«Мышление — болезнь жизни»

Сложно что-то писать. И были сомнения нужно ли… На самом деле, лично у меня в душе складывается реквием не по человеку (пусть даже и выдающемуся), а реквием по всей настоящей литературе…

Доисторические писатели

(Великие писатели всегда брюзжат. Это их нормальное состояние, потому что они — это больная совесть общества, о которой само общество, может быть, даже и не подозревает)

Я, кажется, из того последнего по­коления, для которого Аркадий и Бо­рис Стругацкие были «нашим всем». Люди моложе меня лет на 10 (или даже мои ровесники, ВОВРЕМЯ не ознакомившиеся с творчеством бра­тьев Стругацких) уже не понимали, в чем цимес, и нередко просто отка­зывались читать более одного-двух произведений. Дескать, наивно, скуч­но и «ни о чем». А мы-то знали все книги без исключения и наперебой цитировали то «Понедельник начи­нается в субботу», то «Улитку на скло­не», то «Гадких лебедей».

Я был страшно горд своими пе­дагогическими достижениями, когда мой сын (90-го года рождения) с яв­ным удовольствием «проглатывал» все имеющиеся у меня произведе­ния АБС — от «простеньких», вроде бы «Трудно быть богом» и «Отелем у погибшего альпиниста», до наво­роченных «Миллиарда лет до конца света» и «Града обреченного». Бо­лее того, сын сам, без наводящих во­просов, характеризовал прочитан­ное на изысканно-одобрительном молодежном слэнге — короче, типа круто, и он даже не ожидал, что та­кую увлекательную фантастику могут сочинять «доисторические писате­ли». «Не хуже Стивена Кинга» — это в устах моего чада следовало считать наивысшим комплиментом. Так же как у меня книжные полки застав­лены Стругацкими — у него ломятся от Кинга. Но на темы «светлой иде­ологии Мира Полудня» или высоко­го единении душ сын «не парился».

Нечего читать

(Почему мы все-таки и несмотря ни на что, должны идти вперед? А потому, что позади у нас либо смерть, либо скука, которая тоже есть смерть)

Даже для таких вот юных «цените­лей» братья Стругацкие всего лишь «клевые фантасты, умеющие зажечь». А для нас (или скажем менее катего­рично — для многих из моих ровес­ников) творчество Аркадия и Бориса было… откровением… лучом света в темном царстве. Не знаю… Наверно, просто изменились времена, и сейчас ко всему куда более спокойное отно­шение. Нормально-потребительское. По молодости (как опять же многие из нас) я пытался писать «под Стру­гацких» или какие-либо продолже­ния их невероятных историй. Но мне и в голову не приходило, что такое можно публиковать.

А сейчас в «Ашане» (что харак­терно) на полках с десяток вариан­тов «сиквелов» «Обитаемого остро­ва». Зону из «Пикника на обочине» и вовсе размножили в сотнях направ­лений. Я пытался читать и то, и дру­гое и бросал на втором «шедевре». Какие-то дешевые деревянные ку­клы вместо живых людей. Не пик­ник на обочине, а пьянка под забо­ром… Я уже и не говорю о том, что язык Стругацких вообще мало до­ступен для воспроизведения. Зато как приятен и легок для чтения! АБС всегда помнили о том, что, какая бы серьезнейшая проблема ни обсуж­далась, писать надо ИНТЕРЕСНО.

И так-то, была, наверно, пара-тройка современных литераторов, чьих сочинений я ждал и восприни­мал с низким уровнем критичности. Теперь стало еще на одного меньше. По большому счету, читать нечего. Но я знаю способ. Закончу писать этот текст, пойду к своему книжно­му шкафу и возьму… Ну, например, «Отягощенные злом» — давненько не штудировал. Книги Стругацких можно перечитывать не реже раза в три года. Такое ощущение, что зна­комишься с ними заново.

Два экземпляра газет

(Приходя не радуйся, уходя не грусти)

Борис Стругацкий был почетным подписчиком нашей газеты. В пер­вые месяцы существования ТрВ мы довольно самонадеянно включили питерский адрес Бориса Натановича в список бесплатной рассылки, даже не поинтересовавшись, нужно ли это самому «почетному подписчику». Од­нако, судя по нечастым публикациям Стругацкого в ТрВ, Борис Натанович читал нашу газету внимательно. Хва­лил гораздо больше, чем критиковал, и это было настоящим поводом для гордости. По крайней мере для меня…

Мы слали Стругацкому два экзем­пляра. Не знаю уж, зачем. Наверно, думая, что знаменитый писатель вто­рой экземпляр «распространит сре­ди жильцов нашего жэка». Поздрав­ляя «Троицкий вариант» с выходом юбилейного, сотого номера, Борис Натанович со свойственным ему мягким ироничным юмором посе­товал на две газеты, приходящие с рассылкой. Мы сделали «работу над ошибками» — стали слать один эк­земпляр. Предыдущий номер ТрВ ушел в Питер, когда Бориса Ната­новича уже не стало…

Бессильные мира сего

(Это что-то вроде демократических выборов: большинство всегда за сволочь)

Давным-давно, более 15 лет назад, в Троицке по своим политическим делам побывал Егор Гайдар. После основного мероприятия Гайдар дол­го общался с местной прессой, кото­рую представляли редакторы тогда еще городского «Троицкого вари­анта». Беседа получилась очень со­держательной и вообще «за жизнь», а Егор Тимурович показал себя заме­чательным, многоплановым и совсем не «звездным» собеседником. Лично я не удержался и поинтересовался у Гайдара, как он относится к творче­ству своего тестя (Гайдар был женат на дочери Аркадия Стругацкого). До­словно ответа я сейчас не воспроиз­веду, но три идеи звучали примерно следующим образом. Очень харак­терно посмеиваясь, Егор Тимурович сказал, что, относись он плохо к твор­честву Стругацких, вряд ли бы женил­ся на дочери одного из них. С другой стороны, излишний пиетет к знаме­нитому отцу и трепетное отношение к его творчеству поначалу его, Тиму­ра, даже изрядно сковывали в смысле отношений с дочерью. Ну, а напосле­док Гайдар сказал: «Мощные мужики, не только писатели, люди большие… Вот им бы страной руководить… Толь­ко им это не надо…».

Делая поправку на определенный романтизм данного высказывания, стоит отметить, что братья Стругацкие и так, без занятия каких-либо офи­циальных постов (будь то в полити­ке, а даже и в своей, литературной области), в каком-то смысле «руко­водили страной». Причем наиболее продвинутой и мыслящей ее частью. Креативным классом, как сказали бы сейчас. Но, как мало кто другой, АБС понимали, что «владеть умами», мо­жет быть, даже проще, чем реально руководить страной. Тем более та­кой, мягко говоря, странной, как наша. Недаром ведь последнее произве­дение Бориса Стругацкого, увидев­шее свет в далеком уже 2003-м, на­зывается «БЕСсильные мира сего».

Илья Мирмов

Цитаты Аркадия и Бориса Стругацких (gtquotes.blogspot.ru).

На иллюстрации обложка книги с полки автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
6 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
СергейАлександр ЛитягинHmelnikovАлександраАнтон Пеплов Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Антон Пеплов
Антон Пеплов

Илья, читателей, для которых АБС — гораздо больше, чем «просто хорошие писатели», хватает и среди тех, кому двадцать пять (как мне), и среди тех, кому двадцать. Не судите столь категорично о поколениях.

Александра
Александра

Возможно, для популярности среди нового поколения большее значение имеет экранизация, а экранизовать Стругацких сложно, потому что невозможно. Мысли это не действия, их сложнее облечь в красивую картинку. «Отель у погибшего альпиниста» конечно хорош, но имеет мало отношения к оригиналу; «День затмения» — и подавно; «Сталкер» — какая-то слабая пародия на «Пикник», хотя казалось бы, Тарковский; ну, а про шедевр с розовым танком я вообще молчу, про него и так в стране эпические легенды ходили в момент выпуска.

Антон Пеплов
Антон Пеплов

Возможно. Но не стоит забывать, что «поколение» — единица статистическая. Среди моих знакомых в возрасте 20−25 хватает людей, которые влюбились в Стругацких без всяких экранизаций. За потрясающий язык, глубокое чувство истории и мир, в котором хотелось бы жить. Сколько таких в возрасте менее 20 — не знаю, просто у меня почти нет знакомых такого возраста. Но и здесь я против того, чтобы всех грести под одну гребенку.
Просто не стоит судить о целом поколении на основании пары примеров перед глазами. Не думаю, что авторам и читателям научной газеты нужно объяснять, что такое нерепрезентативная выборка.

Hmelnikov
Hmelnikov

Хотел было промолчать-за неимением чувства дельного.
Но-скажу.
Я так же воспитан на книгах Стругацких.
Без них мальчик из малограмотной семьи так и остался бы умным ничто.
Мир праху подвижников…

Александр Литягин
Александр Литягин

Для меня феномен братьев в том что они оказались практически единственные во всей нашей огромной стране, ну может напару с Лемом. от той же эпохи осталось еще множество талантов зарубежных, а в нашей стране им альтернатива както и не припоминается. их хищные вещи века ныне читаются вообще как пророчество, в тето времена.
чтоже до современного читателя, может потому народ у нас и не читает что нечего стало, а что до высот духовных — имхо, народ современный както стал еще боле приземленней чем когда-либо, если у нас это еще можно объяснить это рикошетом 90х, то в остальном мире напрашивается банальное уныние от бессилия и неверия, ожидание катастрофы. во всяком случае я не замечаю былой религиозности, какойто озабоченности о вечном и истинном.

Присоединюсь к поминающим.

Сергей
Сергей

Да, трудно быть богом Ушел из жизни Борис Натанович Стругацкий. Честно говоря, писать об этом не очень хотелось, хотя ранние и средние Стругацкие были и остаются моими любимыми писателями. Скажу больше — вместе с Жюлем Верном именно они в подростковом возрасте оказали решающее влияние на формирование моего коммунистического мировоззрения. И не только моего, но и многих моих друзей из числа ровесников, в том числе известных людей — таких, как Егор Летов. «Понедельник начинается в субботу» Стругацких и «20 000 лье под водой» Жюля Верна, думаю, оказали на меня решающее воздействие, последствия которого, как видите, не пропали до сих пор. Однако поздние Стругацкие не просто потеряли свой талант — они изменили знак на противоположный, отреклись от своего творчества, но, оставаясь тем не менее людьми талантливыми, стали вкладывать в свои… Подробнее »

Hmelnikov
Hmelnikov

К счастью, пришло время, когда наказывать за собственное мнение… не принято, скажу так.
Потому Вы имеете полное право излагать свои мысли.
Как и я имею полное право быть с ними несогласным.
Нам не стоит тратить время на дискуссию.
Всё равно мы останемся при своём мнении.
Главное в том, что мы уважаем право каждого на свободу.
Верно?:)

Антон Пеплов
Антон Пеплов

Сергей, в том, что книги Стругацких и уж особенно «Пикник на обочине» не подвергались никакой цензурной правке, Вы, мягко говоря, заблуждаетесь. Прочтите хотя бы «Комментарии к пройденному"самого Бориса Натановича вот здесь: http://lib.ru/STRUGACKIE/comments.txt (а если не доверяете злым интернетам, потрудитесь найти их в бумажном издании).
«Гадкие лебеди». «Обитаемый остров». А уж «Пикник»!..

Сергей, честное слово, Вы узнаете много интересного.

Hmelnikov
Hmelnikov

Я не просто согласен с Вами, Антон Пеплов.
Я просто знал, что Стругацких нещадно цензурируют.
Именно тогда, когда они писали о «светлом будущем человечества-коммунизме».
Откуда?
Отец моего лучшего приятеля в студенческие времена возглавлял Первый отдел в военкомате одной из автономий.
Ныне-независимой республики.
Мы много откровенного говорили с приятелем.
Он был из иного круга, чем я.
Но уважал независимость моих суждений.
Ладно.
Что такое коммунистическое правление экономикой на практике?
Кто нёс персональную ответственность за всё и вся в СССР и социалистическом лагере (хорошо сказано-лагерь!;))?
Генеральный секретарь.
Следовательно, он и был хозяином.
Сталин был Хозяином.
Имел право произвольно убить любого жителя страны.
Вопрос: почему я должен восхищаться идеей, наивысшей расцвет которой был во времена Хозяина?
Вопрос Сергею.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: