Мы — то, что мы едим

Сергей Белков
Сергей Белков

В России неожиданно заговорили про новые правила регистрации ГМО, что именно к ним относить и как с этим дальше жить. И это, конечно, очень серьезный вопрос.

Если медицинский препарат или подсластитель получен с помощью генно-модифицированных бактерий — он ГМО или нет? Если корова питалась трансгенной соевой мукой — она стала трансгенной, подлежащей регистрации с вынесением информации на упаковку? Традиционное мнение большинства состоит в том, что надо регистрировать. И писать на этикетке большими красными буквами. «Мы — то, что мы едим», поэтому мы должны знать, что именно мы покупаем. Чем больше информации, тем проще потребителю сделать свой выбор.

ГМО — это еще полбеды. Да и не найти их сегодня на просторах нашей родины. Уже давно раздаются сходные требования о необходимости перечисления на этикетке, в графе «состав», названий антибиотиков, которыми лечили коровок. А на пакетах сока — пестицидов, которыми обрабатывали яблочки. Отдельные поклонники натурального хозяйства требуют писать даже про удобрения, которые вносили в почву. Имеют право знать.

Лично я за то, чтобы на этикетке была перечислена только релевантная информация. Калорийность, но не по справочнику, а реальная. Содержание белков, жиров, углеводов, витаминов. Срок годности. Противопоказания для отдельных категорий граждан. Всю лишнюю информацию, не имеющую отношения к здоровью, но способствующую развитию нездоровой конкуренции, — убрать.

По сути, фраза «содержит ГМО» бессмысленна и вредна. Она воспринимается не как информация о составе, а как указатель на катастрофические последствия для здоровья. Которых нет и никогда не будет. Если только не сильно верить газетам и телевизору во избежание эффекта «ноцебо» (от лат. nocebo — «я поврежу», термин, придуманный как антитеза к «плацебо». — Ред.). Достоверно доказанный факт состоит в том, что ГМО не более вредны, чем обычные продукты. Как минимум, равноценны. В большинстве случаев — лучше. Остаточные количества антибиотиков в мясе и молоке, пестицидов в овощах, если они соответствуют нормам, тоже не несут никакого вреда человеку. Это такой же научно установленный факт. Зачем их указывать в составе? Для развития не имеющей никаких преимуществ, зато отсталой технологии органического земледелия? Не очень честная получается конкуренция.

Ну, хорошо, пусть будет по-вашему. Мы — то, что мы едим, и происхождение еды имеет значение. Пусть будет полная информация. Удобрения делают из химических веществ, пестициды — из нефти, ГМО вообще делают с помощью вирусов и бактерий. Мы едим нефть, химию и вирусы, многие из нас не хотят этого делать и имеют на это право.

Так что же указывать в составе? Где найти баланс между крайними мнениями — только релевантной или максимально подробной информацией? Возможно ли это сделать в принципе? Попытка — не пытка.

Будем рассуждать последовательно, отталкиваясь от максимума. Нам придется перечислить все гены, которые содержатся в продукте и откуда они взялись. Но я требую, чтобы были указаны не только «встроенные» искусственно. Я тоже потребитель и имею право знать о вообще всех генах. Обязательно надо расписать, когда каждый ген возник в ходе эволюции. Нужно указать все имеющиеся белки с изображением пространственной структуры. А вдруг они «неправильно сложены», а я очень боюсь прионов. Конечно, добавим в список и антибиотики, пестициды и всю остальную химию, которая попала в продукт, вне зависимости от количества. Попала, значит надо указать. Мы имеем право знать.

Очевидно, на выходе мы получим вместо этикетки некое подобие химической энциклопедии в N томах. Многовато. Надо сокращать. Воспользуемся простой идеей, которую потребители не могут не поддержать. Будем смотреть на происхождение.

Рис. О. Добровольского
Рис. О. Добровольского

Что касается генов, белков, жиров, углеводов — тут всё понятно. Источник их — обязательно фотосинтез. Солнечный свет, углекислый газ, вода и некоторые минеральные вещества. Список резко сократился. Запишем вместо списка из десятков пестицидов — нефть. Нефть в свою очередь, если придерживаться теории ее биогенного происхождения, тоже можно описать как продукт фотосинтеза. С точки зрения происхождения, состав любого продукта неплохо унифицируется до списка тех молекул, которые когда-то были употреблены растениями, чтобы быть трансформированными и съеденными нами. Свет, вода, углекислый газ и относительно не длинный список разной минеральной составляющей.

Движемся дальше. Молекулы состоят из атомов. Атомов разных много, целая таблица Менделеева. Есть ли смысл их все перечислять? Вовсе нет. Протоны, нейтроны, электроны — вот их состав. И не забываем про солнечный свет, обзовем его «фотонами», без него не бывает фотосинтеза.

Догадливый читатель, возможно, решит, что я полезу в кварки и теорию струн, но ошибется. Я хочу уйти от пространственного измерения во временное. Вернуться назад, в самое начало, когда не было ничего, кроме маленькой такой сингулярности, до Большого взрыва которой не было ничего. Это ведь из нее появились и кварки, и протоны, и атомы, и гены, и пестициды, и ГМО с его защитниками и противниками. А значит, информация о составе на идеальной, универсальной этикетке, которая никогда никого не введет в заблуждение и одинаково должна нравиться всем заинтересованным сторонам, будет звучать просто: «Точка сингулярности, время» (оригинальная идея: http://xkcd.com/1123/).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
paulkorry Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
paulkorry
paulkorry

>а я очень боюсь прионов

А что, прионы безопасны, или ГМО не могут их генерировать?

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: