Закон «Об образовании в РФ»: взгляд снизу

Андрей Демидов. Фото Н. Деминой
Андрей Демидов. Фото Н. Деминой

Накануне Нового года президент РФ Владимир Путин подписал закон «Об образовании в РФ». Анализировать этот объемный документ, ставший, по сути, «образовательным кодексом» можно долго. Будучи ограниченным рамками газетной публикации [1], я бы хотел остановиться не на декларациях (их в законе предостаточно), а на возможных последствиях его применения, которые скажутся на жизни обычной школы, вуза, на работе каждого преподающего.

Прежде всего, закон законодательно закрепил те «эксперименты», которые проводились над российским образованием последние 10 лет. Нормативное финансирование и новая системы оплаты труда (НСОТ), обязательные ЕГЭ и ГИА, «оптимизация» (сокращение) школ и вузов, внедрение «Основ религиозной культуры и светской этики» и теологии в светские учебные заведения.

Федеральная власть не гарантирует ничего ни детям, ни педагогам, всё теперь определяют региональные и местные власти. Начальное и среднее образование остается бесплатным, но, во-первых, ФГОСы разрабатываются и принимаются Минобрнаукой (то есть никто не мешает через год определить, что государство гарантирует не 37, а, например, 20 бесплатных часов в неделю), а во-вторых, именно региональная власть решает, сколько стоит в регионе одна ученическая «душа». Нет теперь никаких государственных гарантий социальных и трудовых прав педагогов — всё зависит от регионов.

Даже такую мелочь, как оплата методической литературы, будут теперь обсуждать региональные законодательные органы. Президент и премьер-министр могут раздавать любые обещания — командовать регионами они не могут, а у губернаторов найдутся более важные статьи расходов, чем зарплата преподавателей или оплата сельским учителям коммунальных услуг. Конечно, вузы пока еще на федеральном балансе, но, во-первых, перспективы повышения зарплат в высшей школе отодвинуты на 2018 год, а во-вторых, упорно ведутся разговоры о «регионализации» и этой категории образовательных организаций.

Нормы финансирования

Нормативное финансирование стало единственно возможным по всей стране, то есть «неэффективными» стали тысячи маленьких школ — от коррекционных и школ надомного обучения до знаменитых «авторских» школ. Еще в большей опасности дополнительное образование. Большинство кружков и секций малокомплектны, а прямо право на дополнительное образование никаким стандартом не защищено.

В сочетании с нормами 83-ФЗ новый закон приведет к неизбежному росту платных образовательных услуг, особенно в старших классах (подготовка к ЕГЭ) и в дополнительном образовании. Если в классе 30 (и более!) учеников, не может идти речь ни о каком индивидуальном подходе. Детям будет предлагаться стандартный набор элементарных учебных ЗУН (Знания, Умения, Навыки), а вот подготовку к ГИА/ЕГЭ, а тем более к олимпиадам школа будет вынуждена объявить «платной образовательной услугой вне рамок ФГОС».

Принципиально изменились отношения между директором школы и педагогическим коллективом, а также, благодаря НСОТ, внутри педагогического коллектива. Директор теперь — не педагог, а менеджер, он никак не связан с сутью педагогической работы. Зависит директор всецело от собственника, то есть от руководителя Управления образования, который может уволить директора без объяснения причин. Оценивается директор прежде всего по умению «оптимизировать», то есть сократить количество психологов, библиотекарей, социальных работников и перевести как можно больше вспомогательных служб на аутсорсинг. Зарплата директора определяется по средней зарплате работников, поэтому директору выгодны учителя, работающие на 1,5−2 ставки, и невыгодны совместители — ученые, вузовские преподаватели.

О том, к каким конфликтам приводит новая система оплаты в педагогических коллективах, уже написано достаточно. О других проблемах, связанных с введением НСОТ и подушевого финансирования, см. в статье Д. Шноля «Арифметические парадоксы новой системы оплаты труда» [2]. Автор, учитель математики московской школы «Интеллектуал», путем несложных расчетов доказывает, что при новой системе оплаты труда работать хорошо и повышать квалификацию выгодно только тогда, когда этого же не делают коллеги. То есть в сильном высококлассном педколлективе материальный стимул к повышению своего уровня исчезает. А «особенности НСОТ вынуждают заинтересованного в более высокой зарплате молодого учителя идти в школу с низко квалифицированным и мало активным u1087 педагогическим коллективом. Там он будет получать большие деньги, хотя и не сможет научиться у более опытных коллег своему главному делу», — резюмирует автор.

Почему я так много внимания уделяю вопросам финансирования образования и оплаты труда учителя, думаю, понятно. Очевидно, что и набор доступных средств образования и уровень квалификации педагога (наличие у него свободного времени для профессиональной подготовки и собственного развития) впрямую (хотя и далеко не полностью) зависят от уровня финансирования системы. Это одна из граней свободы творчества педагога (трудясь на две ставки и хватаясь за любой приработок чтобы выжить, не особо то сможешь творить).

Свобода слова

О другой проблеме — преломляющей понятие свободы слова в педагогической деятельности — хочется также сказать несколько слов.

В статье 48 «Обязанности и ответственность педагогических работников нового закона» говорится: Педагогическим работникам запрещается использовать образовательную деятельность для политической агитации, принуждения обучающихся к принятию политических, религиозных или иных убеждений либо отказу от них, для разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной розни, для агитации, пропагандирующей исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности, их отношения к религии, в том числе посредством сообщения обучающимся недостоверных сведений об исторических, о национальных, религиозных и культурных традициях народов.

Запрет на политическую агитацию был и раньше, а вот насчет «принуждения обучающихся к принятию… взглядов», тут, конечно, всё более неоднозначно, а с учетом политической конъюнктуры последнего года так и вовсе угрожающе. Преподаватель, который попросил учеников свой тезис законспектировать, а после — повторить, уже как бы и «принуждает». А как же, не расскажешь — двойку поставит. Но самое неприятное, — это именно «сообщение недостоверных сведений», посредством которых происходит, по мнению законодателя «принуждение», «разжигание» и прочая «пропаганда».

Любому гуманитарию, да и вообще, человеку, прослушавшему вузовский курс философии, понятно, что 100% «достоверных» сведений в гуманитарных науках не так чтобы сильно много. А, кроме того, когда речь идет о «национальных, религиозных и культурных традициях народов», могут сильно вмешаться амбиции этих самых народов. И если литераторы могут надеяться, что от обвинения в «разжигании» («злой чечен ползет на берег…») их убережет авторитет классика, то историкам придется туговато. Не спасет и ссылка на документ, его автор (хоть бы даже летописец Нестор) тоже не свободен от «недостоверных сведений».

Я, правда, думаю, что основные бои развернутся вокруг более близких к нам исторических событий.

Например, вокруг революции (или революций) 1917 года. До сих пор многие историки считают крушение царизма глубоко закономерным процессом, вызванным, прежде всего, социально-экономической архаичностью (во многом, искусственной) и внутренней неспособностью к политической эволюции.

Так же как немало историков признают, что большевикам удалось победить в гражданской войне за счет того, что они лучше других сторон выразили чаяния народных масс. До сих пор, это не возбранялось излагать и в учебниках.

Казалось бы, все просто, учитель подбирает учебник автора, взгляды которого ему близки и ничего не боится. В случае чего, все претензии к Минобру, который данный учебник рекомендовал к использованию в школах или вузах.

Но скоро, кажется, этому «безобразию-разнообразию» придет конец. Как можно понять, «Единая Россия» всерьез озаботилась созданием «единого учебника по истории нашей страны».

В свое время тема как-то ушла из информационного поля (в «Единой России» с раздражением признавались, что «ученые пока не готовы»), но в связи с последним «осенним обострением» вновь попала в СМИ.

«Мы будем работать над тем, чтобы в России появился единый учебник истории. Очень важно, чтобы наши дети знали и уважали историю нашей страны, имея общие ценностные представления, и апеллировали к общим историческим фактам. Появление единого учебника истории будет во многом скреплять объединять, и создавать общую гуманитарную основу для сохранения традиций и культуры» — заявила все та же Яровая 19 декабря, обозначая планы своей партии на следующий год. Еще раз повторю, учитывая последние события, есть основания опасаться, что на этот раз «ученые будут готовы». А любое отступление от духа и буквы этого «единого учебника» и будет трактоваться как «сообщение недостоверных сведений» со всеми вытекающими для учителя последствиями, самым «мягким» из которых станет увольнение.

Все вышенаписанное, разумеется, в равной степени касается и преподавателей вузов.

Что делать?

Как представляется, противодействие новому закону может быть сосредоточено по нескольким направлениям. Во-первых, даже самые последовательные защитники нового закона признают, что многие его нормы нуждаются в конкретизации. К тому же в законе более 150 отсылок к другим нормативным актам, большая часть из которых еще отсутствует. Поэтому педагогическому сообществу необходимо как можно быстрее сформулировать несколько основных требований и лоббировать поправки в закон или принятие специальных законов по отдельным конкретным вопросам (например, закона о социальной поддержке сельских педагогов).

В регионах не обойтись без давления на законодательные органы (раз уж теперь именно от них зависит бюджет, то есть нормативы, зарплата, льготы), активного участия в муниципальных выборах (несколько независимых московских муниципальных депутатов с чрезвычайно ограниченными полномочиями всё-таки могут сделать что-то полезное для своих избирателей, в том числе и для защиты школ от «реорганизации»), переговоров с руководителями органов исполнительной власти.

Во-вторых, это открытая, основанная на действующем законодательстве борьба за свои трудовые и социальные права. Раз уж нас вынуждают относиться к директору как к нанятому властью чиновнику, вспомним о правах профсоюзов, созданных именно для того, чтобы защищать работников от работодателей.

Работодатель обязан:

• предоставлять профсоюзу всю информацию по социально-трудовым вопросам (ст. 370 ТК, ст. 17 ФЗ «О профессиональных союзах…»), в том числе и о распределении ФОТ (аргументы работодателей, что зарплата относится к персональным данным и, следовательно, ее нельзя делать достоянием гласности, противоречат ст. 85 ТК, в которой четко определено, что именно относится к персональным данным);

• согласовывать с профсоюзом текст коллективного договора (во многих ли школах учителя читали этот текст, если он даже существует?) (ст. 370 ТК);

• вести переговоры с профсоюзом об оплате и условиях труда (ст. 370 ТК);

• не увольнять членов профсоюза без учета мотивированного мнения профкома (ст. 82 ТК), а работников, находящихся на выборных профсоюзных должностях, увольнять только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа (ст. 374 ТК);

• учитывать мнение профкома при принятии любых локальных нормативных актов (ст. 371−372 ТК).

Так что если в школе или вузе есть работающий профсоюз, многие вопросы могут быть решены очень быстро.

Эффективное и умное противодействие разрушительным начальственным новациям возможно только при наличии различных объединений: школьных и вузовских преподавателей, ученых, обеспокоенных состоянием российского образования, и родителей. Такие объединения есть — очень разные, зачастую не знающие друг о друге. Это Инициативная группа студентов, аспирантов и сотрудников МГУ (http://igmsu.org), Ассоциация работников высшей школы «Свободный университет» (http://freeuni.ru), «Общество научных работников» (http://onr-russia.ru/), недавно созданный «Союз школ» (http://unionofschools.livejournal.com), Межрегиональный профсоюз работников образования «УЧИТЕЛЬ» (http://pedagog-prof.org), Движение «Российским детям — доступное дошкольное образование» (http://mamavsud.rdddo.ru) и многие другие. Может показаться, — что каждое из этих объединений решает свои, «узковедомственные» задачи. На самом же деле проблемы у нас общие, и в интересах вузовских преподавателей защитить «оптимизируемые» школы и детские сады, а родители требуют повышения зарплаты школьным учителям.

Вывод: пока сами «реформируемые» не объединятся в сеть разнообразных тематических и локальных групп и организаций, бюрократия так и будет писать законы для себя. История принятия и содержание нового закона «Об образовании в РФ» это прекрасно подтверждают.

Андрей Демидов,
сопредседатель Межрегионального профсоюза
работников образования «УЧИТЕЛЬ»

Примечания:

1. Полная версия, сокращенная версия опубликована в электронной и бумажной версиях газеты.

2. http://pedagog-prof.org/index.php?option=com_k2&view=item&id=313:арифметические-парадоксы-новой-системы-оплаты-труд&Itemid=40

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
8 Цепочка комментария
4 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
аннаЕленаЕленаDen FnВалерий Морозов Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Валерий Морозов
Валерий Морозов

Похоже на лозунг «ДАДИМ ЗАКАЗЧИКУ НЕ ТО, ЧТО ОН ХОЧЕТ, А ТО, ЧТО ЕМУ НУЖНО!» В общем. Хорошо, что делается что-то. Плохо то, что что-то делается не так. А кто знает что нужно? Наверно только выпускник новой «гуманизированной» школы. Убежденный, что естественные науки вещь необязательная… А что б стать культурным достаточно посмотреть фильм «Идиот». В результате люди должны доучиваться и переучиваться, что б стать сколько нибудь полезными обществу и обеспечить себе существование. Наивное убеждение нынешнего сообщества, что миром правят деньги порождает дилетантов, не способных создавать материальные или духовные ценности. Сколько из нынешних выпускников станет высококлассными профессионалами, а не «менеджерами» и «экономистами»? Кто подсчитывал? В стране нехватка квалифицированных рабочих и инженеров. Виноваты все мы, в том числе и власть, и школа, и родители… Меня уже… Подробнее »

Den Fn
Den Fn

В советских учебниках любили писать об «алармистских» настроениях. Вот именно такие настроения сейчас некоторые «специалисты» пытаются растиражировать вокруг Федерального закона об образовании в Российской Федерации № 273-ФЗ от 29 декабря 2012 года.
Этот закон готовился не один день, писали его вовсе не бюрократы, а самые «лучшие» (и в самом деле лучшие) в нашей стране педагоги, администраторы и прочие категории граждан, работающие в сфере образования.
Закон долго и мучительно обсуждался с самым широким кругом научной и педагогической общественности, согласовывался с long list’ом заинтересованных организаций и общественных объединений. В результате прошел Гос. Думу и был утвержден Президентом РФ.
Закон полностью соответствует существующей модели образования в нашей стране и закладывает некоторые принципы для ее модернизации. Именно модернизации, а не консервации и деградации, которые обеспечивались бы в случае сохранения старой версии закона об образовании образца 1990-х годов.

Валерий Морозов
Валерий Морозов

«…писали его вовсе не бюрократы, а самые «лучшие»
(и в самом деле лучшие) в нашей стране педагоги, администраторы и прочие категории
граждан, работающие в сфере образования. "
Вот именно. Музыку заказали музыканты…
Кушайте, что дают.
У нас давно педагогика живет отдельной жизнью…
Кто загробил реформу образования в 70?
… типа «пожалейте учителей и родителей», а жить с детям с этим уровнем культуры? «Гуманизация» — это прямое поощрение праздности и невежества. Ну порка может перебор… впрочем…
Наверно жить придется не на курортах, или нет?

Den Fn
Den Fn

Мы имеем то образование, которого заслуживаем.
Образование, как и воспитание, начинается не с закона об образовании (и им не заканчивается), а с Вашего отношения к собственным детям.
В истории нашей страны реформа образования (разговоры об этом, критика, жалобы и стоны) начались с того самого момента, как образование становится массовым и оплачиваемым из бюджетных денег разных уровней, т. е. с тех самых пор, когда не были еще рождены даже самые старые читатели Троицкого варианта:)

Елена
Елена

Почему, сделав какую-то гадость от имени народа «умники», сделавшие эту гадость говорят, что мы (народ) этого заслуживаем! Больного на всю голову правительства, бездарного образования, медицины и т. д. Какая же в вас ненависть к соотечественникам!!!

Den Fn
Den Fn

Вы читали этот закон?
Де-факто он закрепляет все новации, «достижения» и достижения в образовании за последние 25 лет. Чем принципиально закон об образовании предыдущей версии был лучше, чтобы сожалеть о его замене на новую версию?

Валерий Морозов
Валерий Морозов

«начались с того самого момента, как образование становится массовым и оплачиваемым из бюджетных денег разных уровней» При царе Петре Алексеевиче? . так затянулось… Так там было не так уж плохо, несмотря на латынь и розги (а может благодаря?)… Выпускник гимназии говорил на разных языках и был готов к государевой службе, да и к обучению дальнейшему… Сейчас сомневаюсь. Естественные науки стали второстепенными… люди покупают «структурированную» воду, лечатся у знахарей и смутно представляют устройство мира. Родители мечтают о карьере детей художников и бизнесменов. а фактически готовят своих детей бесполезной и бездарной жизни. А кандидаты педагогических наук предлагают лженаучные наглядные пособия. «а с Вашего отношения к собственным детям» Верно, но это можно сделать только вопреки, а не благодаря школе и законам… впрочем у меня уже второе поколение выучилось… не о своих детях и внуках… Подробнее »

Елена
Елена

Печально все это… Особенно хорошо это понимают те, кто работает в сфере образования и чьи дети сейчас учатся в школе, а через несколько лет нам придется, если будет возможность, оплачивать школьное образование. И какое! Нет ни гуманитарных дисциплин, преподаваемых на должном уровне, ни естественно-математических — соединяют предметы…

Валерий Морозов
Валерий Морозов

Результат уже получен.

Целое поколение считает, что есть второстепенные предметы. Успех определяется связями и деньгами.

анна
анна

Меня всегда удивляет злоба, с которой все обрушиваются на что-либо новое. Друзья, наука говорит о том, что любой анализ начинается с положительных моментов. Неужели их совсем нет в новом Законе? Но ведь нет еще и подзаконных актов, так о чем крик? Три года дается на их проработку, вот время и возможность для всех повлиять на их содержание. Активизируйтесь, общественные организации, родители и т. д. Но только не в форме обвинения, а в форме конструктивного диалога. А то ведь мы хотим, чтобы кто-то сделал для нас все замечательно, но без нашего участия, а мы в лучшем случае покричим, что все дураки и негодяи.

Валерий Морозов
Валерий Морозов

«А то ведь мы хотим, чтобы кто-то сделал для нас все замечательно, но без нашего участия»

Так и делают без участия.
Почему это делают педагоги и родители?
Почему вопросы что есть наука и что есть культура решают голосованием? люди не имеющие отношения к науке и культуре?
Почему только в физматшколах (их в России три) дети получают полноценное образование, в том числе и по гуманитарным наукам?

Почему выброшены на помойку учебники 70-х?
Почему профессия учитель не престижна (и не только в России)?
Кстати профессия преподаватель вуза не престижна ТОЛЬКО в России…

Валерий Морозов
Валерий Морозов

«Неужели их совсем нет в новом Законе?»

Возможно есть, даже почти наверняка есть. только образования нет. Детей засовывают в трубу из к которой один выход — «аттестат зрелости». Зрелость чего?

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: