Кто-то кое-где

Ирина Левонтина

Читаю кассационное определение Коллегии Мосгорсуда по делу Pussy Riot. Коллегия, оказывается, установила: «Толоконникова Н.А., Самуцевич Е.С. и Алехина М.В. признаны виновными в хулиганстве, то есть грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуваже­ние к обществу, совершенном по мотивам религиозной ненависти и враж­ды и по мотивам ненависти в отношении какой-либо социальной группы, группой лиц по предварительному сговору».

Часть «совершенном по мотивам религиозной ненависти и вражды и по мотивам ненависти в отношении какой-либо социальной группы» не явля­ется здесь частью определения хулиганства: как мы знаем, бывает хулиган­ство и не по мотивам ненависти и вражды. Таким образом, здесь написано, что установлено: Толоконникова, Самуцевич и Алехина совершили нечто по мотивам ненависти в отношении какой-либо социальной группы.

Меня здесь, естественно, интересует употребление местоимения какой-либо. Фраза типа Установлено, что осужденные то-то и то-то в отноше­нии какой-либо группы совершенно абсурдна. Как абсурдна, скажем, и фра­за Установлено, что кто-нибудь проник в какую-нибудь квартиру и похитил какие-либо вещи. Вот сказали бы хоть в отношении кое-какой социальной группы — или там одной социальной группыили определенной социальной группыи было бы нормально. В смысле употребления местоимений нор­мально, я имею в виду.

На этот счет существует целая наука — теория референции. Дело в том, что нарицательные существительные и именные группы с ними сами по себе не указывают конкретно на объект. Стол, скажем, — мы без контекста не знаем, о каком столе идет речь. Но дело не только в том, как выбрать конкретный, тот или иной стол, но и в том, что слово в разных употреблениях может во­обще по-разному соотноситься с фрагментами внеязыковой действительно­сти. Иметь, что называется, разный денотативный статус. Я проиллюстрирую этот тезис примером, который приводит Е.В. Падучева в своей замечатель­ной книге «Высказывание и его соотнесенность с действительностью (референциальные аспекты семантики местоимений)». Сравним фразы Врач пришел только к вечеру; Надо найти какого-нибудь врача; Врач дол­жен внимательно выслушать больного; Иван врач; Завтра я пойду к врачу. В высказывании Врач пришел только к вечеруврач обозначает инди­видуализированный внеязыковый объект: определенный конкрет­ный врач выделен из множества всех врачей — если не заранее, то во всяком случае фактом своего участия в описываемой ситуации. Один конкретный врач пришел к больному этим вечером. Выска­зывание Надо найти какогонибудь врача не имеет в виду никакого индивидуализированного объекта. Здесь конкретный человек не только неизвестен говорящему, а просто еще не выбран из всего множества вра­чей. В высказывании Врач должен внимательно выслушать больного слово врач значит, скорее всего, не тот или иной определенный врач, а врач вооб­ще, всякий врач — и соотносится со всем множеством врачей, которые были, есть и будут, т.е., логически говоря, с экстенсионалом слова врач. В высказы­вании Иван врач; слово врач вообще не соотносится с объектами, а указы­вает на свойство Ивана: врач здесь предикат. Наконец, высказывание Зав­тра я пойду к врачу неоднозначно; так, если дальше сказано Он работает в нашей больнице, слово врач будет понято «конкретный врач»; а вне тако­го рода контекста — скорее в смысле указания на какого-нибудь, не инди­видуализированного врача.

Разумеется, эта проблематика особенно актуальна для артиклевых язы­ков — ведь именно с этими противопоставлениями связан выбор между определенным артиклем (как английский the), неопределенным артиклем (как английский артикль a) или вообще отсутствием артикля.

Однако и в безартиклевом русском языке вполне достаточно «актуали­заторов», которые уточняют референциальную отнесенность имени. В част­ности, это так называемые кванторные местоимения. Вот некоторые из них. Например, это местоимения неизвестности (какой-то), отсылающие к объек­ту, который неизвестен говорящему. Тебе звонил какой-то человек — звонил-то определенный, конкретный человек, но я не знаю, кто это был. Это так­же слабоопределенные местоимения (один, кое-какой, некоторый): объект здесь хоть, вероятно, и известен говорящему, но неизвестен слушающему и не конкретизируется. Это также экзистенциальные местоимения, которые не индивидуализируют объектов (какой-нибудь, какой-либо). Объект не только неизвестен слушающему и самому говорящему, он вообще еще не выбран из множества (Купи что-нибудь к чаю — неизвестно, что это будет). Это универсальные местоимения, которые употребляются в утверждениях, касаю­щихся всех объектов некоторого класса (всякий). Ну и так далее.

Это действительно трудное место. Не только иностранцы путаются, выби­рая между какой-то и какой-нибудь (например, говоря, Ты мне вчера что-нибудь об этом рассказывал). Даже и носители языка иной раз теряются. Вот в метро всё время объявляют, что Запрещается бросать на рельсы раз­личные предметы. И очень многим людям это объявление кажется ужасно смешным: мол, требуют бросать обязательно одинаковые предметы. Ко­нечно, автор объявления не справился с квантором. Лучше было бы ска­зать какие бы то ни было предметы. Или можно было бы — любые предме­ты, но в этом был бы некоторый лишний нажим на то, что, мол, независимо от свойств этих самых предметов. Пожалуй, подошло бы еще какие-либо предметы. Но вот что тут интересно: какие-нибудь предметы точно бы не подошло, а ведь какой-нибудь и какой-либо вообще-то очень похожи и ча­сто взаимозаменимы. А вот здесь по некоторым сложным причинам одно из них годится, а другое нет.

Но вернемся к нашей социальной группе. Всё понятно — формулировка в определении списана из статьи закона. Но в законе-то речь шла не о кон­кретном деянии, а подобном деянии вообще, поэтому какая-либо социальная группа была вполне уместна. Ничего еще не произошло, поэтому не только никто не знает, какая социальная группа станет объектом ненависти, но и сам ненавистник еще никого не возненавидел. А здесь решение по конкрет­ному вопросу — какое же тут может быть —либо? Уж хотя бы — то (группа определенная, но нам неизвестная). А лучше бы всего кое- (кое-какая соци­альная группа — знаю, мол, но вам не скажу).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
6 Цепочка комментария
7 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
6 Авторы комментариев
AuHmelnikovЛевонтинаvlad1950Александра Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Альберт Тарасов
Альберт Тарасов

Использование общего слова «какой-либо», кроме всего, сделало формулировку кассационного определения неконкретной, расплывчатой, то есть малопонятной, что способствует (сознательно это сделано или нет — можно гадать) обману, введению в заблуждение — чтобы никто так до конца ничего и не понял: к кому конкретно испытывали ненависть? А ненависть была — это очевидно. И люди проглотили. А если разбираться, то «социальной группой», по отношению к которой была проявлена ненависть, — это Гундяев и Путин. Но их скрыли за общим местоимением «какой-либо», хотя, как очень верно подметила автор статьи, лучше было бы написать «кое-какой» (знаем, мол, но не скажем). И оффтопик. По сути обвинения.… Подробнее »

Hmelnikov
Hmelnikov

Если позволите, выскажу своё мнение.
Храм как менталитет создаётся людьми.
С этой точки зрения вопящие женщины в храме по крайней мере неуместны.
Осуждение неизбежно.
Но.
Власть подняла руку на неадекватных женщин за смысл песен.
Вопрос: кто не стесняется поднимать руку на слабую умом женщину?
Эти люди, Путин и Гундяев, достойны уважения?
Презрения они достойны.
Гундят и путят.
Вот и всё.

Владимир
Владимир

По этой статье осуждено огромное количество людей, почему вдруг все начали вопить когда этих девок осудили? Налицо сговор с целью религиозной дискредетации, мне кажется девушки должны посидеть, подумать. Ну, а либерально настроенная общественность должна пройтись махом по всем остальным осужденным по 282 статье.

Александра
Александра

А потому что девушки, вернее те, кто за ними стоял (скорее всего) грамотно организовали то, чего хотели — удачно дискредитировали и РПЦ, и власть.

Владимир
Владимир

Да, PR они устроили большой и умелый. Я когда смотрел выступления Фейгина, ржал, т.к. там неприкрытый и четкий PR, какая защита? Он тупо отрабатывает деньги.

vlad1950
vlad1950

думаю эти сопливые обсуждения неуместны сделал гадость ответь

Альберт Тарасов
Альберт Тарасов

Эти обсуждения вообще здесь не уместны (статья не про то). Но всё же, ради справедливости: девушки уже ответили за хулиганство сполна. Два года в колонии — перебор. То есть судить теперь за преступный приговор нужно судью.

Левонтина
Левонтина

Уважаемые Александра и Владимир! Заметка про значение неопределенных местоимений. Для желающих обсудить религиозную ненависть есть много других площадок в Интернете.

Альберт Тарасов
Альберт Тарасов

Прошу прощения.
Не могли бы Вы заглянуть в сообщество в ЖЖ «Троицкий вариант — Наука»? Заметка «Только лингвистика» о третьем президентском сроке.

http://trv-science-ru.livejournal.com/143358.html?view=comments

Левонтина
Левонтина

Уважаемый Альберт Тарасов, мы ведь с Вами уже обсуждали формулировку «два срока подряд» (в комментариях к моей заметке «Черта местности»). Мне добавить нечего.

Альберт Тарасов
Альберт Тарасов

Но Вы же там ничего не сказали по существу! Просто выразили своё несогласие, не дав доказательств. Точнее, всё доказательство (как я его понял) заключалось в примерах аналогичного использования слова «подряд», в которых смысл высказывания очевиден и подразумевает возможность повторения тех или иных вещей, идущих подряд, после перерыва. То есть доказательство — на основе традиционного использования, по аналогии: так традиционно сложилось. Но в том и дело, что аналогии эти ошибочные. Одно дело — разговорная бытовая речь на привычные и понятные темы, а другое — формулировки законов. В первом возможен и прямой и обратный порядок слов. Во втором — только прямой (или… Подробнее »

Левонтина
Левонтина

Уважаемый Альберт Тарасов. Я просто не понимаю, какого еще ответа «по существу» Вы хотите. И я совсем не понимаю Ваших аргументов. «Но в том и дело, что аналогии эти ошибочные. Одно дело — разговорная бытовая речь на привычные и понятные темы, а другое — формулировки законов». Почему другое? Слово подряд не является юридическим термином, почему оно должно иметь другое значение в законе? «В первом возможен и прямой и обратный порядок слов. Во втором — только прямой » Не поняла — какой другой порядок слов? (или нужно доказать, что в некоторых случаях (в нашем) возможен только субъективный порядок слов (или оправдан)).… Подробнее »

Au
Au

А весело (и страшно) было б, если все конкретные приговоры звучали так: «Такого-то числа, такой-то суд признал такого-то виновным в чём-то, что причинило какой-то вред кому-то и приговаривает к некоторому сроку заключению где-то в какой-то тюрьме с конфискацией кое-чего. При не согласии с приговором кое-что можно подать в течении кое-какого времени». Даже роботы в употреблении некоторых слов разбираются лучше бюрократов.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: