Социология науки: новые перспективы

Ассоциированный сотрудник Центра исследований науки и технологий ЕУСПб Катерина Губа рассказывает читателям ТрВ-Наука о Летней школе по исследованиям науки и технологий Европейского университета в Санкт-Петербурге, проходившей с 4 по 13 июля 2012 года в Санкт-Петербурге (пос. Репино).

Ученые из настоящих «жестких» наук довольно терпимо относятся к своим коллегам, которые заняты исследованиями в рамках более «мягких» социальных и гуманитарных дисциплин. Их терпение, однако, быстро заканчивается, когда социологи или антропологи превращают деятельность ученых-физиков в предмет своего исследовательского интереса. Здравый смысл подсказывает физикам, что социологи никогда не смогут рассказать им что-то важное про научное знание. Ведь чего можно ждать от исследователей, которые едва ли помнят школьный курс исследуемых ими дисциплин?

Это базовое недоверие к социологии можно вынести за скобки в случае зачинателей второй волны в исследованиях науки и технологий (STS). Многие из них, прежде чем обратиться в начале 70-х к истории, социологии или антропологии науки, получили бакалаврские или магистерские степени в естественных науках. В самых их ранних и знаменитых работах рассказывается о социальном конструировании научного знания на примере таких случаев, как квантовая механика (Т. Пинч), кварки (Э. Пикеринг), гравитационные волны (Г. Коллинз).

Их интересовало главным образом, что происходит в этих закрытых лабораториях, где проводятся эксперименты и совершаются научные открытия. Сквозным мотивом в исследованиях присутствовало убеждение о том, что самой природы никогда не достаточно для того, чтобы новое знание приобрело статус научного открытия. Научные дебаты о новых фактах никогда не заканчиваются в силу убедительности самих фактов, научных теорий, экспериментов и наблюдений. За несколько десятилетий цель-провокация — показать действие социальных вненаучных факторов — была достигнута.

Никто из тех, чье увлечение STS начиналось с изучения естественнонаучного знания, не посвятил всё свое дальнейшее внимание только лишь исследованию лабораторий и научных экспериментов. Собственно прошедшая в Репино Летняя школа была больше о том, в каком направлении двигаются дальше исследования науки и технологий и сколько в этом движении остается от классических исследований лабораторий.

Интерес Тревора Пинча (Cornell University) сменился от социологии нерелятивистской квантовой механики к изучению социального конструирования технологий. В течение пяти дней участники школы работали с концептуальной программой исследования технологий в STS-перспективе в рамках короткого курса «Inside Technology». Исходная точка всей программы лежит в убеждении, что мы должны объяснять появление -успех или неудачи — новых технологий не только исходя из их собственной инженерной логики.

ЕУСПб при содействии фонда «Сколково» объявил конкурс стипендий для абитуриентов и слушателей ЕУСПб, планирующих заниматься исследованиями науки и технологий. Поступление на один из факультетов ЕУСПб (или прохождение обучения для студентов второго года, желающих участвовать в конкурсе стипендий) является обязательным условием выделения стипендии. Стипендии выделяются сроком на два года, начиная с сентября 2012 года. В 2012 году распределяются четыре стипендии, составляющих 750 долл. США.

Конкретные кейсы изобретения велосипеда, автомобилей и синтезаторов помогли увидеть, каким образом в деталях происходит социальное конструирование технологий, начиная от работы заинтересованных социальных групп и заканчивая включением изобретения в смысловую рамку восприятия его как важного и необходимого для жизни тех, кто будет им пользоваться. Исследования, предпринятые Тревором Пин-чем, служат прекрасной иллюстрацией, как сохранение социологической рефлексии во вне-академической жизни дает новые идеи для научной работы. Его увлечение электронной музыкой позволило включить социологию в область sound studies, что традиционно было вне внимания социологов.

Все разнообразие STS-перспективы стало очевидным для участников Школы, когда лекции Тревора сменились семинарами Эндрю Пикеринга (University of Exeter), заинтересованного в обсуждении идей о включении в социологию неживых объектов. В последующие пять дней особенный интерес к его курсу «Posthumanist STS» проявляли те, кто считает, что главным достижением второй волны в исследованиях науки и технологий стало не столько открытие Ящика Пандоры деятельности ученых в лабораториях, сколько поворот к включению в социологический анализ материальных объектов на равных правах вместе с людьми. В этом смысле семинары Пикеринга удачно дополнялись вечерними сессиями, где Виктор Вахштайн и Павел Степанцов (РАНХиГС при Президенте РФ) анализировали материальные арт-объекты, смысл и назначение которых не будут ясны до тех пор, пока люди не начнут осваивать эти объекты непосредственно в телесном взаимодействии с ними.

Профессор Тревор Пинч

STS-школа потратила много сил на то, чтобы развеять бытующие в науке представления о том, как производится научное знание. Несмотря на это, многие ее представители в отношении собственного исследовательского поля хранят верность традиционным убеждениям, в том числе о прогрессивном развитии знания. Они уверяют, что первую волну социологии науки Роберта Мертона ждало интеллектуальное банкротство, так как она не изучала само содержание научного знания, вместо этого интересуясь больше обрамляющими условиями его создания. Вторая волна сменила устаревшую версию институционального исследования науки, выиграв на том, что теперь научное знание подверглось конструктивистскому анализу. Этот взгляд на поступательное развитие исследований науки подвергся сомнению в выступлении Михаила Соколова (ЕУСПб). Его версия новой социологии академического мира гораздо больше параллелей находит с мертонианским анализом науки, чем с исследованиями лабораторий. Как мы увидели, после Роберта Мертона осталась не одна только бесплодная пустыня, как об этом написано в исторических обзорах STS-исследований.

Легко заподозрить людей, занимающихся исследованиями науки и технологий, в излишней склонности к рефлексии, которая заводит их так далеко, что заставляет сомневаться в самих основаниях их деятельности. Десять дней обсуждений перспектив STS-исследований закончились вопросом: «Does STS exist?» Заключительная сессия Летней школы походила на голосование, в ходе которого каждый из участников давал свой ответ на этот вопрос. В общем и целом он оказался утвердительным. Более того, с недавних пор можно считать, что STS существует и в российских исследовательских центрах.

Конкурс стипендий проводится одновременно со вступительными экзаменами в ЕУСПб. Для участия в нем необходимо в срок до 15 августа 2012 года включительно представить пакет документов на английском или русском языках (подробнее см. www.eu.spb.ru/index/announcements/4895-scholarships-sts и www.eu.spb.ru/research-centers/sts).

Исследования науки и технологий (Science and Technology Studies) — одна из наиболее динамично развивающихся областей, включающая такие направления, как: социология науки, социология техники, антропология науки, антропология техники, индустриальная социология, история науки и технологий, философия науки, сравнительная социология (comparative sociology).

Центр исследований науки и технологий ЕУСПб (Центр STS) — первый в России центр, основной целью которого является координация STS исследователей из ЕУСПб, Москвы и регионов. Центр создан при поддержке университета Корнелла (где был создан первый в мире STS-факультет), Массачусетского технологического университета, Института политических исследований (Sciences Po, Париж) и Университета Экзетер (Великобритания).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: