Цифра

Во всех европейских декларациях, посвященных «Болонскому процессу» за всю его уже довольно продолжительную историю, при постоянных многочисленных упоминаниях важности стимулирования мобильности студентов и выпускников по всему открытому европейскому пространству, удивительным образом отсутствуют прямые указания на необходимость изучения и преподавания иностранных языков. Впервые требование владения иностранным языком упомянуто лишь в Болонской стратегии 2012 года.

Тем не менее, нет никаких сомнений, что подавляющее большинство европейцев уже сейчас регулярно использует иностранные языки в своей повседневной жизни и однозначно высказывается в пользу необходимости знания других языков и культур. Согласно недавнему отчету Eurobarometer report, более половины граждан Евросоюза в состоянии поддержать разговор на хотя бы одном из не родных для них иностранных языков или читать иностранные газеты. Четверть — владеет по крайней мере двумя иностранными языками, а 10% — тремя и более языками. Три четверти опрошенных считает, что уверенное владение иностранным языком необходимо каждому, а 98% желает этого своим детям. Причем речь идет не только о европейских языках. Растущее число опрошенных высказывается в пользу важности знания китайского. В то же время продолжает заметно снижаться интерес к русскому.

Эти изменения находят отражение и в политике образовательных учреждений Европейского Союза. Если в рекомендациях ЕС 2005 года говорилось о желательности для преподавателей вузов владеть помимо своего родного языка еще двумя другими европейскими языками, то недавно обновленные цели звучат более глобально: теперь необходимо стремиться к владению одним европейским иностранным языком (в большинстве случаев это, очевидно, английский) и одним неевропейским. Под последним подразумевается китайский (мандарин), японский, арабский или один из африканских языков в зависимости от культурных и геополитических интересов каждой конкретной европейской страны.

А. К.
(по материалам University World News)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • Ирина Левонтина25.08.2020 Всех на дно Белорусские события вновь подогрели интерес к слову ­каратель. Журналистка Анна Наринская написала на своей странице в Facebook: «Совершенно уверена, что важным рычагом состоятельности белорусского протеста стало повсеместное переименование «силовиков» — омоновцев, нацгвардейцев, милиции итд — в „карателей“…». Большинство из нас приходит в ужас от самого звука этого слова: оно вызывает совершенно однозначные ассоциации — с Великой Отечественной войной…
  • Ирина Фуфаева11.08.2020 Не извиняюсь — мы свои, или О мифических и непридуманных правилах русского языка Снова и снова вижу в соцсетях словесную пальбу не очень искушенных, но очень мотивированных любителей русского языка по привычным мишеням грамматической ненависти. Например, глаголы извиняться и убираться — жертвы «мифа о СЯ». «Убираться, прибираться — как язык поворачивается такое произносить? Мы же не себя убираем!»; «Разве можно самому себя извинять?» На самом деле постфикс -ся, который действительно происходит из возвратного местоимения себя, превратившегося — так бывает — в кусочек слова, выражает множество разнообразных значений…
  • Отрывок из текста Puṇyavantajātaka. Thesaurus Indogermanischer Text- und Sprachmaterialien (TITUS)02.07.2019 Первыми заговорили гейдельбергские Долгое время вопрос о происхождении человеческого языка считался неразрешимым. Неудивительно, что в 1866 году Парижское лингвистическое общество перестало рассматривать работы, касающиеся этого вопроса. Но в последние годы ученые вновь вернулись к этой теме, в научном обороте постоянно возникают новые — и вполне проверенные! — данные. Что же такого смогли понять лингвисты? В передаче Ольги Орловой «Гамбургский счет» на Общественном телевидении России об этом рассказала докт. филол. наук, автор книги «Происхождение языка» Светлана Бурлак.
  • Топим за хюгге, или «Словарь перемен 2015–2016»18.12.2018 Топим за хюгге, или «Словарь перемен 2015–2016» Ближе к Новому году принято подводить итоги. «Словарь перемен 2015–2016», только что опубликованный писательницей и филологом Мариной Вишневецкой — это тоже ­своеобразный итог, но не истекающего года, и даже не прошлого, а двухлетия перед ними, уже заслоненного ближайшими событиями. «Словарь перемен 2015–2016» — это улов словечек, возникших в 2015–2016 годы в русском языке или заимствованных из социальных жаргонов и других языков; но еще больше в нем в разной степени устойчивых словосочетаний и даже целых фраз, связанных с общественно-политической жизнью…
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: