Письмо с того света

Лев Клейн
Лев Клейн

Рыская по Интернету (делая для себя обзор политического спектра), я наткнулся на портал «Правая библиотека», а в ней нашел помещенной свою книгу «Воскрешение Перуна». По поводу этого казуса на сайте прочел письмо одного, видимо, молодого завсегдатая под ником «Authari» из Симферополя (Аутари — имя лангобардского конунга VI века). Письмо меня заинтересовало соче­танием похвалы с отвержением. Вот оно:

«Лев Самойлович Клейн — безусловно выдающийся археолог и мыслитель. Его монографии просто блестящи. Однако он был также известным глашатаем гомосексуализма (следует ссылка на рецензию другой моей книги) и весьма изрядным антифашистом (см. его критику учения Г. Коссины). Эта рабо­та на данном сайте представляется неуместной. Лично зная Л. С. Клейна (ныне покойного), могу сказать, что он не пора­довался бы включению своей работы в эту библиотеку… Имя Клейна вещь знаковая, и если вы не сионисты, педики либо спе­циалисты по теории археологии (где Клейн выше Бога), то уби­райте его работу отсюда».

Коль скоро Authari так высоко оценивает мои работы, хо­телось бы исправить некоторые неточности в его обращении.

Во-первых, мой молодой читатель поторопился и в по­койники меня записал преждевременно, разве что я пишу с того света.

Во-вторых, я не «глашатай гомосексуализма», как не глаша­тай всего, что я исследовал. Но опровергать это определение не стану, хотя бы потому, что принадлежать к категории людей, в которую входили Сократ, Юлий Цезарь, Леонардо да Винчи и Чайковский, не считаю ни ужасным, ни зазорным. Напро­тив, издеваться над такими людьми и ненавидеть их только за то, что они такие — позорно и глупо.

В-третьих, я действительно еврей по происхождению, но идеями сионизма (т.е. соединения всех евреев в месте их давнего исхода) никогда не увлекался. В концепции этой нет ничего дурного, но она не для меня. По национальности считаю себя русским (происхождение многих русских — са­мое разнообразное). Authari, судя по его сайту, ненавидит и презирает евреев, как и негров, турок и многих других. Де­виз его сайта: «Бей жыдов, спасай…» Ну, Россию он не мог поставить: ведь живет в самостийном украинском государ­стве. Ради стёба поставил: «…мацу». Маца, синагога и про­чие иудейские атрибуты меня мало касаются: я атеист и потомок атеистов. А что у меня еврейские гены — и в этом не вижу ничего плохого. Authari придерживается противоположного мнения, но как-то ему надо справиться с такой трудностью: эти негодные в расовом отношении евреи, со­ставляя одну тысячную населения Земли, дали более тре­ти всех нобелевских лауреатов. Что-то не вяжется с расо­вой неполноценностью.

В-четвертых, я действительно неприязненно отношусь к нацизму, хотя моя работа об учении Косинны касалась ско­рее истоков нацизма (Косинна умер до прихода Гитлера к власти). Authari и его друзья увлекаются германской воен­ной и нацистской романтикой, среди них распространен культ немецких воздушных асов, они восхищенно перечис­ляют, сколько те сбили советских самолетов…

Я общался с немцами гораздо больше Authari, но мое от­ношение к общему прошлому иное. Эти асы меня бомбили при переправе через Березину. Эти асы убивали моих дру­зей — русских солдат. Когда я впервые посетил Берлин по­сле войны (это было в 1970 году), я гостил у археолога Ганса Квитты. Мы с ним выяснили, что в 1944-м были на одном и том же участке фронта, но по разные стороны — друг против друга. А теперь мы вместе осматривали развалины гитлеров­ского бункера. Позже я контактировал с известным немец­ким профессором археологии Гербертом Янкуном, который во время войны был штурмбанфюрером СС, организовывал отправку археологических сокровищ с Украины и Норвегии в Рейх, но отбыл положенный срок в лагере и вернулся в науку — представьте, ему тоже очень нравились мои работы, в частности статья о Косинне! Но мне бы не пришло в го­лову примерять эсэсовский мундир. Впрочем, ему тоже. По­том я не раз преподавал археологию в Германии и Австрии. Профессором, который пригласил меня тогда в Берлин, был Бернгард Хэнзель, родственник Штауфенберга — казненно­го организатора заговора против Гитлера. Разная роман­тика питала наши воспоминания о войне — мои и Authari.

В-пятых, Authari ошибается, полагая, что меня бы не по­радовало, что мои труды читают посетители «Правой би­блиотеки». Напротив, меня радуют всякие читатели: я ведь надеюсь, что благодаря моим книгам они поумнеют. Меня радует и то, что мои книги читают и ценят даже такие отпе­тые антисемиты и гомофобы, как Authari. Хочется надеяться, что вся их расистская фразеология — это всего лишь юноше­ский, прямо скажем, не очень умный эпатаж.

Лев Клейн

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: