Премьер-министр и тигрица: комментарий зоолога

Полная версия статьи, в сокращенном виде опубликованной в ТрВ-Наука № 101

В начале марта этого года в средствах массовой информации и в Интернете развернулось широкое обсуждение истории, имеющей непосредственное отношение к зоологическим исследованиям. Все знают, что премьер-министр РФ Владимир Путин поддерживает ряд проектов по сохранению крупных млекопитающих, обитающих на территории России. В целях пропаганды проекта по изучению уссурийского тигра премьер-министр в сопровождении высокопоставленных чиновников, охраны и журналистов присоединился к компании ученых, занимавшихся отловом тигров в Уссурийском заповеднике.

Дело было в августе 2008 года. Премьер-министр на месте ознакомился с методиками отлова и мечения животных, а также собственноручно усыпил взрослую тигрицу, попавшую в петлю. Кадры с изображением премьер-министра и его «жертвы» обошли мировые издания. В некоторых из них, появившихся за границей, фотографии премьер-министра с тигрицей представили как доказательство «царской охоты» на краснокнижное животное. На самом деле, зверь был лишь временно обездвижен и, если верить официальной информации, нисколько не пострадал.

Накануне выборов президента люди, с недоверием относящиеся к личности премьер-министра, стали выискивать «проколы», связанные с его PR-кампанией. Вспомнили про древние сосуды, которые премьер-министр достал со дна Черного моря, на раскопках города Фанагории. Специалисты обратили внимание, что по форме эти сосуды не соответствовали той эпохе, к которой относилось городище. Следовал вывод, что амфоры, хорошо сохранившиеся и не соответствовавшие другому археологическому материалу из того же раскопа, были намеренно подброшены, чтобы премьер-министр мог эффектно достать их из морской воды. Историки, аккуратно относящиеся к подаваемой информации, предупреждали, что следует дождаться публикаций по материалам, собранным на раскопе: не исключено ведь, что в силу неизвестных обстоятельств, не зависящих от археологов, сосуды действительно оказались «не на своем месте» — скажем, попали на городище случайно, еще в прошлые века. К голосу этих историков, впрочем, никто не прислушался, и в народе сосуды были признаны «поддельными» (тем более что такую версию неожиданно поддержала пресс-служба премьер-министра). Благодаря этой истории широкая общественность узнала, что форма керамических сосудов позволяет датировать отложения культурного слоя не менее точно, чем ископаемые позволяют датировать слои по геологическим эпохам. Мне это обстоятельство всегда казалось волшебным и заставляло брать в руки любой случайно найденный древний черепок с особым чувством уважения к информации, в нем заключенной. Можно надеяться, что, после обсуждения случая с погружением премьер-министра за амфорами на морское дно, у кого-то из граждан нашей страны возникло такое же уважительное чувство как к старой керамике, так и к работе археологов и историков.

Не успело отшуметь обсуждение истории с «поддельными амфорами», как у политически активных людей нашелся новый повод для разговоров. Появилось подозрение, что тигрица, в отлове которой принимал непосредственное участие премьер-министр, была привезена из зоопарка. Такое подозрение было рождено слухами, проникшими от охотоведов, обслуживавших приезд премьер-министра в Приморье. Говорили, что, якобы, рожденная в неволе тигрица была взята из зоосада «Приамурский» им. В.П. Сысоева (Хабаровский край), высказывались сомнения в том, что она благополучно пережила день, когда ей пришлось изображать дикого зверя.

Тигрица Серьга, запечатленная фотоловушкой. Сличение этих и других фотографий тигрицы Серьги, а также общее расследование этого вопроса можно найти на сайте http://bigcats-ru.livejournal.com/116816.html

В доказательство люди, не чуждые зоологии, приводили сравнение рисунка полос на шкурах тигриц. Рисунок полностью совпадал у тигрицы из зоосада и у тигрицы, с которой фотографировался премьер-министр. У тигрицы, сфотографированной фотоловушками в Уссурийском заповеднике, рисунок оказался совершенно иным. А между тем, именно эти фотографии официально приводили в доказательство того, что зверь, усыпленный премьер-министром, был диким и благополучно пережил встречу с высокопоставленным лицом.

Тигрица, которую усыпил Владимир Путин 31 августа 2008 года

(Обе фотографии с сайта программы «Амурский тигр» http://premier.gov.ru/patron/tiger)

Многие читатели, должно быть, ждут от меня сведений о судьбе тигрицы и слова морального осуждения зоологов, заставивших страдать ни в чем не повинное животное. Эти читатели будут разочарованы. Статья, которую вы читаете, тоже написана зоологом, то есть человеком, который не чувствует себя вправе бросить камень в своих коллег. В самом деле, мало кто сомневается, что приезд премьер-министра давал гарантию на дальнейшее финансирование работ по изучению амурского тигра в дикой природе.

Известно, что фундаментальная наука и в России, и в других странах испытывает хронические трудности с финансированием. Для того чтобы получить необходимые средства на исследования, ученые вынуждены играть по правилам тех организаций, которые дают им деньги. Так, не секрет, что все натуралисты, участвовавшие в XIX и в начале XX века в экспедициях, финансировавшихся Русским географическим обществом: и Николай Алексеевич Северцов, и Николай Михайлович Пржевальский, и Николай Алексеевич Зарудный, и многие другие, — давали обязательство собирать разведданные о странах, которые они посещали. По сути, соглашались быть шпионами: не самая легкая плата за финансовую поддержку! На таких условиях работали в науке даже люди, не относившиеся лояльно к правительству, — например, князь Петр Алексеевич Кропоткин. Иначе организовать дорогостоящую экспедицию было невозможно. Времена изменились, но положение фундаментальной науки осталось прежним, и многим активно работающим ученым так или иначе приходится поступаться своими принципами ради продолжения исследований. Что допустимо и что недопустимо в таком выборе — вопрос непростой. Я отсылаю читателя к книге Еугениуша Новака [1], она на этот вопрос дает исчерпывающий ответ.

Я, как зоолог, не могу огульно судить своих коллег и за мучения, которые они, возможно, причиняют тиграм. Любой зоолог знает, что вторжение в естественную жизнь животных неизбежно приводит к страданиям или гибели отдельных особей. Необходимо метить зверей и птиц, необходимо их коллектировать — без этого невозможна зоология. Оправданием служит вера в то, что научные исследования в конечном счете приносят благо изучаемым видам. В самом деле, без знания биологии животных невозможна их эффективная охрана. А в условиях все возрастающего изменения природной среды под влиянием человека любой вид живых существ может потребоваться охранять в более или менее отдаленном будущем. Большинство зоологов идут в науку из-за искренней любви к животным. Необходимость причинять им страдания неизбежно вынуждает идти на сделку со своей совестью. Где находится предел, который переступить невозможно, каждый зоолог решает для себя. Однако он не вправе обвинять своих коллег.

Например, академик Михаил Александрович Мензбир в самом начале своей научной карьеры понял, что больше не может застрелить птицу из ружья. В то же время зоолог М.А. Мензбир пользовался коллекциями, которые собирали для него другие натуралисты, и потому ему и в голову не приходило осуждать их. Я уверен, что о страданиях тигров вряд ли кто-то может судить достовернее, чем специалисты, которые ими занимаются. Если с тигром, взятым из зоосада для встречи с премьер-министром, в самом деле произошло несчастье, то больнее других его должны переживать зоологи, которые в нем виноваты.

Я тоже зоолог и прекрасно знаю свои грехи перед живыми существами, которых изучаю. Если у специалистов по млекопитающим возникают справедливые сомнения в том, допустимо ли отлавливать крупных кошачьих в природе, когда для их изучения можно применять дистантные и неинвазивные методы (фотоловушки, анализ следов, экскрементов и др.), то эти претензии должны быть высказаны в четкой и открытой форме. Не следует мешать науку и политику. Разговоры вполголоса в коридорах, флеш-мобы, митинги, широкое обсуждение (а тем более — осуждение) на форумах хороши для политической активности, но не для критики методов фундаментальной науки. Для этого есть другие площадки — например, регулярные съезды Териологического общества, отечественные и международные конференции, на крайний случай — страницы научных изданий. Только в таком формате справедливая критика будет услышана, и получен обоснованный ответ на нее.

О чем же речь в этой статье, если я только оправдываю людей, устроивших встречу премьер-министра с тигрицей? Не столь уж серьезные пока предъявляются зоологам обвинения, чтобы они нуждались в защите с моей стороны. Еще немного терпения, я добрался до самого главного. Дело в том, что зоологи не просто так поступаются своими принципами и идут на сделку со своей совестью. Оправданием для них служит получение научного знания. Знания, которым ученые могут поделиться с коллегами и с широкой общественностью. Знания, которое может быть применено на практике, в частности — при охране животных. Любой ученый должен быть предельно честен со своими коллегами. Ученый может ошибаться, может заблуждаться — без этого никакое исследование невозможно. Но он не должен намеренно лгать. Если ученый лжет, ему перестают верить, его данные перестают использовать. А это значит, что мучения животных, сделки с совестью и весь ущерб, принесенный ученым себе и другим, оказывается напрасен.

Ученый, намеренно лгущий, не только перечеркивает свою карьеру, но бросает тень на коллектив, в котором работает, на всех ученых той страны, которую он должен представлять. Это не пустые слова. Не так давно стало окончательно понятно, что видный орнитолог Ричард Мейнерцхаген, несколько десятилетий олицетворявший английскую полевую зоологию, нагло и намеренно лгал в своих научных статьях [1, 2]. Р. Мейнерцхаген давно скончался, но современные британские орнитологи бдительно вычеркивают ссылки на его работы из своих и чужих публикаций. Мне пришлось с этим столкнуться, когда оказалось, что при подготовке статьи о проникновении одного вида птиц в Среднюю Азию, обойтись без ссылки на исследования Р. Мейнерцхагена в Афганистане невозможно. Ложь перечеркнула научную репутацию Р. Мейнерцхагена, и его нелегкий труд по исследованию птиц в этом регионе, всегда небезопасном, оказался напрасен.

Вернемся к истории с уссурийскими тиграми. Если люди, заинтересовавшиеся «поддельными» амфорами, стали разбираться в датировке керамики по ее форме, то в случае с «подставной» тигрицей им пришлось освоить методику фотоидентификации животных. Основана она на том, что многие виды живых существ имеют индивидуальные отличия в окраске или в других внешних признаках. Малых лебедей можно отличать по рисунку на клюве, зубастых китов косаток — по форме спинного плавника, других китов — по шрамам на коже, зебр и тигров — по полосам на шкуре. По отчетливому фотопортрету зверя или птицы можно различить особей так же точно, как и распознать человека по отпечаткам пальцев.

Итак, люди, заинтересовавшиеся судьбой тигрицы, встретившейся с премьер-министром, стали искать дополнительную информацию о ней. На сайте Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН (ИПЭЭ РАН, www.sevin.ru), на странице постоянно действующей экспедиции РАН по изучению животных Красной книги Российской Федерации и других особо важных животных фауны России они нашли пресс-релиз от 27 февраля 2012 года [3]. В этом пресс-релизе написано: «Есть новости и о „тигрице Путина“, получившей спутниковый ошейник из рук российского Премьера в августе 2008 г. Серьга жива и здорова, нынешней зимой придерживается своего родного участка, на территории Уссурийского заповедника».

Итак, «путинскую» тигрицу зовут Серьга, и живет она в Уссурийском заповеднике. У экспедиции по изучению животных Красной книги есть не только страница на сайте института, но и отдельный сайт (www.sevin-expedition.ru). На этом сайте опубликованы фотографии, сделанные фотоловушками, установленными в Уссурийском заповеднике. На снимках — тигрица Серьга, ее дети и «супруг» — тигр Профессор.

Теперь надо было найти фотографии тигрицы, «обласканной» премьер-министром. Чтобы не быть обвиненными в использовании недостоверных источников, можно обратиться к официальному сайту www.premier-gov.ru. Опубликованные там фотографии достаточно четкие, чтобы можно было рассмотреть рисунок полос на шкуре «тигра Путина» и сравнить его с рисунком на шкуре Серьги. Ничего общего: если верить своим глазам, то и без сложной компьютерной обработки изображений становится ясно, что на фотографиях — два разных зверя. Как читатели догадываются, я был далеко не первым и не единственным, кто провел такое сравнение. Его результаты получили широкую огласку, и корреспондент «Радио Свобода» обратился к пресс-секретарю ИПЭЭ Наталье Львовне Ременниковой за разъяснениями [4]. Ответ был получен категорический: «Путин поддерживает наш проект. Тигрица Серьга действительно была помечена в 2008 году при участии премьера. Эта тигрица жива, с ней все нормально. Она находится на территории Уссурийского заповедника. Кому-то что-то показалось. Люди, не имея достоверной информации, особенно люди, далекие от науки, интересуются политическими моментами. Что касается сравнения полос на шкуре тигра, есть определенная методика, как проводится фотоидентификация. Есть наши фотоловушки, которые регистрируют тигров. А затем с фотоснимками работают наши сотрудники-зоологи, кандидаты биологических наук. И у них есть конкретные критерии, где смотрятся эти полоски. Они не только на морде смотрятся, это важно понимать».

Слова Н.Л. Ременниковой озадачили многих. Дело в том, что применение специальных компьютерных программ при идентификации животных необходимо для подтверждения, что на двух фотографиях зверей схожей окраски изображена одна и та же особь. В том случае, когда рисунок на теле тигров, изображенных на разных снимках, отличается настолько, что это видно невооруженным глазом, применение компьютерных программ и использование узкопрофессиональных знаний не требуется. Однако со слов пресс-секретаря выходило, что такую немудреную работу могут выполнять только профессиональные зоологи, кандидаты наук, а не любые политически ангажированные люди.

В связи с этим возникало следующее недоумение: неужели методика фотоидентификации столь сложна, что сотрудники ИПЭЭ не могли подкрепить свой ответ подробными разъяснениями, со сравнением фотографий, в которых, как утверждает Н.Л. Ременникова, вправе разбираться только квалифицированные специалисты? Возникло ощущение, что в ИПЭЭ или намеренно лгут, или относятся с неуважением к людям, обратившимся к ним за помощью.

Я считаю себя достаточно образованным специалистом, поэтому и решил, не обнаружив сходства между «тигрицей Путина» и Серьгой, еще раз попросить разъяснений у самой Н.Л. Ременниковой. Ответа я не получил, так как пресс-секретарь ИПЭЭ ушла в отпуск на следующий день после того, как дала интервью «Радио Свобода». Поскольку график отпусков в академических институтах составляется заблаговременно, я убежден, что здесь имеет место простое совпадение.

Чтобы и дальше не обвинять голословно Н.Л. Ременникову, я обратился к научным публикациям, выложенным на сайте Экспедиции. В двух из них я нашел подробный рассказ о судьбе Серьги. Первая публикация члена-корреспондента РАН В.В. Рожнова с соавторами датирована 2009 годом, она вышла в издании «Доклады Академии наук» [5]. В этой статье указано, что материал для молекулярно-генетического анализа (кровь, волосы и экскременты) был получен от Серьги лишь при отлове 1 ноября 2008 года.

Подчеркивается, что Серьга на тот момент была единственной взрослой тигрицей, постоянно обитавшей на территории Уссурийского заповедника. В другой статье, также В.В. Рожнова с соавторами, появившейся в «Зоологическом журнале» [6], рассказывалось о дальнейшей судьбе Серьги по результатам анализа данных, полученных с помощью спутникового радиомаяка, закрепленного на ошейнике. Имя тигрицы в публикации не названо, но дата отлова зверя (1 ноября 2008 года) однозначно указывает на Серьгу.

Никаких сведений о том, что Серьга или какая-либо другая дикая тигрица была отловлена в Уссурийском заповеднике в августе 2008 года, в статьях не было. Напротив, в одной из публикаций прямо говорится, что в том месяце, накануне визита премьер-министра в Уссурийский заповедник, сотрудники ИПЭЭ брали кровь у зверей из зоосада «Приамурский», в том числе у тигрицы Аралии, которая, по мнению людей, проводивших по фотографиям сравнение рисунков на шкурах тигров, и является подлинной «тигрицей Путина». Кроме того, по словам В.В. Рожнова, опубликованных изданием «Наука в России» [7], тигрица Серьга была отловлена всего три раза: два раза осенью 2008 года, с интервалом в несколько дней (один раз — как мы помним, 1.11.2008), третий раз — в октябре 2009 года.

Я привык считать, что информация, появляющаяся на официальном сайте научного института и распространяемая его пресс-службой, столь же достоверна, как и информация в научных публикациях. Противоречие между данными, подаваемыми пресс-службой, и публикуемыми в научных изданиях, позволяло считать, что один из этих источников лжет. Причем ложь исходила не из окружения премьер-министра, а из самого института. Мне известны заказные исследования, при выполнении которых ученые дают подписку о неразглашении полученной информации. Заказчик дает деньги и получает результат, который не идет на страницы научных изданий. Это нормальная практика. Появление информации о тиграх в ведущих отечественных научных журналах ясно показывает, что подписки о неразглашении никто из участников экспедиции не давал.

Оставалось выяснить, кто же лжет, подставляя под удар научную репутацию зоологов, занимающихся изучением амурского тигра, а также всего научного коллектива ИПЭЭ. Я обратился к специалистам, непосредственно работающим в экспедиции, — соавторам публикаций, появившихся в «Докладах Академии наук» и «Зоологическом журнале». Ответ я получил только от Павла Александровича Сорокина — кандидата биологических наук, научного сотрудника ИПЭЭ, работавшего с образцами тканей, взятыми от отловленных тигров.

П.А. Сорокин сообщил, что не имеет достоверной информации о тигрице, пойманной в августе 2008 г., поскольку тогда не принимал участия в отловах. Прямых ответов от непосредственных участников отлова я, к сожалению, не дождался, хотя мои вопросы относились к данным, появившимся на страницах научных изданий. Тем не менее, версия, опубликованная в научных статьях, вызывает доверие. Журналы, в которых она появилась, — рецензируемые, для выпуска каждой статьи, кроме отзыва стороннего специалиста, требуется одобрение редакционного совета. Информацию, подаваемую пресс-службой ИПЭЭ, может контролировать заведомо меньшее число людей.

Естественный вывод — обвинить в подтасовке фактов Н.Л. Ременникову. Однако я убежден, что ответственность за ее высказывания должно нести руководство института и Постоянной экспедиции по изучению животных Красной книги, диктовавшее заведомо ложную информацию через пресс-службу или же позволявшее распространять ее. Мне, как и рядовым сотрудникам ИПЭЭ, с кем я обсуждал сложившуюся ситуацию, неясно, по какой причине люди, призванные развивать институт, способствуют (или не мешают) тому, что он приобретает дурную славу — как в профессиональных, так и в широких общественных кругах. Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова в настоящее время является одним из ведущих научно-исследовательских центров общемирового значения.

По инициативе и при поддержке руководства института реализуется ряд крупных научных проектов, в которых мне также повезло принимать участие. Я не думаю, что существуют основания для осуждения деятельности ученых, работающих в институте, по крайней мере, за пределами узкопрофессионального круга специалистов, разбирающихся во всех тонкостях научной работы. Я искренне надеюсь, что причины, позволившие руководству института допустить заведомую ложь в информации, подаваемой пресс-службой, не настолько уж серьезны, и не смогут помешать им в дальнейшем отказаться от обмана и подтасовок в любых официальных заявлениях.

Литература

[1] Новак Е. 2009. Ученые в вихре времени: Воспоминания об орнитологах, защитниках природы и других натуралистах. (Пер.: И.М. Марова, ред.: М.В. Калякин) — М.: КМК. 473 с.

[2] Olsson S.L. 2008. The Meinerzhagen mystery: The life and legend of a colossal fraud // The Willson Journal of Ornithology. Vol. 4. P. 917−926.

[3] РАН. ИПЭЭ им. А.Н. Северцова РАН. Постоянно действующая экспедиция РАН по изучению животных Красной книги РФ и других особо важных животных фауны России. 2012. Пресс-релиз (информация для прессы). 27 февраля 2012 г. // www.sevin.ru

[4] Кириленко А. 2012. Путин и тигрица. Кого поймал премьер-министр? // www.svobodanews.ru/content/article/24 515 629.html

[5] Рожнов В.В., Сорокин П.А., Найденко С.В., Лукаревский В.С., Эрнандес-Бланко Х.А., Литвинов М.Н., Котляр А.К., Юдин В.Г. 2009. Неинвазивная индивидуальная идентификация амурских тигров (Panthera tigris altaica) молекулярно-генетическими методами // Доклады Академии наук. Т. 429. № 2. С. 278−282. [представлено акад. Д.С. Павловым]

[6] Рожнов В.В., Эрнандес-Бланко Х.А., Лукаревский В.С., Найденко С.В., Сорокин П.А., Литвинов М.Н., Котляр А.К., Павлов Д.С. 2011. Использование спутниковых радиомаяков для изучения участка обитания и активности амурского тигра (Panthera tigris altaica) // Зоологический журнал. Т. 90. № 5. С. 580−594.

[7] Рожнов В.В. 2010. Как спасти амурского тигра? [интервью с Е. Сидоровой] // Наука в России. № 5. С. 19−25. (www.den-za-dnem.ru/page.php?article=754)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
4 Цепочка комментария
6 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
Павел КвартальновАнонимLicorneМаксим Борисов Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Licorne
Licorne

Я не очень понимаю, в чём суть трагедии. Фото премьера с кошечкой не является научным документом и параллели с фальсификацией данных не очень очевидны. Путин поддерживает проект? — поддерживает! Принимал участие в полевых работах (хотя бы посещал оные) — принимал! Ну, допустим, не получилось хорошего фото по техническим причинам, пересняли потом в зоопарке на другом животном. Ну и ладно. Журналистика — это в некотором смысле художественная область. Вот, когда ко мне телевизионщики приходят, они всегда просят снять интервьюируемого «за работой». Ну, сижу минут 5, переливаю водичку из пробирки в пробирку с умным видом. Не ставить же мне на самом деле эксперимент, когда в маленькой комнате толкуться пять человек, светят адским осветителем, просят не поворачиваться и еще микрофон прикрепили. Это не ложь, это достоверное, хоть и постановочное изображение работы (ну, может, в реальности я халат не всегда… Подробнее »

Максим Борисов
Редактор
Максим Борисов

И если Вас спросят, как появилось «фото с халатом», Вы до последнего как партизан будете стоять на том, что это был реальный эксперимент, а не постановка, чтобы не подставить журналистов?

Licorne
Licorne

Я, видимо, несколько более независим, чем кто-то из коллег в ИПЭЭ, да и не висит надо мной угроза лишиться поддержки премьера (надо понимать, что эта поддержка осуществляется не им лично, а через посредство людей с крайне своеобразным мышлением). Так что я бы в ответ на такой вопрос как-нибудь отшутился. А на попытку черезмерно настойчиво приперать меня к стенке — огрызнулся. Они поступили несколько глуповато, но беды для науки я тут не вижу

Максим Борисов
Редактор
Максим Борисов

Ну так в принципе наверное и пафос статьи в основном не в том, что искажаются собственно научные результаты, а в наличии этих самых «людей с крайне своеобразным мышлением», которые уже всюду диктуют свою моду — от перерисовывания часов на руке патриарха и позирования премьера с левыми амфорами до «суверенного» подсчета голосов и количества митингующих.

Licorne
Licorne

В этом вы правы. Но, к сожалению, автор, которого я, кстати, лично знаю и весьма уважаю, «наезжает» не на людей со своеобразным мышлением, а на попавших в нелепую ситуацию коллег. Которые в итоге дадут ему в лоб, что жаль, ибо они, в сущности, на одной стороне баррикад

Максим Борисов
Редактор
Максим Борисов

Это вообще извечная проблема. Правда о нелепостях и злоупотреблениях, в перспективе оздоравливающая общество, в процессе своего извлечения на свет ведет к множеству частных конфликтов и даже личных катастроф. И каждый сам отвечает для себя на вопрос, стоит ли оно того или нет. В подавляющем большинстве случаев выбором будет молчание (и это далеко не всегда аморально). Но для изменений в конечном счете хватает тех немногих, кто не смолчал — по глупости ли, из гордости или из-за приступов идеализма.

Licorne
Licorne

И тут правы. Все дело в акцентах. Если бы Паша просто обнародовал факт, что тигрица не та, то я бы вместе с ним с удовольствием похихикал бы.
К слову, говорят Николай I был страшно зол на Лермонтова за его «Смерть поэта» именно потому, что тот не подумав повесил на него ответственность за историю, к которой он не желал иметь никакого отношения.

Павел Квартальнов
Павел Квартальнов

Уважаемый Licorne! Я не хочу вмешиваться в спор. Я хочу отметить лишь частный пример той лжи, которая с каждым годом всё более пронизывает нашу науку. Вот, Вы (Licorne) уверяете, что согласились бы со мной в том-то и том-то, критикуете мою позицию… И вместе с тем, в отличие от многих людей, решивших поддержать меня (среди них — как мои сверстники, так и заслуженные учёные, а также и некоторые коллеги, к чьей работе я привык относиться скептически, — то есть, люди совершенно разные), ни Вы, ни другие мои оппоненты не сочли возможным открыто назвать своё имя, не только в открытой дискуссии в интернете, но даже в частном письме или в личном разговоре. Не верю (по своему опыту), что получу от кого-либо «в лоб», хотя возможность подножки допускаю. Об этом только я и говорю в своей статье, что если нет «гамбургского… Подробнее »

Аноним
Аноним

Главное, что тигрица после общения с В. В. Путиным приесла троих тигрят. Все остальное — домыслы.

Licorne
Licorne

Дорогой Паша,
Проблемы нет совершенно никакой. Я, конечно, готов назвать свое имя в личном письме, и даже написать его здесь (хотя это мне несколько неприятно, поскольку придётся менять в переписке на этом сайте приянтный мне ник, если в другом месте я захочу относительной анонимности). Но, если ты будешь настаивать, конечно напишу. Я не хотел делать этого сразу в том числе потому, что я знаком с некоторым числеом вовлеченных в историю лиц и совершенно нехочу усиливать вероятное давление на тебя силой своего, оть и не слишком значительного авторитета. Сегодня найду адрес и пришлю личное сообщение. Кстати, с удовольствием встретился бы лично.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: