Жуть летнего затишья

Рис. И. Кийко

Решение московской оппозиции выдержать паузу и не проводить массовых митингов и шествий до осени (чтобы не распылять протест и не давать повода усомниться в своей организованности и многочисленности) кажется вполне оправданным. Однако власть, пользуясь затишьем и готовясь к неизбежному сентябрьскому продолжению, не сидит сложа руки и «кует как подковы за указом указ», пытаясь в отсутствие зримого сопротивления как можно решительнее изменить судебную систему и компенсировать «разрушительную мощь» уже обещанного пакета законов либерального толка, формально развязав себе руки для произвола и репрессий. Торопливость, непродуманность и откровенная безграмотность законодателей стали новейшим российским трендом и притчей во языцех.

Форсированное одобрение думскими «единороссами» шокирующих «указов» привело к тому, что через такую «Думу» «со свистом» прошел не только закон об ужесточении митингового законодательства, но и возврат отмененного Медведевым закона о клевете с его невиданными санкциями, а также требование к независимым от власти некоммерческим организациям, получающим пожертвования из-за рубежа, регистрироваться в качестве «иностранных агентов» с предоставлением соответствующей отчетности (см. колонку нашего главного редактора). Далее — попытка установить контроль над Интернетом под предлогом «борьбы против педофилии» — принятие закона о формирование черного списка сайтов, закрываемых после предупреждения, без суда. Русская «Википедия» 10 июля посвятила этому событию акцию протеста с закрытием всех своих страниц, которую поддержали соцсеть «ВКонтакте», LiveJournal, «Яндекс» и Google, в результате чего наиболее одиозные положения из законопроекта удалось пока вроде бы убрать, но лиха беда — начало.

К сожалению, общество, которое мы унаследовали, лишено каких-то важнейших общественных институтов, инстинктов и понятий, которым еще предстояло появиться и окрепнуть за несколько циклов нормально сменяемой власти.

Особенно удручает то, что, если с общегосударственного уровня спуститься на любой локальный, нас ждет та же картина (т. е. наше общество вполне масштабируемо самым дурным образом). Научное сообщество, как в капле воды, отражает реалии всей страны. И, как показало шествие 12 июня, в образовательной среде цепко укоренились левые идеи и назревает социальный протест, базирующийся, в частности, на эмоциональном неприятии платного образования, «болонской системы», конкурсного финансирования, грантовой системы, формальных показателей и, наконец, ЕГЭ и грядущей школьной реформы. Подобные умонастроения весьма предсказуемы: достаточно сравнить место, занимаемое наукой и образованием в СССР и в современной России, и сравнение будет явно не в пользу «капиталистического пути развития». Левацкий рецепт «исправления ситуации» довольно прост: классовая борьба, революция, национализация и возвращение в СССР со всеми его сомнительными преимуществами и очевидными пороками. Многим из тех, кому довелось пожить еще при коммунистах, кажется дикой эта риторика и революционная романтика, не говоря уж о классовой борьбе.

Однако парадокс и новизна ситуации — в том, что самые разные антипутинские силы вынуждены сдерживать свои эмоции и забывать на время о взаимных антипатиях. События раз за разом показывают: протест набирает мощь лишь исключительно при участии всех ветвей и направлений оппозиционеров (включая даже националистов). Напротив, вернейший способ «слить протест» — это пытаться действовать силами одного лишь своего «ручейка». Похоже, что воля подавляющего большинства «аполитичных» людей, выходящих на митинги, именно в том и состоит, чтобы видеть перед собой единую оппозицию во всем ее многотравье; именно единение совершенно непримиримых между собой людей им видится хоть какой-то гарантией того, что никто там не «перетянет одеяло» на свою сторону, не пойдет на позорное соглашательство с властями или не замыслит стать новым узурпатором. Лишь тех, кто способен на такое вот «гремучее» соединение — и желательно с минимумом идеологической риторики, — москвичи в своей массе и готовы признать за легитимных представителей протестующих — в этом уникальность момента.

Основной протест вызывает консервация власти, невозможность влиять на ее решения, управлять своей жизнью. Это объединяет вообще все цвета в единый белый цвет. «Возвращение» Путина — отчетливый спусковой крючок, ужасная перспектива провести всю свою будущую сознательную жизнь под очередным медленно стареющим и загнивающим телом. К тому же всех, не приближенных к «телу», кошмарит произвол и безответственность этой власти, увлеченной лишь упрочением своей «вертикали» и склонной бросать своих граждан в беде в тех исключительных случаях, ради которых мы все лишь и готовы терпеть крепкое государство (здесь речь не только о помощи перед лицом преступности, но и о природных и техногенных катастрофах). Аналогичная ситуация с теми сферами, где участие государства неизбежно (наука, образование), — собственно, ведь лишь ради этого оно (государство) и существует в современном мире (дополняя бизнес там, где для него нет ясного интереса). Простые граждане и оппозиция порой пытаются брать на себя функции государства (как в том же Крымске или в задымленном Подмосковье 2010 года), однако ясно, что в большинстве случаев это всё лишь обречено оставаться «красивым жестом», — настоящие функции государства здесь, как и в науке, незаменимы.

Впрочем, не только государство утрачивает свои привычные функции, но и излишне политизированная оппозиция. Способность организовывать массовые акции перешла к совершенно неполитическим фигурам — писателям, телеведущим и блогерам. Доверие оказывают лишь тем, у кого нет отчетливых властных амбиций. И это доверие в нашем мире стало необычайно ценной (хотя и исчезающе непрочной) валютой, может быть последним активом в насквозь проворовававшемся и перепродавшемся социуме. По сути то же самое произошло и в науке: вслед за обесценившимися академическими регалиями настает черед репутаций, завоеванных трудом, научным авторитетом и безупречными поступками.

Максим Борисов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
2 Цепочка комментария
10 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
АртёмМаксим БорисовАлексейАлександр Литягин Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Александр Литягин
Александр Литягин

Заграница нам поможет.

Алексей
Алексей

это как раз тот случай когда лекарство хуже болезни. Заграница нам уже помогла в 1917 г. Хватит.

Вам не кажется, что ТрВ рискует оказаться в «черном списке»?

Максим Борисов
Редактор
Максим Борисов

Вряд ли стоит сильно обвинять заграницу в 17-м, своей дури хватило… в черном списке все со временем окажемся, если так дело дальше пойдет…

Алексей
Алексей

Да, но! Заграница вовсе не заинтересована в России, скорее загранице интересно вместо России видеть несколько десятков княжеств без политических амбиций и ядерного оружия исправно поставляющих на мировой рынок дешевые ископаемые ресурсы, древесину и неквалифицированных рабочих.

Максим Борисов
Редактор
Максим Борисов

Есть какое-то консолидированное мнение всей заграницы? или хотя бы одной какой-нибудь страны? Поставьте на место России любую другую страну (США, Грузию, Италию, Германию, Гондурас, Китай, Иран, Сирию) и мысленно взвесьте — все остальные хотят непременно уничтожения/расчленения, отупения населения? Кто-то может и хочет чего-то недоброго, но в целом всеобщий заговор против какой-то одной выделенной страны абсурден, это аберрация, вызванная неспособностью посмотреть на себя извне. У каждой страны есть какие-то проблемы, что-то приходится решать самостоятельно, что-то — с помощью иных стран. Но хаос никому не поможет. Точно так же нам не нужен хаос, кровопролитие и одичание ни в одной другой стране.

Алексей
Алексей

Не вижу смысла в продолжении спора. Моя позиция не выглядит слишком сильной. Несомненно, есть страны которым абсолютно безразлично, что происходит в России. Вероятно есть страны, которым выгодно иметь партнерские отношения с Россией. Некоторые сопредельные государства очень любят делать из России монстра, которым они отвлекают собственное население от внутренних проблем и своего бессилия их решить. И есть страны которым Россия нужна только в виде, описанном мною выше.
А теперь внимание, вопрос: кто нам будет помогать? У кого есть лишние деньги? Что эти кто-то захотят взамен своих денег. В искреннюю симпатию и помощь исключительно из человеколюбия и веры в высшие идеалы я не верю, уж простите.

Максим Борисов
Редактор
Максим Борисов

А мы сами помогаем другим исключительно из человеколюбия? Просто ощутите, что ситуация вполне симметричная. Скажем, Европе нужны энергоносители, выгоднее закупать их в России — она и закупает. Мы строим где-нибудь АЭС или поставляем оружие — разумеется, в надежде закрепиться на новом плацдарме либо получить барыши. Абстрактный расчет — экспорт революции, скажем, чаще приводит к катастрофам — посмотрите, скажем, к чему привела «бескорыстная» советская помощь Эфиопию, Афганистан и т. д.

Алексей
Алексей

Не вижу в ваших аргументах элемента помощи. Европе нужен наш газ, отлично, они его получают и при нынешней власти, если эта власть станет более либеральной и демократичной калорийность газа не увеличится и примесей серы не стане меньше. Т. е. зарубежным потребителям российского газа нет надобности политических преобразований в России. Вооружение продаем, так за него деньги платят, как за само оружие, так иногда и за его обслуживание. Тот же экспорт, только высокотехнологичный. АЭС строим, так тоже не из экономических, так из политических соображений. Везде расчет. Так из чего можно заключить, что заграница нам поможет только ради улучшения жизни россиян? Тут вспомнилось. Когда всплыл законопроект о НКО, одна из престарелых правозащитниц заявила, что никогда не зарегистрирует свою организацию, как агента иностранного влияния.… Подробнее »

Максим Борисов
Редактор
Максим Борисов

Ну, продали танки — позволили выиграть войну. Предоставили кредит — позволили справиться с кризисом. Продали пшеницу — спасли от голодной смерти. Либо предоставили гуманитарную помощь. Помощь не всегда бывает безвозмездной, но странно считать, что ее не бывает вовсе или ее лишена конкретно наша страна. Или что за этим непременно стоит какой-то подвох. Помощь в становлении гражданского общества и демократических институтов — может быть это самое важное, чем вообще мог бы помочь нам Запад. В экспертизе научных проектов… Средства сейчас вроде и есть, да только ума не хватает — вернее, «монаршей» воли. И, к сожалению, это тупик. Власть не хочет себя «ослаблять», им и так там наверху хорошо, без всяких демократических преобразований. 13 последних лет «реформы» похоже только затем проводились, чтобы продемонстрировать бессмысленность и вред каких-либо… Подробнее »

Алексей
Алексей

на всякий случай, я не в восторге от того, что вытворяют думцы и правительство, но очень не хотелось бы, чтоб боролись с ними за деньги гос депа, и прочих наших западных друзей.

Максим Борисов
Редактор
Максим Борисов

Во всяком случае, у Запада были очевидные успехи в превращении бывших тоталитарных государств в развитые демократии — путем предоставления помощи под мощным внешним контролем — план Маршалла для Германии, Японии и т. д. Так что ничего в принципе невероятного во внешней помощи и положительных результатах при этом нет.

Артём
Артём

Ирак и Ливия — им тоже помогали ;)

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: