Открытие мира

Фото В.В. Ассонова, 1920 год
Фото В.В. Ассонова, 1920 год

Пока верстался этот номер, исполнилось 155 лет со дня рождения и 77 лет со дня смерти весьма незаурядного и весьма спорного человека в истории отечественной мысли, науки и техники — Константина Эдуардовича Циолковского. О том, насколько неоднозначной была эта фигура, говорит даже тот простой факт, что и в нашей редакции случился спор — считать ли Циолковского ученым?

Высшего образования у него не было, зато академиком Социалистической академии общественных наук в 1918 году его  избрали (кстати, назывался он членом-соревнователем). Будучи самоучкой, Циолковский имел свое мнение по всем  вопросам — от биологии до дирижаблестроения. Где-то он и по сей день считается опередившим свое время — к примеру, в ракетостроении, где по-прежнему пользуются формулой Циолковского да и ракеты-носители нынче все многоступенчатые. Где-то Циолковский вел себя в качестве искреннего сайнс-фрика: к примеру, чего стоит его упорное отрицание теории относительности Эйнштейна, невозможности превышения скорости света, расширения Вселенной — даже в 1935 году Константин Эдуардович отметал все наблюдательные доказательства.

А некоторые его идеи о будущем нынче вызывают содрогание, к примеру о выведении породы гениев — путем отбора и спаривания выдающихся людей.

Но, как мне кажется, его главная заслуга перед потомками и наукой — несколько в ином.

Вот какую историю рассказывает главный редактор ТрВ-Наука Борис Штерн (астрофизик, если кто не знает): «Мой дед Борис Васильевич Леохновский где-то с 1910 по 1919 год жил в Калуге, на одной улице с Циолковским, и подружился с ним. Циолковский частенько заходил к ним с бабушкой в гости. По рассказам бабушки, он выглядел неухоженным и всегда с огромным аппетитом ел бабушкин борщ. Дед, видимо, был для Константина Эдуардовича ценнейшим слушателем — выпускник МГУ, что по тем временам обозначало заведомо высокообразованного человека. И он таки, будучи гуманитарием, заразился астрономией. Циолковский подарил деду свои брошюры с надписью «Моему юному другу…», они, к сожалению, пропали во время Великой Отечественной. Но интерес к астрономии у деда не пропал, как и популярные книги, приобретенные им впоследствии. Я читал их в детстве. Может быть, поэтому и стал в конце концов астрофизиком. Вот такие причинно-следственные связи встречаются в нашем тесном мире. ..».

Сходная история случилась и со мной: мечты о Космосе для меня начались с трех книг, которые дал мне почитать дед. Две из них посвящены самому Циолковскому — это «Открытие мира» Бориса Ляпунова, «Звезды КЭЦ» Александра Беляева, а третья — повесть «Вне Земли» — самого калужского мечтателя. Астрофизиком, в отличие от главреда, я не стал — но всё равно пришел к тому, что пишу о Космосе. По-моему, это и есть главный итог жизни К. Э. Циолковского.

Алексей Паевский

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • Фред Хойл25.09.2012 Рыцарь Вечности В науке достаточно яркий след оставили не только правильные теории и концепции, но и некоторые красивые заблуждения.
  • Участники ЛКШ с популяризатором космонавтики Виталием Егоровым и космонавтом-испытателем Дмитрием Петелиным30.07.2019 Летняя космическая школа — 2019 8–14 июля 2019 года в детском поселке Орион в Калужской области прошла V летняя космическая школа (ЛКШ). Она была организована сообществом «Твой сектор космоса» и Северо-Западной организацией Федерации космонавтики России при поддержке космического центра Сколтеха. Участники ЛКШ съехались из Москвы, Санкт-Петербурга, Новгорода, Симферополя, Ижевска, Новосибирска, Иркутска и других городов России. Важнейшей целью школы было показать границы человека в космосе: физические, технические, физиологические, медицинские, этические, гендерные, психические.
  • Путь в небеса27.03.2018 Путь в небеса Умер самый знаменитый физик современности с яркой и тяжелой судьбой. Человек, сумевший обратить свой недуг во благо. Под благом я понимаю прежде всего его просветительскую миссию. Многие хорошие физики занимались просветительством, но никого не воспринимали с таким вниманием, как Стивена Хокинга. Поражал сам факт того, что статьи, книги и выступления исходят от человека, не способного пошевелиться.
  • Парадокс Спутника. К вопросу о слепоте экспертного сообщества10.10.2017 Парадокс Спутника. К вопросу о слепоте экспертного сообщества С детства мы знаем, что читать чужие письма нехорошо. Но приходится признать: советскую эпоху лучше всего изучать именно по сохранившейся переписке. Официальным источникам доверия нет, выхолощенным мемуарам — тем более. Документы, в том числе рассекреченные, проясняют картину, но не дают представления об истинных мыслях и чувствах свидетелей эпохи. Только в переписке (реже в дневниках) прорывается искренний взгляд на окружающих людей, свою страну, мир. Особенно интересно изучать переписку известных людей, которые давно превратились в исторический образ или даже в пропагандистскую «икону». Часто оказывается, что их взгляд на эпоху перпендикулярен сложившемуся стереотипу. В этом смысле огромную ценность представляет новое полное собрание сочинений писателей-фантастов Аркадия и Бориса Стругацких, которое должно составить тридцать три тома. К печати его готовит исследовательская группа «Людены». В нем впервые публикуются письма из архива Аркадия Стругацкого, дневниковые и рабочие записи братьев — читатель получает возможность не только ознакомиться с текстами писателей, которые десятилетиями хранились в папках, но и прочувствовать Zeitgeist (дух времени), которым буквально пронизана переписка между […]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: