Явление СУНЦ

Специализированный учебно-научный центр (СУНЦ) МГУ ведет свою историю с 1963 года, когда указом Совета министров СССР было организовано несколько специализированных физико-математических школ. Каждая из которых была прикреплена к крупному университету. Так в Москве возникла известная ФМШ номер 18. Среди инициаторов ее создания был академик А.Н. Колмогоров, и долгое время, да и сейчас, школа была известна как Колмогоровский интернат.

В современном виде СУНЦ МГУ был организован в 1990 году на основании постановления Совета Министров СССР от 20 октября 1989 года «Об организации специализированных учебно-научных центров при МГУ и НГУ». Изначально статус СУНЦ внутри университета был очень высок. Сейчас это, видимо, не так. Кроме того, возникла скандальная ситуация с назначением директором СУНЦ Андрея Андриянова, известного благодаря его политической деятельности.

Предлагаем вашему вниманию материал, посвященный истории появления СУНЦ МГУ.

Также мы приводим письмо в адрес ректора МГУ, в котором выражается возмущение назначением Андриянова.

* * *

Фото В. Попкова (1977 год)

Моя директорская ипостась в истории интерната выделена его преобразованием от ФМШ № 18 в СУНЦ. Этим я точно всегда буду отличаться от других директоров. Так случилось, что семь директорских лет своей молодости я прожил, не вылезая из интерната, пытаясь сначала не дать ему зачахнуть в системе гороно Москвы, а после организации СУНЦ в уже далеком октябре 1989 года — пытаясь развить новое дитя. Собравшись сейчас что-то написать про это время, почему-то всплывает теплая и уютная эмоция, хотя тогда всё было «на лезвии». Наверное, потому что есть живущий рядом интернат, который Дима Абраров закончил в 77-м; наверное, потому, что есть теперь его потомок СУНЦ; и, наверное, потому, что незаметно оказалось, что тогда родившимся детям уже можно не зависеть от родителей. Сейчас я понял: интернат в «директорский» период для меня — это юный СУНЦ, в его крови есть и моя. Поэтому, наверное, я не смогу написать чего-то сильно другого даже на тему, связанную с отдельно стоящими от СУНЦ юбилеями ФМШ.

Это была какая-то фантасмагория. Зимний вечер, заметаемый давыдковской вьюгой интернат, старый кабинет директора, занятый, кажется по недоразумению, юношей. Придавленный ворохом необычных для него, недавнего мехматовского аспиранта, проблем, в сигаретной пелене, с изумлением видит он явление, изменившее всё прогнозируемое течение событий. В не остывшем от мороза пальто, широкоплечий, среднего роста и возраста, седеющий, приятно скуластый, в очках, как-то не по-московски — по-домашнему порог переступил, нет — переступило … будущее интерната. Александр Александрович Никитин из далекого Новосибирского академгородка, тоже выпускник своего сибирского интерната, своего матмеха и тоже вновь испеченный директор. Первые слова с порога как хук в челюсть: ну что сидите, надо что-то делать, дальше так жить нельзя! Это было начало проекта СУНЦ.

ridus.ru

На совете в Филях младореформаторы решили действовать кардинально. Кажется, никто даже из тех, кто помогал, не верил, что всего через год, после кругов бюрократического ада на самом излете уходящей страны, Оно всё-таки выйдет! Постановление Правительства подписал Николай Иванович Рыжков, последний премьер Союза, спасибо ему, он хороший человек.

Кому еще спасибо за СУНЦ? Из моей памяти. Спасибо за СУНЦ неформальному тогда чиновнику Минобраза Маслову Саше, нашему же выпускнику, первому пробившему кремлевскую стену в районе нужного кабинета; маститым и, что большая редкость, крайне человечным нашим академическим отцам — математику Гнеденко из Москвы, преемнику Колмогорова по ФМШ МГУ, и химику Коптюгу из Сибири, вице-президенту Академии наук, преемнику Лаврентьева по ФМШ НГУ (мы все их должны помнить), ринувшимся в этот пробой; одному из руководителей ВПК Союза, действительно государственному человеку Сычеву Валерию Васильевичу (впоследствии руководителю Госстандарта); важному и жесткому совминовскому чину Альберту Ильичу Владимирову (впоследствии ректору небезызвестной «Керосинки»).

Этот маховик авторитета и активности, загадочно вращаемый нами с Сан Санычем под аккомпанемент бесконечной переделки текста Постановления и затяжных командировок Саныча в Москву, принудил яростно сопротивлявшегося министра образования Ягодина к капитуляции. Отдельное и щемящее спасибо уникальному Петру Павлову — помощнику этого всё же яркого министра. Он бескорыстно и романтично вел нас на цель, помогал потом. Спасибо всем, кто тогда подставлял плечо и давал надежду, извините, кого нечаянно пропустил. В итоге все они делали СУНЦы — очень хорошее дело. Ко всеобщему удивлению, роды состоялись, дети, первоначально в количестве двух штук, после многочисленных итераций появились на свет божий под именами СУНЦ Московский и Новосибирский. Это случилось погожим октябрьским днем 1989 года, около полудня, в интернате был физический день; меня, распираемого от счастья, кинувшегося с интернатовского крыльца, где застало известие, в вестибюле первым увидела Любовь Александровна Кондрашова, но, видимо, не поняла, что в этот раз директорское юное возбуждение совершенно исключительное — круче отцовского счастья при благой вести из роддома.

СУНЦы родились с их кафедрами, новыми компьютерами и прочими, сейчас кажущимися нереальными прелестями (пример— черная икра на второй завтрак в то-то время!). Интернаты — их одаренные ядра были приняты родителями-университетами после унизительного и стригущего под совсем среднюю школу плена гороно и продолжили радоваться жизни.

Необъяснимым образом всё получилось. Два посолидневших директорствующих неформала, искренне выполнив свою никем не санкционированную миссию, уже давно бросив курить, ушли по-разному в другую жизнь: один — раньше, другой — позже. Но зачатые исключительно по любви тем зимним вечером дети, кажется, удались и живут своей нетривиальной жизнью. Удивительная и странная история, главное — что не сказка. Что было потом с детьми — расскажут другие.

Дмитрий Абраров, последний директор ФМШ № 18 и первый директор СУНЦ МГУ (1987−1993)

P. S. К сожалению, сейчас выяснилось, что дети попали к недружественным приемным родителям. Они, надеюсь, выдюжат, да поможет наследственность!

* * *

Открытое письмо ректору по поводу назначения А.В. Андриянова директором СУНЦ МГУ

Глубокоуважаемый Виктор Антонович!

Нам стало известно о назначении Андриянова Андрея Владимировича директором СУНЦ МГУ им. М.В. Ломоносова. Мы, нижеподписавшиеся выпускники, преподаватели и родители учащихся СУНЦ МГУ, выражаем несогласие с Вашим решением. Мы считаем, что директор образовательного учреждения, представляющего МГУ, должен обладать положительным педагогическим и хозяйственно-административным опытом, иметь достойные научные результаты и незапятнанную репутацию. Мы выступаем против назначения А.В. Андриянова директором СУНЦ МГУ, поскольку он не удовлетворяет этим требованиям.

Согласно замыслу Андрея Николаевича Колмогорова, обучение в ФМШ МГУ должно обеспечивать «сознательное усвоение основ науки, развитие инициативы, любви к науке, привитие навыков к самостоятельной работе». Выполнение данных требований под руководством А.В. Андриянова представляется нам невозможным, поскольку:

1. А.В. Андриянов не имеет опыта преподавания курсов естественнонаучного профиля, а в самом СУНЦ МГУ он работал только на должности воспитателя, которая не подразумевала преподавательской работы. Мы считаем, что опыт работы А.В. Андриянова недостаточен для того, чтобы занимать должность директора СУНЦ;

2. А.В. Андриянов с 2003 года является аспирантом химического факультета МГУ, тем не менее, он до сих пор не защитил кандидатскую диссертацию по специальности.

Мы считаем ошибкой ставить во главе физико-математической школы человека, не имеющего опыта преподавания естественнонаучных дисциплин и показавшего свою неспособность к научной работе.

Кроме научно-педагогических качеств директор школы должен обладать положительным опытом административно-хозяйственной работы. Компетентность А.В. Андриянова в этой области также сомнительна — за время работы председателем Студсоюза МГУ он занимался в основном организацией публичных мероприятий, которые, хоть и имеют значение для Университета, но не являются первостепенно важными для студентов, представление которых взял на себя А.В. Андриянов. При нем Студсоюз фактически не выполнял многих пунктов, прописанных в Уставе, таких, как защита и представление прав и интересов учащихся. Более того, А.В. Андриянов использовал пост председателя Студсоюза в личных целях — перед выборами в Думу в 2011 году, на которых он баллотировался от партии «Единая Россия», он единолично инициировал вступление Студсоюза МГУ в Общероссийский Народный Фронт. Мы опасаемся, что А.В. Андриянов и далее будет использовать свое положение в личных целях.

Также мы считаем неправильной ситуацию, когда руководство учащимися Университета поручается человеку, который позволял себе неэтичные публичные высказывания в адрес студентов МГУ (в эфире телеканала «Дождь» от 21 ноября 2011 года).

Отметим, что смена директора СУНЦ незадолго до проведения ЕГЭ и выпускных экзаменов вызывает значительные опасения, которые уже были высказаны преподавателями СУНЦ в форме письма с просьбой отложить смену директора до конца учебного года. Вызывает сожаление тот факт, что данное обращение Вы оставили без ответа.

Мы считаем, что работа А.В. Андриянова в должности директора СУНЦ МГУ принесет вред школе и учащимся там детям. Настоятельно просим Вас отменить Ваше решение и провести конкурс на должность директора СУНЦ МГУ.

Выпускники, преподаватели и родители учащихся СУНЦ МГУ

На 26 марта обращение поддержали больше чем 1000 человек.

Ссылка на письмо в Интернете: https://docs.google.com/spreadsheet/viewform?formkey=dDVnTVFXeUlCS00yYWo1X2dvajNlOFE6MQ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: