Статистика как высшая форма вранья?

В № 99 ТрВ-Наука помещена статья И. Стерлигова «Физика в российских вузах: есть эффект?», где, в частности, сообщается о значительном росте за последние 2 года публикаций статей в Physical Review из МГУ, НГУ и МФТИ. На этом основании делается вывод о положительном влиянии недавних денежных вливаний в активизацию научного процесса.

Не знаю, что произошло в МГУ и НГУ, а вот про МФТИ известно точно: никакой «активизации» нет, а статистика эта объясняется тривиальным образом. Абсолютное большинство этих статей делается в базовых институтах МФТИ, преимущественно в тех из них, какие относятся к РАН. Раньше сотрудники этих институтов (часто являющиеся также совместителями в МФТИ) указывали в статьях только адрес по основному месту работы, а в последние 2-3 года началась кампания — указывать в таких случаях два адреса — и института РАН, и МФТИ.

Это связано с тем, что ректорату необходимо отчитываться за статус «национального исследовательского университета». Вот и весь «секрет роста».

Михаил Фейгельман,
зам. директора ИТФ им. Ландау РАН,
профессор МФТИ

* * *

Мы показали это письмо научному журналисту Ивану Стерлигову. Он в ответ написал следующее:

Фото И. Соловья, STRF

Благодарю Михаила Фейгельмана за нелестный, но справедливый комментарий. В первом варианте моей заметки, отправленном в редакцию, был такой абзац: «Конечно, скептики скажут, что никакого роста нет, а всему виной «братские могилы», в которых отечественные ученые на вторых ролях, или «успехи» НГУ и Физтеха, приучивших всех совместителей из РАН упоминать вузы в своих пристатейных аффилиациях».

К сожалению, я забыл вставить этот пассаж в итоговую версию статьи. Зато получил подтверждение от одного из главных российских «специалистов по Physical Review» (М.В. Фейгельман входит в официальный список лучших рецензентов статей для этого издания). Теперь, когда оценка эффективности организаций и подразделений по библиоме-трическим показателям, наконец, приобретает широкий размах, подобные вопросы будут возникать всё чаще.

Ведущие вузы и НИИ уже приняли внутренние приказы об обязательности и единообразии указания аф-филиаций и довели их до сотрудников; доходит до того, что неправильно указавшим название вуза могут отказать в начислении стимулирующих надбавок.

Я с удивлением отмечаю, что некоторые ученые относятся к такой политике с неодобрением, как к очередной форме начальственных бюрократических игр. Доходит до использования «силы аффилиаций» в качестве выражения независимости автора. Так, известный астроном говорил мне: я работаю в ГАИШ имени Штернберга, зачем мне указывать еще МГУ с этим Садовничим, который сам себе барельефы устанавливает?

Такое классическое и выстраданное годами отношение к инициативам начальства в данном случае неуместно: от того, что ученые будут точно указывать все свои рабочие аффилиации, они сами только выиграют. А если не будут указывать, то проиграют всё, так как вуз или НИИ занизит свою оценку в глазах чиновников, что отразится на его финансировании. Организация и сотрудник здесь в одной лодке. В конце концов принятое на Западе указание многих мест работы в статьях только укрепляет авторитет ученого, говоря о его востребованности. Привносить в эту сферу отголоски противостояния РАН—Минобрнауки—вузы было бы неправильно.

Конечно, в письме Михаила Фейгельмана более важен другой мотив. В МФТИ застой или даже упадок: «никакой «активизации» нет». Почему так, и каковы симптомы? Очень хочется получить развернутые комментарии профессора— в форме статьи или интервью.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: