Обидная личность

Ирина Левонтина
Ири­на Левон­ти­на

Недав­но я услы­ша­ла чуд­ное выра­же­ние – Про­ще­ный выход­ной. Тут, конеч­но, всё дело в поэ­зии. Про­ще­ное вос­кре­се­нье труд­но вста­вить в сти­шок, а вот про­ще­ный выход­ной запро­сто – это три ямби­че­ских сто­пы. Так что лег­ко полу­ча­ет­ся четы­рех­стоп­ный ямб, надо­ев­ший еще Пуш­ки­ну: Про­сти в про­ще­ный выход­ной – или, по образ­цу самой стро­ки, Четы­рех­стоп­ный ямб мне надо­ел, ямб пяти­стоп­ный: Про­шу про­стить в про­ще­ный выход­ной. Ну дей­стви­тель­но, если есть Про­ще­ный день и Про­ще­ное вос­кре­се­нье, а вос­кре­се­нье – выход­ной день, поче­му бы и не ска­зать: Про­ще­ный выход­ной? Зву­чит это, конеч­но, свое­об­раз­но: непри­выч­но соче­та­ют­ся ссыл­ки на хри­сти­ан­ское про­ще­ние и на то, что день нера­бо­чий. Вро­де как бузи­на с дядь­кой.

Но это толь­ко на пер­вый взгляд: вспом­ним, что само сло­во вос­кре­се­нье, тоже отсы­ла­ю­щее к хри­сти­ан­ско­му сюже­ту, в свое вре­мя вытес­ни­ло ста­рое назва­ние это­го дня – неде­ля (соб­ствен­но, в укра­ин­ском оно так и оста­лось). А не вытес­ни­ло бы – так бы и было: Про­ще­ная неде­ля, т.е. тот же Про­ще­ный выход­ной. Тут вспом­ним уж, кста­ти, что и рус­ское сло­во празд­ник свя­за­но с иде­ей празд­но­сти, без­де­лья, тогда как во мно­гих дру­гих язы­ках на этом месте будет сло­во, озна­ча­ю­щее «свя­той день». С этой точ­ки зре­ния Про­ще­ный выход­ной ничем не хуже, чем, ска­жем, празд­ник Пас­хи.

Про­дол­жая тему про­ще­ния обид и казу­сов, про­ис­хо­дя­щих со сло­ва­ми, обра­тим­ся к еще одной любо­пыт­ной исто­рии. В послед­нее вре­мя в раз­ных интер­нет-дис­кус­си­ях то и дело мож­но про­чи­тать, что не надо, мол, пере­хо­дить на лич­но­сти. Вот, в част­но­сти, эта тема зву­чит в свя­зи с пере­пиской все­ми нами люби­мо­го М. Гель­фанда с не все­ми нами люби­мым А. Илла­ри­о­но­вым (см. http://prahvessor.livejournal.com/341293.html).

Но вот инте­рес­но, что с выра­же­ни­ем этим все не так про­сто. В совре­мен­ном язы­ке пере­хо­дить на лич­но­сти боль­шин­ство людей пони­ма­ют в смыс­ле «начи­нать гово­рить о кон­крет­ных людях». Вот, напри­мер, отве­ты на вопрос о зна­че­нии это­го выра­же­ния: отход от темы и обсуж­де­ние лич­ных качеств оппо­нен­та /​ Когда кон­крет­но на кого-то наезд /​Люди спо­рят о фут­бо­ле, а потом, когда у кого-то закан­чи­ва­ют­ся аргу­мен­ты, он начи­на­ет обзы­вать вто­ро­го, оскорб­лять. Это и назы­ва­ет­ся «пере­хо­дить на лич­но­сти» /​это озна­ча­ет, что твой собе­сед­ник начи­на­ет лезть в твои лич­ные дела/​Допустим, вы дела­е­те заме­ча­ние кому-то о том, что дан­ная рабо­та выпол­не­на недо­ста­точ­но хоро­шо. Если после это­го вы при­по­ми­на­е­те про­шлые недо­дел­ки, гово­ри­те: вот, ты такая без­дар­ная, тупая, у тебя нико­гда ниче­го нор­маль­но не полу­ча­ет­ся, это назы­ва­ет­ся пере­ход на лич­но­сти. Вооб­ще пере­хо­дить на лич­но­сти в спо­ре не реко­мен­ду­ет­ся, http://otvet.mail.ru/question/38454592. Обыч­но под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что чело­век упо­ми­на­ет­ся в оскор­би­тель­ном клю­че. Но часто предо­сте­ре­же­ние: не будем пере­хо­дить на лич­но­сти – зву­чит сра­зу, как толь­ко упо­ми­на­ет­ся кон­крет­ная фами­лия.

А ведь еще не так дав­но у сло­ва лич­ность были дру­гие зна­че­ния: оскор­би­тель­ный выпад про­тив опре­де­лен­но­го лица, эго­и­сти­че­ский корыст­ный мотив, интри­ги про­тив кого-либо и т. п. Вот все­го несколь­ко при­ме­ров: Тот, кото­рый ни одной строч­кой сво­ей не кра­сил поро­ка, кото­рый серд­цем слу­жил все­гда доб­ро­де­те­ли, подо­зре­ва­ем, бла­го­да­ря лич­но­стям, бог весть в чем [А.А. Бес­ту­жев-Мар­лин­ский. Пись­ма (1830–1837)].

Здесь, веро­ят­но, лич­но­сти – это, как мы бы ска­за­ли сей­час, интри­ги, под­си­жи­ва­ние. Спе­ран­ский будет оце­нен в над­ле­жа­щей мере толь­ко по смер­ти, когда нач­нет­ся для него потом­ство и угас­нут зависть и лич­но­сти [М. Корф. Из днев­ни­ка (1838–1839)]; Ниче­го доб­ро­го, ниче­го бла­го­род­но­го, ниче­го достой­но­го ува­же­ния или под­ра­жа­ния не было в Рос­сии. Вез­де и все­гда были без­гра­мот­ность, непра­во­су­дие, раз­бой, кра­мо­лы, лич­но­сти, угне­те­ние, бед­ность, неустрой­ство, непро­све­ще­ние и раз­врат [А. С. Хомя­ков. О ста­ром и новом (1839)]. Кста­ти, это ведь не сей­час напи­са­но и не про сей­час. ну да лад­но, не будем о груст­ном. Пар­тии эти посте­пен­но уда­ли­лись от пер­во­на­чаль­но­го пред­ме­та спо­ра и обра­ти­лись к лич­но­стям, к сплет­ням, к насто­я­щим раз­молв­кам [В.А. Сол­ло­губ. Теме­нев­ская ярмар­ка (1845)]. И тоже не про нашу оппо­зи­цию ска­за­но…  Ах, боже мой, да это уже лич­но­сти!.. [М.Н. Загос­кин. Москва и моск­ви­чи (18421850)]. Так что Не будем пере­хо­дить на лич­но­сти пер­во­на­чаль­но озна­ча­ло: Не будем оскорб­лять друг дру­га.

С.П. Шевы­рев в «Очер­ках совре­мен­ной рус­ской сло­вес­но­сти» (Моск­ви­тя­нин, 1848, № 1) писал о том, как изме­ни­лось зна­че­ние сло­ва лич­ность: «Преж­де под име­нем лич­но­сти разу­ме­ли оскорб­ле­ние, нано­си­мое лицу; в таком смыс­ле гово­ри­ли: «Он ска­зал мне лич­ность». Теперь разу­ме­ют под име­нем лич­но­сти все пра­ва чело­ве­че­ско­го лица на раз­ви­тие и ува­же­ние». Изве­стен калам­бур И.С. Тур­ге­не­ва, пере­дан­ный Н.Златовратским в мему­ар­ных очер­ках: «…вме­сто того, что­бы нам, рома­ни­стам, пыжить­ся и во что бы то ни ста­ло выду­мы­вать «из себя» совре­мен­ных геро­ев, – взять, зна­е­те, про­сто, самым доб­ро­со­вест­ным обра­зом био­гра­фию (а луч­ше, если най­дет­ся авто­био­гра­фия) какой-нибудь выда­ю­щей­ся совре­мен­ной лич­но­сти и на этой кан­ве уже выво­дить свое худо­же­ствен­ное зда­ние. Конеч­но, при усло­вии, что из это­го не вый­дет «лич­но­стей»!..».

Воз­мож­ность тако­го калам­бу­ра пока­зы­ва­ет, что какое-то вре­мя оста­ва­лись актив­ны­ми оба зна­че­ния сло­ва лич­ность – и ста­рое, и новое. Потом, одна­ко, ста­рое было вытес­не­но. Утвер­ди­лось новое зна­че­ние лишь в 20–30-х годах XIX века. При­чем еще 1858 году состо­ял­ся при­ме­ча­тель­ный раз­го­вор Д. А. Смир­но­ва с А. А. Жан­дром: «В отно­ше­нии к язы­ку он, как сам при­зна­вал­ся, пурист. Напри­мер, я спра­ши­ваю о Зава­дов­ском: – Ска­жи­те, пожа­луй­ста, что это была за лич­ность? – Ради бога не уби­вай­те меня. Я выта­ра­щил гла­за. Не гово­ри­те лич­ность, у нас под этим сло­вом разу­ме­ет­ся совер­шен­но дру­гое поня­тие. – Да ведь это пря­мой пере­вод сло­ва personnalite. То-то, что не пря­мой: personnalite – осо­ба. Ста­рик, види­мо, оши­ба­ет­ся. Осо­ба l’individu,— заме­чаю я. – И personnalite. Ну бог с ним.» (А. С Гри­бо­едов в вос­по­ми­на­ни­ях совре­мен­ни­ков». М., 1929, 271–272.)

Тут вот о чем сто­ит заду­мать­ся. Раз­го­вор про­ис­хо­дит в год, когда напи­са­ны рома­ны «Дво­рян­ское гнез­до» Тур­ге­не­ва и «Обло­мов» Гон­ча­ро­ва. И вот -есть чело­век, пусть и ста­рый чудак, кото­рый не при­зна­ет ново­мод­но­го зна­че­ния сло­ва лич­ность, а счи­та­ет, что лич­ность – это толь­ко оскор­би­тель­ное выска­зы­ва­ние. Сто­ит заду­мать­ся об этом, ругая новые зна­че­ния слов типа вызов или про­ект. 

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

2 комментария

  1. Я так пони­маю, что выра­же­ние «пере­ход на лич­но­сти» исполь­зу­ет­ся как пере­вод латин­ско­го «argumentum ad hominem», ника­ко­го отно­ше­ния к нашим лич­но­стям (в вет­хом смыс­ле) не име­ю­ще­го. Инте­рес­но, в какой момент про­изо­шло это отож­деств­ле­ние.

  2. «А ведь еще не так дав­но у сло­ва лич­ность были дру­гие зна­че­ния: оскор­би­тель­ный выпад про­тив опре­де­лен­но­го лица»

    Ну поче­му же дру­гое? В выра­же­нии «пере­хо­дить на лич­но­сти» оно как раз и сохра­не­но.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: