Диссертационный скандал: предварительные итоги

Михаил Гельфанд
Михаил Гельфанд

Итак, комиссия МОН  представила доклад, он был рассмотрен экспертным советом ВАК, потом президиумом, решение которого оформлено приказом министра — и 11 человек лишились степеней: 6 — докторских и 5 — кандидатских. Еще по нескольким лицам из числа 25, упомянутым в заключении комиссии, как сказано, «ведется работа». Всего в списке подозрительных диссертаций около 80 пунктов (напомню, проверялась работа одного, правда, очень плодовитого, диссертационного совета). Основной признак, разумеется, несуществующие публикации; впрочем, при более детальной проверке, на которую во многих случаях комиссии банально не хватило сил и времени, как правило, вскрывается и плагиат, и подложные заключения. Диссовет распущен, его председатель выведен из состава экспертного совета ВАК и уволен из института. По некоторым людям, вовлеченным в скандал, происходит разбирательство по месту работы.

Какие еще выводы, помимо персональных, можно сделать? Один — банальный — о существовании глубоко эшелонированной структуры. Она включала не только писателей фальшивых диссертаций (тех самых «Лёх», которыми были созданы и редактированы большинство файлов авторефератов) и самих диссертантов, но и их руководителей, оппонентов, членов диссовета и экспертного совета ВАК, множество других советов от Армавира до Астрахани. Не вполне ясна роль организаций, писавших отзывы и направления: они сейчас объявлены подложными, но кто-то же ставил на бумаги печати? Ставил печати на списки трудов соискателей? Структура работала и росла: свежезащитившиеся кандидаты и доктора тут же сами становились оппонентами и научными руководителями и консультантами.

Второй вывод — зараза достала не только общественные науки: в предыдущем номере ТрВ-Наука рассказано о списанной докторской по техническим наукам [1], в Интернете широко обсуждались медицинские истории ([2], [3]), а недавно в ВАК была направлена апелляция на решения одного биологического совета, по «эффективности» не уступающего даниловскому.

Третий, тоже банальный, — система ВАК не работает. Это ясно из того, что уже упомянутые попытки указать на плагиат приводили только лишь к формальным отпискам, а степени никого не лишили даже в очевидных случаях (вспоминая судебное разбирательство с О.Н.Кажевой [4], уточню, что здесь и далее слово «плагиат» употребляется в бытовом, а не в уголовно-юридическом смысле). Не работает даже сейчас, после разразившегося скандала. Так, комментируя ситуацию с 11-м из «лишенцев», Сергеем Федоренко, председатель экспертного совета ВАК акад. Пивоваров заметил: «Несчастный человек — он попал под поезд, он не виноват по существу» [5]. По сообщениям очевидцев, «экспертный совет ВАК признал исследование оригинальным, не вызывало сомнений, что диссертант писал работу сам, качество работы признано удовлетворительным» [5]. То есть, оказывается, без помощи блогеров ВАК не видит нарушений, даже когда прямо показано, где искать (см. врезку).

В-четвертых, эта история показала мощь научного и блогерского сообщества. Волна разоблачений была поднята публикациями в нескольких электронных СМИ и в блогах ЖЖ; эти находки комиссия использовала при составлении списков подозрительных диссертаций, по которым направлялись уже конкретные запросы в журналы и организации. Оказывается, усилий нескольких человек, поддержанных политической волей одного министерства, достаточно для того, чтобы сделать работу, которая не происходила годами. Разговоры о том, что «ВАК не может справиться с валом диссертаций» теперь теряют смысл: помощники найдутся.

Сейчас активно предлагаются различные административные меры: сокращение числа диссоветов; создание своей отдельной ВАК в структуре РАН; запрет на защиты в тех организациях, в которых выполнялась работа; совмещение защиты с экзаменом по специальности. Случившееся показывает, что работать это не будет. В даниловском совете защищали липовые диссертации люди из множества разных мест; его председатель многие годы был заместителем председателя экспертного совета ВАК («большое количество людей шло к нам, потому что я — зампредседателя экспертного совета ВАК и статусом как бы давал гарантию, что если этим советом защищено, то и там будет защищено», — сказал он в интервью еще до публикации доклада комиссии [6]); другой уличенный в копировании без ссылок диссертант — также член экспертного совета ВАК, только теперь уже по управлению, вычислительной технике и информатике [1]; председатель уже упомянутого биологического совета, соавтор монографии, содержащей обширные заимствования, был введен в состав экспертного совета по биологии весной 2011 года; говорят, по личному распоряжению министра.

С другой стороны, предлагается вообще отказаться от ВАК, оставив всё на ответственности университетов, — расчет здесь на репутационные механизмы. Авторы таких предложений опираются на опыт западных стран. Но проблема в том, что в России репутационные механизмы не работают. Сведения об организации, в  которой проходила защита, уже сейчас указаны в кандидатском дипломе… На что-то это влияет?

Рис. О. Добровольского
Рис. О. Добровольского

Я вижу единственную возможность системного решения проблемы в создании жесткого и прозрачного регламента рассмотрения апелляций. По каждому пункту, указывающему, скажем, на совпадение текстов, должно быть явно сказано: совпадение не имеет места; или оно есть, но должным образом оформлено (есть кавычки и ссылка); или источник совпадения — более ранний труд самого автора диссертации (должно быть запрошено и приложено его объяснение с указанием на этот труд); или совпадение признается незначительным (должен быть явно указан его объем) — либо, наконец, совпадение признано недолжным, и дело передается в экспертный совет и далее для признания степени недействительной. Аналогично — с несуществующими публикациями. Отвественность за адекватность ответа должен нести конкретный чиновник, его подписавший.

При этом уже существующая функция ВАК — закрытие слабых советов, допускающих неоднократные нарушения, должна быть сохранена. Должна также сохраниться практика внимательного рассмотрения вызывающих подозрение диссертаций. Разумеется, должен быть продлен срок возможного лишения степени в случае грубых нарушений; заявления об этом сделаны руководством ВАК и МОН, и их следует всячески поддержать.

К сожалению, это не решает проблему просто слабых диссертаций и купленных работ, написанных добросовестными исполнителями. В то же время, мне кажется, что если на примере явных, простых случаев типа списывания будет показано, что система работает, найдутся и желающие написать отрицательный отзыв на автореферат, выступить на слабой защите или задать вопрос диссертанту с тем, чтобы проверить, насколько хорошо он знает свою работу. А наличие таких отзывов будет служить для ВАК признаком того, что диссертация заслуживает особо подробного рассмотрения.

Отдельный вопрос — о самих диссертантах. Их можно условно разделить на три группы: ученые, преподаватели и чиновники. С учеными просто: в науке примерно понятно, кто чего стоит, и наличие степени мало на что влияет. С чиновниками сложнее: с одной стороны, человек, купивший или переписавший чужой текст, не заслуживает доверия и с точки зрения выполнения им основной функции; с другой — долгое время никто не считал это чем-то неприличным и тем более криминальным. Тут тоже предлагаются разные варианты. Один — это переаттестация «по запросу» (в предположении, что авторы сомнительных диссертаций такого запроса не пришлют, чтобы лиший раз не светиться). Другой — объявление «амнистии», возможности в течение какого-то срока отказаться от степени без последствий для карьеры, но с лишением должности, если плагиат и приписки будут выявлены после окончания этого срока. К сожалению, оба предложения (второе — мое) являются малореалистическими, и тут может действовать только механизм общественного осуждения. С другой стороны, заслуживает внимания старая идея об отделении «деловых» степеней от научных — создании аналога MBA. Как раз здесь можно попытаться завести репутационные механизмы с самого начала: ясно, что степень, условно говоря, РЭШ или ВШЭ будет цениться работодателем больше, чем МВА из Тьмускорпионьского кулинарного колледжа.

Однако особо критичной является ситуация с преподавателями. Я не понимаю, как человек, защитивший липовую диссертацию, может учить студентов не списывать. Мне кажется тревожным знаком отказ, скажем, руководства Северо-Кавказского федерального университета отстранить от преподавания автора фальшивой докторской [7]. Вообще роль различных организаций, так или иначе замешанных в скандале, заслуживает отдельного рассмотрения. В докладе министерской комиссии содержится рекомендация организациям, от имени которых были предоставлены фальшивые заключения, обратиться в правоохранительные органы. Пока что о таком намерении заявил только РГСУ [8]. Думаю, что такие обращения как раз и послужат признаком, по которому можно будет отличить добросовестных жертв обмана от деятельных участников обнаружившейся структуры.

В заключение отмечу еще два момента. Первый — министерству следует воздержаться от резких административных изменений. Они в первую очередь ударят как всегда по нормально работающим советам. И второй —  в последнее время диссертационный скандал принял еще и политический оттенок. Можно опасаться, что давление на министерство со стороны замешанных в нем депутатов и чиновников приведет к тому, что воля к продолжению деятельности по расчистке завалов пропадет. В этой ситуации мне кажется важным высказать публичную поддержку этой деятельности со стороны научного и образовательного сообщества, как это было сделано, в частности, на заседании Общественного совета при Минобрнауки 19 февраля.

  1. В.Попантопуло, А.Рогаткин. Готовый замкнуться круг. Троицкий вариант — Наука № 3 (122), 12.02.2013.
  2. В.Власов. Диссертация по-министерски. Полит.ру, 27.09.2011 (http://polit.ru/article/2011/09/27/yarkayeva).
  3. Л. Порядков. Мошенничество в науке. Открытое письмо председателю Высшей аттестационной комиссии Минобрнауки России М.П. Кирпичникову. Ученый совет № 12, 2010 (http://maxpark.com/user/1220335144/content/643159).
  4. http://trv-science.ru/tag/olga-kazheva
  5. А. Борисова. «То есть это понты?» Газета.ру, 15.02.2013 (www.gazeta.ru/science/2013/02/15_a_4968861.shtml).
  6. Р.Доброхотов. Александр Данилов: «Лазеек для желающих защитить диссертацию очень много». Слон.ру, 31.01.2013
  7. Лишенную ученой степени преподавательницу СКФУ не уволят. РИА Новости, 15.02.2013 (http://ria.ru/society/20130215/923151097.html)
  8. Ректоры вузов проверяют диссоветы и обещают наказать мошенников. РИА Новости, 04.02.2013 (http://ria.ru/society/20130204/921149488.html)

Как писали СМИ, вопрос об 11-м фигуранте, Сергее Федоренко, вызвал споры: на заседаниях экспертного совета и президиума ВАК указывалось, что единственным нарушением в этом случае был отзыв ведущей организации, которая отказалась признать его подлинным. Четверо членов президиума воздержались при голосовании. В данном случае комиссия министерства просто не успела проверить эту диссертацию на списывание, а экспертный совет ВАК не то не счел нужным, не то не сумел сделать это самостоятельно. А эта проверка показала бы и наличие не должным образом оформленных заимствований из докторской диссертации А.М.Меликяна «Советская исправительно-трудовая политика (1921-1941 годы)» (Краснодар, 2005) и кандидатской диссертации В.А. Павлова «Становление органов юстиции и прокуратуры РСФСР (октябрь 1917 — декабрь 1922 года)» (Москва, МГУ, 2004), и отсутствие следов одной из статей, приведенной в автореферате в списке публикаций (Федоренко С.А. Борьба с экономическими и должностными преступлениями на Северном Кавказе в условиях нэпа (1921-1928 годы)// Наука и школа. 2010. №3. С. 73-75. (0,4 п.л.)) — во всяком случае, в указанном номере работ С.А.Федоренко нет (см. http://nauka-i-shkola.ru/2010-3.html или http://elibrary.ru/contents.asp?issueid=871453).

Тем временем, Сергей Федоренко продолжает утверждать, что сам писал свою диссертацию, а отзыв его консультант «лично забирал из МГУ», и готовится к судебным процессам (http://pda.rbcdaily.ru/2013/02/16/society/562949985748262_news.shtml). Впрочем, на второй странице автореферата никакого научного консультанта не указано, и кто это мог быть — неясно.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest

18 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Евгений Лысенко
Евгений Лысенко
10 года (лет) назад

Я думаю, что выход (один из) — это создание репутационной реальности. Тех самых механизмов общественного одобрения/осуждения. Для этого, в частности, надо «опутывать» научную Москву (для начала) сетью семинаров. И не локально-институтских, а действительно общемосковских. Например, у нас в институте с этим совсем беда: в отчётах заявляют о 5 действующих семинарах, а реально работает только один — молодёжный семинар. Последний из «взрослых» прекратился почти 10 лет назад.
Может быть каким-то организациям (МОН, РФФИ-РГНФ, Династия) стоило бы взять курс на поддержку сильных регулярных семинаров. Может быть даже не столько денежную, сколько моральную, возможно организационную и информационную.

vlad1950
vlad1950
10 года (лет) назад

а каково решение по дисеру Андриянова — из Сунц кто знает

Хоббит
Хоббит
10 года (лет) назад
В ответ на:  vlad1950

Пройдите по ссылке на Gazeta.ru, там всё написано.

Валера
Валера
10 года (лет) назад

С автором невозможно не согласиться. Долгое время махинации с диссертациями не считались чем-то предосудительным. Более того, неявно они поддерживались и руководством вузов. Число защит само по себе было (и есть) выгодно вузу. И вот этот механизм остался — «на местах» предложения по улучшению подготовки научных кадров, работы аспирантуры, встречаются «в штыки» (знаю это и по собственному опыту). То, как работают с аспирантами многие (некомпетентные) научные руководители, порождает плагиат в диссертациях автоматически — без этого не может быть никакой диссертации. Бездарность плодит очередную бездарность, хотя в нормальных условиях данный конкретный аспирант мог бы стать неплохим ученым.
Ситуация с некомпетентными руководителями аспирантур, которые сами являются «фальсифицированными учеными», нетерпима, но такое положение дел является почти повсеместным (по крайней мере весьма распространенным) и, главное, поддерживается руководством вузов — «конвейер производства ученых (фальшивых) работает».

Roman
Roman
10 года (лет) назад

1. Репутационные механизмы не смогут работать потому, что:
— все лжезащищенные господа уже давно и прочно сидят в креслах, руководящих наукой, образованием и защитой.
— зарплата ученого ни в 90-е, ни сейчас не позволяет даже произносить слово «репутация». Без подработок любой из нас — бомж.
А репутационные механизмы между бомжами…это как-то..
— мораль и настрой молодежи таковы, что они презирают серьезных ученых, считают их не соответствующими духу времени..В обществе утерян авторитет науки и ее людей (читай бомжей)
2. Назначение защищаемых диссертаций — карьера и административные должности в 99 процентах случаев.
Несчастный 1 процент использует полученную степень по назначению -продолжает трудиться в науке.
Это отвергнутые обществом всеми забытые и никак не оплачиваемые люди.
Так давайте, господа, вернем смысл процедуре защиты. Будем платить надбавки только тем, кто продолжает заниматься той деятельностью, по которой защитил диссертацию. Исключим из списков юродивые «околонаучные» штуки…
Декан — это не ученый. Ректор — тем более.
Вот это будет работать!

vlad1950
vlad1950
10 года (лет) назад

да все по Марксу ибо нет преступления на которое не пойдет капиталист ради прибыли в 15 %

Santyago
Santyago
10 года (лет) назад

Ну нельзя залатать эту систему! Ее нужно отменить. Но сначала подготовить и обсудить новую. Не западную, нет. На мировую. Система присуждения научных степеней практически одинакова на Западе и на Востоке, в Европе, в Америках и в Японии с Австралией. Полно наших там работает, которы могут все объяснить. Подготовив, принять. Как обычную реформу. Провести реорганизацию. Начать надо было при Ельцине, но никогда не поздно. Ясно, что вся проблема в разделе собственности, в пожизненных стипендиях членов РАН и их исключительном положении в Российской науке.
Я не очень в курсе, что происходит в гуманитарных науках. А в естественных все довольно просто. Нет нужного количества статей по теме (и лучше, первым автором) в приличных журналах — нет диссертации. Список журналов ВАК — это профанация. В любой науке всем ясно, какие журналы или издательства (для монографий) приличны, а какие нет. Какие рецензенты-оппоненты имеют смысл, а какие подставные. Сам ВАК это профанация (ИМХО), равно, как и РАН в ее недавнем и современном виде.

Дмитрий
Дмитрий
10 года (лет) назад

Новости с сайта 59.ru
Чиновники с учеными степенями будут зарабатывать больше

В Пермском крае введут дополнительные меры социальной поддержки для докторов наук. Теперь прибавку к зарплате смогут получать не только преподаватели, но и чиновники с научными степенями.

Во втором чтении депутаты ЗС поддержали инициативу губернатора Виктора Басаргина, которая подразумевает дополнительные меры социальной поддержки для докторов наук, пишет в своем блоге спикер краевого парламента Валерий Сухих. Теперь выплату могут получать доктора наук, работающие в госучреждениях на административных должностях и совмещающие свою деятельность с научной работой, а также лица, имеющие ученую степень, полученную в зарубежном учебном заведении. Кроме того, изменена система показателей научной эффективности докторов наук и установлены размеры ежемесячной социальной выплаты в размере от 15 до 30 тысяч рублей.

На прошлой неделе глава региона заметил, что в крае стали защищать докторские диссертации в два раза чаще по сравнению с 2009 годом. Кроме того, увеличилось число докторов наук, получающих краевые доплаты. Если в 2009 году их получали 326 человек, то в 2012-ом – 479.

Santyago
Santyago
10 года (лет) назад

Роману
«Так давайте, господа, вернем смысл процедуре защиты. Будем платить надбавки только тем, кто продолжает заниматься той деятельностью, по которой защитил диссертацию. Исключим из списков юродивые «околонаучные» штуки…
Декан — это не ученый. Ректор — тем более.»

Пункты 1 и 2 не вызывают сомнений в смысле констатации фактов. А дальше мрак. Смысл процедуры защиты смысла не имеет. Ладно, пусть Андриянов занимается историей, по которой защитился. И Андриянову плохо, и истории тоже. Речь же не об этом. Речь о том, что нормальный аспирант после 3-4 лет серьезной работы с приличными публикациями получает степень и 16000 в месяц как младший научный сотрудник со степенью, а некто андриянов, ни месяца не потрудившись в науке, получает хорошо оплачиваемую должность, на которую без степени не берут. Ладно, исключим явные подделки. Но наверняка есть вполне приличные, выверенные тексты, написанные хорошими специалистами за деньги. Как с этим бороться в той системе, что есть? Никак. ВАК, если борется, то со следствием, а не с причиной. Причина в правилах, которые бессмыслены для нормальных людей, но имеют глубокий материальный смысл для андрияновых и других присосавшихся к бюджету. То есть дело в системе.
Насчет репутационных мехнизмов. Опять телега впереди. На первый раз, до серьезной реформы, сделать жесткие правила по созданию отделов аспирантуры в университетах и академических (отраслевых) институтах. Не просто какое-то минимальное количество докторов наук, а докторов (кандидатов) с определенным уровнем (цитирование и Н-фактор). Тогда 90% советов автоматически отомрет. А приличные ученые без всякого ВАКа разберутся в том, что им приносят на защиту. Опять же, для утверждения отделов аспирантуры и советов (лицензии?) достаточно небольшого подразделения в Министерстве науки.
Насчет ректора не знаю, а декан, конечно, какое-то время должен бы побывать ученым и преподавателем.

Ольга
Ольга
10 года (лет) назад

Есть еще отдельная (четвертая) группа диссертантов — врачи. Во-первых, их карьерное продвижение впрямую зависит от ученых степеней, во-вторых — гонорары, которые они получают от больных.

Nikola Kochergin
Nikola Kochergin
10 года (лет) назад

«…в Интернете широко обсуждались медицинские истории ([2], [3]), а недавно в ВАК была направлена апелляция на решения одного биологического совета, по «эффективности» не уступающего даниловскому».
А вот еще одна «медицинская история», случившаяся в диссовете по защитам медицинских диссертаций. Недавно на сайте «Общества специалистов доказательной медицины» http://osdm.org/blog/2012/04/14/392/ сообщалось о беспрецедентном случае вызывающе наглого ГРУППОВОГО диссертационного мошенничества. Из приведенных на сайте таблиц сравнения текстов следует, что в каждой из 4-х защищенных медицинских диссертаций (1 докт. и 3 канд.) большие разделы представляют собой дословно переписанные ОДНИ И ТЕ ЖЕ ТЕКСТЫ из канд. диссертации Т.П. Македонской. Из авторефератов, размещенных в интернете, следует, что все четверо врачей защищали свои плагиаторские диссертации в ОДНОМ И ТОМ ЖЕ ДИССОВЕТЕ Д 208.041.02 при Московском медико-стоматологическом университете. ВАК в очередной раз привычно продемонстрировала толерантное отношение к диссертационному плагиату и никак не отреагировала на этот случай откровенного диссертационного шулерства. И вообще, станет ли он предметом официального расследования – большой вопрос, поскольку в диссертационной сфере уже давно сформировалась устойчивая система отношений, провоцирующих коррупционное поведение.
Поднятая шумиха вокруг фальшивых диссертаций – это очередная кампания, которая скоро закончится. Новый председатель ВАК В.М. Филиппов уже начал настойчиво проводить мысль о том, что «понятие «плагиат» может устанавливаться только по решению суда» http://expert.ru/expert/2013/09/chto-zhdet-kandidatov/?n=172 Заметьте: по мнению В. Филиппова, решением суда должен устанавливаться не факт плагиата, а лишь «понятие «плагиат». Депутат же Госдумы Николай Панков уверен, что «если ВАК РФ принимает решение, то она имеет право отзывать ту или иную работу; для этого у нее достаточно полномочий» http://www.vzsar.ru/news/2013/01/17/plagiat-v-dissertaciyah-politikov-mneniya-docentov-depytatov.html

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...