Шашечки или ехать?

В Тбилиси водитель-частник подъ­езжает к остановке такси, где давно стоит женщина, и, распа­хивая дверь своего авто, предлагает ее подвезти. «Я жду такси», — слышит он в ответ. — «Вам нужны шашечки или вам нужно ехать?!» Этот старый советский анекдот невольно вспоми­нается, когда сталкиваешься с неве­роятной бюрократией, поглощающей нашу науку и образование, причем чем дальше, тем больше. Вроде бы всё делается из лучших побуждений, но… Совершенно очевидно, что хотя некоторые «шашечки» (формально­сти), к сожалению, нужны, всё же они должны быть минимальны и не ме­шать ученым заниматься тем, чем им положено и за что, собственно гово­ря, они получают зарплату, т. е. науч­ными исследованиями.

Непосредственным поводом для данной заметки послужило мое од­нодневное мучение по работе с КИАС, непонятным нововведением РФФИ этого года. От более молодых и го­рячих подавателей заявок на гран­ты этого во многом замечательного и эффективно работающего фонда мне приходилось слышать и доволь­но экспрессивные выражения с ис­пользованием медицинской терми­нологии. Мне еще повезло. Знакомый доктор наук маялся с заполнением рубрик два дня, а другой коллега во­обще не мог заполнить регистрацию (компьютер все время зависал). Чест­но говоря, совершенно не понятно, за­чем всё это надо делать, если учесть, что круг ученых, участвующих в кон­курсах РФФИ, давно сформировал­ся и сведения о подавляющем чис­ле заявителей (и исполнителей) уже имеются в компьютерах этого фонда. С этой точки зрения, вновь подавать сведения о себе должны лишь нович­ки. Но мороку устроили всем!

Невозможное засилье отчетности и «бумагооборота» уже приводит к не­которому необъявленному и пока не­организованному бойкоту со стороны научных сотрудников разного ранга. Я знаю целый ряд неплохих иссле­дователей, для которых лаборатория, библиотека или экспедиция — смысл жизни, но которые не участвуют в кон­курсах РФФИ и других учреждений в качестве заявителей проектов. Как сказал мне один из них, его «тошнит» от одной мысли, что надо делать мас­су бессмысленной работы. Многие не хотели даже обсуждать свое возмож­ное участие в различных конкурсах Минобрнауки, несмотря на потенци­ально большие деньги. Также неред­ко коллеги постарше, но не имевшие ресурса в виде обслуживающего персонала (лишних лаборантов и т. д.), от­казывали молодым иногородним кол­легам по программе мобильности, как только узнавали, сколько придется сделать для оформления их прико­мандирования. Нет времени — а у по­жилых людей, которых в нашей науке немало, тем более! — для того, чтобы погружаться в бумажную круговерть и перемещаться в бюрократическом пространстве за различными подпи­сями и согласованиями. Почему ниче­го этого нет за рубежом, а у нас рас­цветает — вот в чем главная загадка российской науки!

Новое руководство Минобрнауки РФ обещало всячески бороться с бю­рократическими завалами на пути на­учных исследований, что, конечно, все занимающиеся наукой только горячо приветствуют. Однако ясно, что здесь не обойтись «мелочевкой» и нужно при­нимать кардинальные меры, причем по разным направлениям. Общим пра­вилом должно стать реальное упро­щение бюрократических процедур, их «обрубание», вплоть до полной отме­ны везде, где это возможно.

Я хочу предложить следующий упрощенный подход к участию во всяких конкурсах на научное фи­нансирование (гранты и прочее), который может заметно разгрузить от бюрократического бремени. Ал­горитм включает три основных эта­па, которые реализуются только в электронном виде (никаких бумаг!).

1. Первичная заявка на грант долж­на быть оформлена лишь в виде не­большой статьи не более чем на 5 страниц с кратким резюме и рас­ширенным текстом заявки, с изло­жением того, что и как планируется сделать. В конце приводятся ссыл­ки (не более 5) на наиболее важные статьи заявителя гранта и других его участников (исполнителей).

2. Далее электронная заявка по­сле ее регистрации поступает экс­пертам (не менее трех).

3а. В случае положительных за­ключений и принятия решения о фи­нансировании данной заявки счаст­ливый заявитель гранта оформляет все необходимое для бюрократии. Как известно, за удовольствие надо платить! Хотя и в данном случае хо­чется, чтобы удовольствия было по­больше, а суеты вокруг него поменьше.

3б. Если решение будет отрицатель­ным, то заявителю высылают уведом­ление об этом, а также заключение экспертов (в анонимном варианте) без права обжалования. Их прочте­ние поможет несчастному заявите­лю понять ошибки и в следующий разулучшить качество своей заявки. Некоторым моральным утешением будет то, что ему не пришлось тратить свое драгоценное время на бюрократиче­ское оформление.

Данный подход можно приме­нить к любому виду научных конкур­сов, не только РФФИ и РГНФ. Если учесть, что в конкурсах выигрывает лишь небольшая часть заявителей, то в масштабах страны можно сэко­номить значительные ресурсы вре­мени, труда и бумаги как у научных работников, так и у управленцев, а некоторое количество деревьев не будет зря вырублено.

Кто-то скажет, что «мечтать не вред­но». Однако на собственном опыте знаю, что именно так работают по крайней мере некоторые зарубеж­ные фонды поддержки науки. Чего и нам желаю! Пусть муки научного творчества не заменяются бюрокра­тическими мучениями.

Предлагаемый формат означает ресурсную экономию «на входе», до получения гранта. Не менее, а может быть, даже и более важно резко со­кратить отчетные процедуры, которые по ряду государственных конкурсов могут составлять не десятки, а сотни и даже тысячи страниц. Однажды Санкт-Петербургский союз ученых выиграл региональный государственный грант для общественных организаций. Ког­да мы узнали о предстоящем объеме будущей отчетности по сравнительно небольшим деньгам, которые нам обе­щали, я предложил просто отказаться от этого гранта. Каково же было наше удивление, когда представители соот­ветствующего комитета пришли в шок от такого неожиданного для них ре­шения, стали уговаривать нас не отка­зываться и даже пообещали помочь с оформлением отчета. Конечно, очень приятно, когда попадаются такие впол­не милые люди, но лучше бы не было изначальной бюрократии. «Трудно только первый раз», — иногда можно слышать от некоторых научных работ­ников, поднаторевших в отчетах, или от опытных в бумагах управленцев — «а потом будет легче»! Но это поже­лание скорее напоминает дружеские советы старой деве и отражает неве­рие в возможность реального реше­ния проблемы. А растрачивать жизнь на пустяки в любом случае не хочется.

Лев Боркин,
Почетный председатель правления Санкт-Петербургского союза ученых,
член Президиума Российской ассоциации содействия науке"

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

3 комментария

  1. Людей не способных зарегистрироваться в системе и, заполнив какие бы-то то ни было формы, подать заявку на деньги, надо гнать на пенсию. XXI век все-таки. Тем более если этот человек не может сказать, за что он хочет получать зарплату. Иначе, какая от него польза обществу. А то, прекрасно устроился Лев Боркин или те, кого он «защищает». «Не хочу никакой волокиты!"7 «Подавай мне так денежки, без всякой оценки моих заявок, и отчитываться я за эти деньги не хочу»
    Сам факт подобной публикации на серьезном ресурсе вызывает озабоченность в обществе, в моем лице. Раз эта публикация тут появилась, значит есть сочувствующие в научной и околонаучной среде, не задумывающиеся о том, что высказывает антиобщественные идеи.
    Подобные «ученые», о которых пишет Лев Боркин, вызывают не сочувствие, а гнев. Я, налогоплательщик, даю вам деньги: «На! Занимайся тем важным делом, котрое тебе интересно, только заполни, братец, парочку бумаг, для отчетности. И каждый месяц будешь писань нам на что денежки наши тратишь» Не нравиться? Тут цела очередь из желающих, подавших правильно оформленые заявки.

    1. Интересно, где Вы разглядели высказывания о «парочке бумаг» в тексте? И еще, видите ли Вы разницу между «правильно оформленной» и «содержательной» заявками? Чиновники — не видят, и в этом один их корней проблемы.
      Кстати, зарегистрироваться хоть где-либо не сможет даже самый продвинутый тинейджер или молодой ученый, если его «там» не регистрируют. Так вот бывает, однако.

    2. Если Вы соизволите прочитать вторую половину статьи, там можно найти алгоритм проверки заявки. Все, кому грант достается, по-прежнему будут заполнять все необходимые бумаги. Общее количество затрачиваемых человеко-часов будет очевидно меньше.

      Более того, Боркин предлагает проверку заявок экспертами с публичным заключением. Разве последнее не делает работу фондов более прозрачной? Или это тоже вызывает озабоченность в обществе в вашем лице?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: