи­ков воз­ник скеп­сис отно­си­тель­но воз­мож­но­сти созда­ния непро­ти­во­ре­чи­во­го про­стран­ствен­но-вре­мен­но­го опи­са­ния про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щих на атом­ном и суб­атом­ном уров­нях… Более того, неко­то­рые ста­ли утвер­ждать, что ато­мы и суб­атом­ные части­цы не име­ют опре­де­лен­ных пара­мет­ров, кро­ме тех, что наблю­да­ют­ся. Не суще­ству­ет, напри­мер, опре­де­лен­но­го зна­че­ния пара­мет­ра, по кото­ро­му мож­но было бы раз­ли­чить части­цы, при­бли­жа­ю­щи­е­ся к ана­ли­за­то­ру Штер­на – Гер­ла­ха, до откло­не­ния их тра­ек­то­рии вверх или вниз. В дей­стви­тель­но­сти реаль­но не суще­ству­ют даже части­цы».

Вопрос о суще­ство­ва­нии пара­мет­ров до наблю­де­ния был глав­ным пред­ме­том спо­ра меж­ду осно­во­по­лож­ни­ка­ми кван­то­вой тео­рии Гей­зен­бер­гом, Бором и др. ‚с одной сто­ро­ны, и Эйн­штей­ном, Шре­дин­ге­ром и др. – с дру­гой сто­ро­ны. Шре­дин­гер писал в 1951 году, что «Бор, Гей­зен­берг и их после­до­ва­те­ли … име­ют в виду, что объ­ект не суще­ству­ет неза­ви­си­мо от наблю­да­ю­ще­го субъ­ек­та». Он выра­жал свое несо­гла­сие с тем, «что глу­бо­кое фило­соф­ское раз­мыш­ле­ние об отно­ше­нии объ­ек­та и субъ­ек­та и об истин­ном зна­че­нии отли­чий меж­ду ними зави­сит от коли­че­ствен­ных резуль­та­тов физи­че­ских или хими­че­ских изме­ре­ний». Эйн­штейн свое несо­гла­сие выра­зил, в част­но­сти, извест­ным выска­зы­ва­ни­ем «Мне хоте­лось бы думать, что Луна суще­ству­ет, даже когда я на нее не смот­рю». Наи­бо­лее извест­ным эпи­зо­дом в этом спо­ре гиган­тов яви­лась ста­тья 1935 года – Эйн­штей­на, Подоль­ско­го и Розе­на.

ЭПР стре­ми­лись дока­зать, как писал в 1981 году Белл, «что тео­ре­ти­ки, создав­шие кван­то­вую меха­ни­ку, опро­мет­чи­во поспе­ши­ли отка­зать­ся от реаль­но­сти мик­ро­ско­пи­че­ско­го мира». Но сей­час ста­тья ЭПР извест­на боль­шин­ству не этим дока­за­тель­ством, а ЭПР-кор­ре­ля­ци­ей, кото­рую сами ЭПР счи­та­ли невоз­мож­ной, а мно­гие совре­мен­ные авто­ры счи­та­ют реаль­но суще­ству­ю­щей. Это явля­ет­ся, пожа­луй, глав­ным пара­док­сом в исто­рии с ЭПР-кор­ре­ля­ци­ей. ЭПР-кор­ре­ля­ция и нера­вен­ства Бел­ла с наи­боль­шей досто­вер­но­стью дока­за­ли, что пред­по­ло­же­ние о суще­ство­ва­нии пара­мет­ров до изме­ре­ния про­ти­во­ре­чит орто­док­саль­ной кван­то­вой меха­ни­ке. Из нело­каль­но­сти ЭПР-кор­ре­ля­ции сле­ду­ет, что опи­са­ние акта изме­ре­ния не может быть пол­ным без вклю­че­ния в него созна­ния наблю­да­те­ля. Нело­каль­ность явля­ет­ся след­стви­ем того, что име­ет раз­ные назва­ния: ска­чок Дира­ка, кол­лапс или редук­ция вол­но­вой функ­ции, «кван­то­вый ска­чок от воз­мож­но­сти к дей­стви­тель­но­сти» (по Гей­зен­бер­гу), но один смысл – мгно­вен­ное, нело­каль­ное, необ­ра­ти­мое пре­вра­ще­ние супер­по­зи­ции в соб­ствен­ное состо­я­ние при изме­ре­нии. Эта осо­бая роль акта изме­ре­ния опре­де­ля­ет­ся тем, что, как писал Дирак в 1930 году, «изме­ре­ние все­гда вызы­ва­ет ска­чок систе­мы в соб­ствен­ное состо­я­ние той дина­ми­че­ской пере­мен­ной, изме­ре­ние кото­рой про­из­во­ди­лось». Этот ска­чок не может быть след­стви­ем воз­дей­ствия при­бо­ра на кван­то­вую систе­му, так как нера­вен­ства Бел­ла выво­дят­ся имен­но из это­го пред­по­ло­же­ния. Воз­дей­ствие может быть любым, кото­рое необ­хо­ди­мо для опи­са­ния резуль­та­тов изме­ре­ний. Един­ствен­ным усло­ви­ем при выво­де нера­венств Бел­ла явля­ет­ся локаль­ность воз­дей­ствия: изме­не­ние усло­вий экс­пе­ри­мен­та не может мгно­вен­но повли­ять на резуль­тат изме­ре­ний в про­стран­ствен­но уда­лен­ной обла­сти. Нело­каль­ное воз­дей­ствие при­бо­ра есть реаль­ная нело­каль­ность, озна­ча­ю­щая воз­мож­ность изме­нить про­шлое, что логи­че­ски невоз­мож­но. Поэто­му нару­ше­ние нера­венств Бел­ла, пред­ска­зы­ва­е­мое кван­то­вой меха­ни­кой, может быть толь­ко след­стви­ем нело­каль­но­сти наше­го созна­ния.

Для Гей­зен­бер­га и дру­гих созда­те­лей кван­то­вой меха­ни­ки не мог­ло быть вопро­са, с какой сто­ро­ны очков про­хо­дит раз­де­ле­ние меж­ду наблю­да­те­лем и наблю­да­е­мым. Для них, мыс­лив­ших в тра­ди­ци­ях евро­пей­ской фило­со­фии, это раз­де­ле­ние мог­ло быть толь­ко след­стви­ем кар­те­зи­ан­ско­го раз­де­ле­ния на сущ­но­сти мыс­ля­щие и сущ­но­сти про­тя­жен­ные. Утвер­жде­ние Гей­зен­бер­га «Клас­си­че­ская физи­ка осно­вы­ва­лась на пред­по­ло­же­нии – или, мож­но ска­зать, на иллю­зии, – что мож­но опи­сать мир или, по мень­шей мере, часть мира, не гово­ря о нас самих» под­чер­ки­ва­ет, что кван­то­вая меха­ни­ка отка­за­лась от поляр­но­сти это­го раз­де­ле­ния, когда сущ­но­сти про­тя­жен­ные мыс­ли­лись неза­ви­си­мо от сущ­но­стей мыс­ля­щих. Но, отка­зав­шись от иллю­зии, Гей­зен­берг не ска­зал, как опи­сать мир, гово­ря о нас самих. Это, пожа­луй, явля­ет­ся глав­ной при­чи­ной, поче­му жела­ние стро­ить тео­рию толь­ко на наблю­да­е­мых вели­чи­нах совер­шен­но неле­по. Поэто­му зада­ча созда­ния кван­то­вой тео­рии без наблю­да­те­ля, т.е. без нас самих, все­гда была акту­аль­ной. Самы­ми извест­ны­ми попыт­ка­ми ее реше­ния явля­ют­ся «мно­го­миро­вая» интер­пре­та­ция, пред­ло­жен­ная Эве­рет­том в 1957 году, и интер­пре­та­ция Бома 1952 года, вдох­но­вив­шая Бел­ла на созда­ние зна­ме­ни­тых нера­венств Бел­ла.

Но для боль­шин­ства физи­ков эта зада­ча была и оста­ет­ся непо­нят­ной. В одной из сво­их послед­них работ Белл писал об одной из ста­тей 1988 года, кото­рая «осо­бен­но выде­ля­ет­ся сво­им здра­вым смыс­лом. Авто­ра шоки­ру­ют «…такие оше­лом­ля­ю­щие фан­та­зии, как мно­го­миро­вая интер­пре­та­ция..». Он отвер­га­ет утвер­жде­ния фон Ней­ма­на, Пау­ли, Виг­не­ра, что опи­са­ние «изме­ре­ния» не может быть пол­ным без вклю­че­ния в него созна­ния наблю­да­те­ля». Такое отно­ше­ние к кван­то­вой меха­ни­ке с пози­ций здра­во­го смыс­ла харак­тер­но для боль­шин­ства физи­ков. Во всех или почти во всех учеб­ни­ках и кни­гах акт изме­ре­ния (наблю­де­ния) рас­смат­ри­ва­ет­ся как про­цесс вза­и­мо­дей­ствия кван­то­вой систе­мы не с наблю­да­те­лем, а с без­душ­ным изме­ри­тель­ным при­бо­ром. Заблуж­де­ние о воз­мож­но­сти заме­ны созна­ния наблю­да­те­ля изме­ри­тель­ным при­бо­ром осо­бен­но силь­но сре­ди физи­ков совет­ской шко­лы. Наш выда­ю­щий­ся уче­ный, лау­ре­ат Нобе­лев­ской пре­мии ака­де­мик В.Л. Гин­збург при­зна­вал­ся в пре­ди­сло­вии к ста­тье «Кон­цеп­ция созна­ния в кон­тек­сте кван­то­вой меха­ни­ки», опуб­ли­ко­ван­ной в жур­на­ле «Успе­хи физи­че­ских наук» в 2005 году, что, явля­ясь мате­ри­а­ли­стом, он не пони­ма­ет, «поче­му так назы­ва­е­мая редук­ция вол­но­вой функ­ции как-то свя­за­на с созна­ни­ем наблю­да­те­ля». Кван­то­вую меха­ни­ку учи­ли (и учат) так, что мно­гие не зна­ют не толь­ко о про­бле­ме «созна­ния наблю­да­те­ля», но даже о редук­ции вол­но­вой функ­ции. Автор ста­тьи «Две мето­до­ло­ги­че­ские рево­лю­ции в физи­ке- ключ к пони­ма­нию осно­ва­ний кван­то­вой меха­ни­ки», опуб­ли­ко­ван­ной в 2010 году в жур­на­ле «Вопро­сы фило­со­фии», при­зна­ет­ся: «Сам я услы­шал о ней уже после окон­ча­ния МФТИ и защи­ты дис­сер­та­ции по кван­то­вой меха­ни­ке». Поэто­му сам факт поста­нов­ки зада­чи созда­ния кван­то­вой тео­рии без наблю­да­те­ля дол­жен быть инте­ре­сен нашим уче­ным. Этот факт сви­де­тель­ству­ет о воз­рас­та­ю­щем пони­ма­нии зна­че­ния работ Джо­на Бел­ла, сбор­ник кото­рых впер­вые был опуб­ли­ко­ван в 1987 году и несколь­ко раз пере­из­да­вал­ся, послед­ний раз в 2011 году (http://ebooks.cambridge.org/ebook.jsf?bid=CB09780511815676).

Алек­сей Нику­лов,
г. Чер­но­го­лов­ка

ЭПР-пара­докс

В ста­тье 1981 года «Нос­ки Бертл­ман­на и сущ­ность реаль­но­сти» Белл писал: «Фило­со­фа cули­цы, не шоки­ро­ван­но­го кван­то­вой меха­ни­кой, ЭПР-кор­ре­ля­ция вряд ли уди­вит. Он смо­жет ука­зать мно­же­ство при­ме­ров подоб­ной кор­ре­ля­ции в повсе­днев­ной жиз­ни. Напри­мер, на слу­чай с нос­ка­ми Бертл­ман­на. Док­тор Бертл­манн любит наде­вать нос­ки раз­лич­ных цве­тов. Их цвет в опре­де­лен­ный день невоз­мож­но пред­ска­зать. Но когда мы видим, что один из нос­ков розо­вый, то можем быть уве­ре­ны, что вто­рой носок будет не розо­вым». Здесь опи­са­но то, что в фило­со­фии назы­ва­ет­ся воз­дей­стви­ем объ­ек­та на субъ­ект: при наблю­де­нии изме­ня­ет­ся состо­я­ние созна­ния наблю­да­те­ля. В этом нет ниче­го стран­но­го. Но в кван­то­вой меха­ни­ке, как отме­чал Шре­дин­гер, «при­чин­ная связь меж­ду субъ­ек­том и объ­ек­том счи­та­ет­ся вза­им­ной». И «воз­дей­ствие, ока­зы­ва­е­мое на объ­ект со сто­ро­ны субъ­ек­та», про­яв­ля­ет­ся в ЭПР-кор­ре­ля­ции. Когда наблю­да­тель А, Али­са, видит, что ее элек­трон откло­нил­ся вверх в гра­ди­ен­те маг­нит­но­го поля, она не толь­ко узна­ет, что вто­рой элек­трон ЭПР-пары нахо­дит­ся в состо­я­нии спин вниз, она тво­рит это состо­я­ние. Вто­рой наблю­да­тель, Боб, может экс­пе­ри­мен­таль­но под­твер­дить, что его элек­трон дей­стви­тель­но нахо­дит­ся в состо­я­нии, выбран­ном Али­сой. Это и явля­ет­ся про­яв­ле­ни­ем ЭПР-кор­ре­ля­ции. Шре­дин­гер харак­те­ри­зо­вал ЭПР-кор­ре­ля­цию как пере­пу­тан­ность наших зна­ний (entanglement of our knowledge). Эти зна­ния пара­док­саль­ным обра­зом вли­я­ют на резуль­тат наблю­де­ний. Выво­да о таком вли­я­нии мож­но избе­жать, толь­ко пред­по­ло­жив, что элек­тро­ны до изме­ре­ния име­ют опре­де­лен­ные зна­че­ния пара­мет­ров, кото­рые опре­де­ля­ют резуль­тат наблю­де­ния. Но в этом слу­чае кван­то­вая меха­ни­ка долж­на быть заме­не­на тео­ри­ей скры­тых пара­мет­ров, в кото­рой долж­ны быть спра­вед­ли­вы нера­вен­ства Бел­ла.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Один комментарий

  1. Есть толь­ко один насто­я­щий Наблю­да­тель – это Я. Имен­но Я, моё Созна­ние опре­де­ля­ет, созда­ёт кон­крет­ное состо­я­ние окру­жа­ю­ще­го мира. Все осталь­ные «наблю­да­те­ли», — не важ­но, без­душ­ные они (изме­ри­тель­ные при­бо­ры) или не без­душ­ные они (люди) или они коты, — не явля­ют­ся конеч­ны­ми наблю­да­те­ля­ми, они все­го лишь запу­ты­ва­ют­ся с состо­я­ни­ем изме­ря­е­мой кван­то­вой систе­мы… :-)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: