Черта местности

 

Вот, как говорится, и лето прошло, словно и не бывало. Наступил сентябрь, и мы шумно, с песнями и плясками, салютом и духовыми оркестрами отметили годовщину бесланского кошмара (ну вот почему нельзя было День города и празднование Бородинского юбилея назначить на следующие выходные?). А в августе, как водится, вспоминали путч: трясущиеся руки Янаева, Ельцин на танке.

И вот в который уже раз в обращении ГКЧП меня зацепила эта формулировка: «в отдельных местностях Советского Союза». Она какая-то неловкая. Не случайно, когда пересказывают это заявление, обычно слово местность бессознательно заменяют на какое-нибудь другое. Я почему-то всегда представляла себе, как заговорщики сочиняют свой манифест, как подбирают слово, даже как спорят об ударении в странной форме местностях.

Я ошибалась. То есть об ударении, может, и спорили. Но саму формулировку они просто списали из Закона о чрезвычайном положении. Собственно, и в действующем сейчас Федеральном конституционном законе от 30.05.2001 № З-ФКЗ написано: «Статья 4. Введение чрезвычайного положения. 1. Чрезвычайное положение на всей территории Российской Федерации или в ее отдельных местностях вводится указом Президента Российской Федерации» (http://poisk-zakona.ru/151987.html). Так что, если что, опять услышим про отдельные местности. Интересно, что это слово употребляется только в Ст. 4, во всем же остальном тексте фигурирует слово территория.

Итак, почему же слово местность так нелепо смотрится в законе о чрезвычайном положении? А как вообще оно обычно употребляется? Ну, сразу приходит в голову: бег по пересеченной местности, привязка к местности, ориентироваться на местности, Сойдет для сельской местности. Вот еще Бродский вспоминается: «Эта местность мне знакома, / Как окраина Китая». В общем, местность — слово, так сказать, ландшафтное, топографическое и скорее природное. Местность — не просто кусок территории определенной площади или конфигурации, это территория, заполненная пригорками и ручейками, как сказал бы Гоголь, притом с достаточно однородным ландшафтом. У местности нет четких границ, зато есть характер — болотистая или горная местность, например. Местность, кстати, в старом значении — это вообще скорее некоторое свойство, а не территория: Всё помнил он, умел всему придать / Блеск поэтический и местности печать. [П. А. Вяземский. Дом Ивана Ивановича Дмитриева (1860)]. Между прочим, заголовок моей заметки — это название другого стихотворения Вяземского.

Местность не бывает обычно даже большой или маленькой. Хотя при этом местностью нельзя назвать ни слишком маленький участок, ни слишком большой регион. Это слово совершенно не административное. Этим оно напоминает слово места (Места там очень красивые; Места у нас глухие; В этих местах лесные пожары не редкость). Кстати, слова местность и места трудно употребить по отношению, скажем, к Москве — это к вопросу о ЧП.

Поэтому так смешно это в отдельных местностях. Получается, что президент, прежде чем ввести ЧП, как будто мысленно летит над страной на своем дельтаплане и окидывает взором леса и холмы, реки и озера.

Совсем иная оптика, например, у слова территория. Территорию можно измерить, можно показать на карте, можно четко очертить ее границы. О территории можно говорить, ничего не зная о характере ландшафта. Независимо от того, располагаются ли на ней большие города. Независимо от того, однородный там ландшафт или совершенно разный.

Вообще слова, описывающие места и территории, весьма интересны. Есть, например, слова (их в свое время подробно описала моя коллега Е. В. Урысон), которые обозначают не имеющие четких границ территории, выделяемые относительно какого-то объекта. Это слова окрестности, округа, а также район в одном из значений (район трех вокзалов). Особенно симпатично слово округа: оно обязательно предполагает людей, которые живут на данной территории и объединены соседскими отношениями. Округа, как, например, дом, составляют часть личной сферы людей, которые там живут. Собственно, округа и выделяется не относительно каких-то сооружений или улиц (не говорят в округе Арбата), а как раз относительно живущих там людей (говорят у нас в округе). Округа — фон, на котором происходят события в жизни его обитателей.

А вот похожее слово округ — совершенно из другой серии. Тут, напротив, ничего личного. Округ — чисто административная единица, выделяемая более или менее произвольно (- К какому округу Москвы относится район «Аэропорт»? — К Северному).

Забавно получилось со словом регион. Оно вошло в моду не так давно, и явно потому, что другие слова уже обросли подробностями и коннотациями, а нужно было что-то нейтральное. Но прошло совсем немного времени, и у этого слова появились свои коннотации. Говорят: из регионов, а не из центра. Из регионов — как раньше бы сказали из провинции, а потом с периферии.

Вот казалось бы, пространство — это что-то очень простое и ясное. Геометрия, в общем. Но когда это пространство обитаемо, всё оказывается гораздо сложнее.

Вообще надо заметить, что язык любит обживать такие абстрактные и космические категории, как пространство и время, и заводить слова, которые воплощают частный, человеческий взгляд на них. Так, я очень люблю предлог под (под Новый год). Во-первых, этот предлог задает более или менее определенный временной отрезок: это «канун» какого-либо события, соизмеримый с ним по длительности: под Рождество — это день-два, под утро — два-три часа, под старость — несколько лет, под закрытие магазина — несколько минут. Этот период, скорее всего, уже окрашен ожиданием события, «подготовкой» к нему. Во-вторых, под связано не просто со временем, а с личным временем людей. Этот предлог не может использоваться, например, при описании доисторических событий или космических катаклизмов. Временным ориентиром для под обычно служат события и явления, ощутимые в жизни отдельного человека, — праздники, смена дня и ночи, смена времен года и другие достаточно стабильные, фиксированные элементы мироздания. Этим под отличается, например, от перед: можно ведь сказать и перед Восьмым марта, и перед Большим взрывом. А помните, как в фильме «Сладкая женщина» героиня Гундаревой, работница фабрики, вспоминает: «А я ведь как раз под женский праздник оформилась.»

Ирина Левонтина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: