Кому нужна тля

У людей нет феромонов, и это очень хорошо для людей.

Мы можем принимать те или иные решения, руководствуясь здравым смыслом, а не под воздействием летучих молекул. Это, конечно, не значит, что человеком нельзя манипулировать, это значит, что человеком манипулировать намного сложнее, чем насекомым.

У тли есть феромоны. Один из них, соединение под названием бета-фарнезен, служит у тли аналогом пожарной сигнализации в наших домах. Насекомое выделяет его в случае опасности, например при нападении божьих коровок. Почуявшие этот запах собратья в панике покидают насиженное место. Многие растения, например апельсин, в ходе эволюции разгадали язык общения этих вредных насекомых и научились производить это вещество сами в качестве своеобразной химической защиты от вредителей. Большинство же других растений этому не научилось.

Мы любим есть хлеб уже более 10 000 лет. Еще мы любим есть спагетти. Хлеб и спагетти делают из пшеницы, которую выращивают на полях. Проблема в том, что мы не единственные, кто любит пшеницу. В каком-то смысле, выращивая пшеницу, мы разводим тлю, которая прекрасно себя чувствует на пшеничных нивах и при этом уничтожает немалую часть урожая. Нет, конечно, фермеры и агрономы не стоят в стороне, сложа руки, они используют ядовитые химикаты, которыми опрыскивают тлю и заодно то, что потом попадет к нам на стол. Но ведь есть способ и проще — зачем убивать, если можно просто отпугнуть? Если в ходе эволюции этим умением овладел апельсин, кто нам мешает научить такому же трюку пшеницу? Всего-то дел — встроить ген, отвечающий за производство бета-фарнезена, в геном растения и заставить его правильно работать.

Именно эта идея пришла в голову исследователям из Ротамстеда (Rothamsted Research, Великобритания), и они принялись за работу [1]. Серьезных проблем не возникло, нужный ген был успешно внедрен и заработал. Дело осталось за немаловажной частью — полевыми испытаниями полученного растения. И всё было бы хорошо, но экологи, как всегда, оказались в ненужное время в ненужном месте. Группа людей, объединившихся под лозунгом «Верните муку», пообещала уничтожить опытные посевы, как они говорят, с целью «защиты природы».

21 мая 2012 года один из активистов даже предпринял попытку, закончившуюся в полицейском участке [2]. 27 мая «экологи» хотели прорваться к опытной делянке, но были остановлены полицией. Надолго ли?

Какова же цель этих активистов? Для начала, название «Верните муку» должно подразумевать, что муку кто-то сначала забрал, или хотя бы есть основания считать, что заберет. То есть, следуя логике участников этой организации, новый сорт пшеницы угрожает наличию муки в настоящем или будущем? Вроде бы не угрожает. Если эксперимент окончится удачно, то урожайность пшеницы вырастет за счет той части, которая традиционно поедалась тлей. Значит, количество муки тоже вырастет. Если эксперимент будет признан неудачным — то ничего не изменится, и меньше муки не станет.

Может быть, слова про «спасение муки» — это лишь красивый лозунг, а главный смысл своей деятельности активисты видят в заботе об экологии? Не похоже. Традиционная обработка пшеницы против тли подразумевает обработку полей инсектицидами, которые без разбора убивают множество насекомых, полезных или вредных, или просто пролетавших мимо. Если тля перестанет вредить, то инсектициды будут не нужны. Биологическое разнообразие только вырастет.

Возможно, экологи боятся, что вырвавшаяся на свободу генно-модифицированная пшеница захватит все леса и поля Великобритании и вытеснит из них все местные виды растений? Предположение весьма странное, современная пшеница не способна произрастать «на свободе», слишком она «нежная» для злого естественного отбора. Но даже на этот случай ученые предприняли меры безопасности.

С какой стороны ни посмотри, внедрение данного сорта напрямую выгодно экологам и экологии. Так почему же протесты? Если звезды зажигают — значит это кому-нибудь нужно. Кто же заинтересованное лицо в этих угрозах, кто платит «за банкет»?

Ученые и их заказчики? Нет, им выгодно появление этого сорта, первые выполняют свою работу, вторые вложили деньги и ждут отдачи в виде высоких урожаев. Фермеры, которые будут выращивать пшеницу? Маловероятно, ведь повышение урожайности и снижение затрат на инсектициды — в их прямых интересах. Может быть, потребители? Непохоже. Широкое распространение нового сорта приведет лишь к снижению цены на зерно и, как следствие, — цен на хлеб и спагетти.

Но чего же тогда добиваются недовольные? В чьих интересах они действуют? Как говорил Шерлок Холмс, «Отбросьте все невозможное; то, что останется, — и будет ответом, каким бы невероятным он ни казался». Действуя по рекомендации сыщика, заключаем, что единственная заинтересованная сторона, которой не поздоровится от новой пшеницы, — это тля. Которая, в отличие от нас, не может думать и принимает решения под действием феромонов. Которая хочет чувствовать себя в безопасности на полях с пшеницей, которую мы выращиваем не для нее. Не знаю как, но, предвидя кризис продовольствия, тля убедила группу «Верните муку» уничтожить опытные посевы опасной для себя пшеницы. Может быть, тля научилась выделять человеческие феромоны (которые науке пока не известны) или паразитирует на ком-то из людей?

Кто же победит в этом противостоянии? Что сильнее, человеческий разум или феромоны насекомых? Мне как-то дороже представители собственного вида, поэтому лично я за людей. А на чьей стороне вы?

Сергей Белков

1. www.rothamsted.bbsrc.ac.uk

2. www.bbc.co.uk/news/science-environment-18 140 957

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
3 Цепочка комментария
2 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
Николай ИвановичБорис ШтернАлексейАндрей ЛетаровАртём Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Артём
Артём

Протестующие экологи — это, как правило, промышленные террористы! Допустим работает промышленность с каким-то веществом, которое теоретически вредное для чего-нибудь, но вред его не доказан. Вещество недорогое и удобное в обращении.
Тут появляются экологи, рвут тельняшки, ложатся на рельсы… «ради планеты» и говорят, что вот это вещество (дешевое и удобное) — верная смерть всему человечеству в будущем (сложно это оспорить, т.к. проверить сложно). И давайте-ка используйте другое вещество (дорогое, неудобное для населения), которое из-за своей «экологичности» стоит «немного дороже», а работает не лучше…
Зачем вообще нужны экологи? Чем они отличаются от биологов или ботаников?

Андрей Летаров
Андрей Летаров

Вообще-то, экологи, это не те, которые регулярно попадают в полицейский участок, а те, которые занимаются экологией как наукой.

Ещё одной версией по Ш. Х. можно считать, что это эгоистическое поведение. Позволяет набрать, допустим популярность или политический капитал, который конвертируется при желании в наличные.

Борис Штерн
Борис Штерн

Вероятно, более адекватный термин в этом контексте — «зеленые»

Николай Иванович
Николай Иванович

Очевидно, что «недовольные» действуют в интересах химических корпораций — производителей тех самых инсектицидов.

Алексей
Алексей

Жаль химиков, ни приведи Господь, эксперимент окажется удачным — бизнес можно закрывать. Бессовестные генетики!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: