Феминизация в науке или стеклянный потолок?

Социолог науки Катерина Губа, аспирант Европейского университета в Санкт-Петербурге, в канун 8 Марта размышляет о превратностях женских судеб в науке.

Итак, друзья, 8 Марта — день борьбы за равноправие. Именно в этот день нам с вами — речь прежде всего пойдет о женщинах в науке — стоит вслух сказать о важной проблеме социальных и гуманитарных дисциплин. Их постсоветское существование можно охарактеризовать следующим диагнозом — феминизация дисциплины, что означает значительное преобладание женщин в профессии.

Мы не будем здесь обращать внимание на тот факт, что феминизация в науке сосуществует со «стеклянным потолком», когда женщины, если и приходят в науку в равной пропорции с мужчинами, то редко достигают вершин академического статуса (достаточно обратиться к статистике о количестве женщин-академиков). Вот какие выводы были сделаны в рамках исследования петербургской социологии:

Мужчины составили в нашей выборке 49,4%, женщины — 50,6%, однако гендерный баланс существенно меняется от поколения к поколению. Изучение гендерного состава двух волн приводит нас к выводу о том, что рекрутированные в первом цикле были, преимущественно, мужчинами, а во втором — женщинами. В самой старшей возрастной когорте на одну женщину приходится 4,5 мужчин, в самой младшей — на одного мужчину 5 женщин.

Как мы видим, самой незащищенной и бесправной категорией становится самое младшее поколение, в котором на одного мужчину приходится пять женщин. Безусловно, поиск партнеров происходит и между разными возрастными группами, но много ли вы помните неженатых мужчин в науке старше сорока лет? Кроме того, романтические отношения молодой женщины и мужчины старшей возрастной когорты, принадлежность к которой зачастую означает более существенный академический статус и известность в сообществе, легко в результате порождает не самый приятный для девушки ярлык «Девушка Джеймса Бонда». Это может сильно помешать как развитию ее собственной академической карьеры, если только не станет импульсом для преодоления имени известного супруга.

В свете такой плачевной статистики мы можем ставить как новые исследовательские гипотезы, так и проводить ряд практических действий. Самым юным девушкам-исследователям определенно стоит разработать ряд мер позитивной дискриминации мужчин для их привлечения в социальные и гуманитарные дисциплины. Мы должны сплотиться ради важной цели, целиком и полностью направленной на то, чтобы лишить мужчин их преимущества в потенциальной ситуации выбора брачного партнера в собственной профессиональной группе. Другим выходом мог бы стать и массовый исход женщин-ученых из социологии в более «жесткие» дисциплины, где мужчин больше. Но способны ли мы на такой интеллектуальный подвиг? Об этом мы поговорим в нашей следующей заметке.

* * *

Цифра

Судя по списку членов РАН на сайте www.ras.ru, в составе Академии только 35 женщин: 10 академиков и 25 член-корров. Среди академиков — представители как «жестких», так и «мягких» наук: экономисты Анна Анфиногентова, Татьяна Заславская и Наталья Иванова, химик Ирина Белецкая, биолог Эмилия Воробьева, механик Ирина Горячева, физиолог Людмила Иванова, геохимик Лия Когарко, правовед Талия Хабриева, океанолог Алла Цыбань.

Судьба доступа женщин к науке, а тем более Академии наук, была непростой. Так, членом Французской академии наук не стали лауреаты Нобелевской премии Мария Кюри и ее дочь Ирен (Irene Joliot-Curie), а также другие талантливые исследовательницы. Первой женщиной, допущенной в высший научный ареопаг Франции, стала ученица Кюри, Маргарита Перей (Marguerite Perey), ставшая член-корром в 1962 году. А первым действительным членом стала математический физик Ивонн Шоке-Брюа (Yvonne Choquet-Bruhat) в 1979 году. Между тем с 1901 по 2011 год 40 женщин получили Нобелевские премии. Причем Мария Кюри получила ее дважды — по физике в 1903-м и химии в 1911 году.

Между тем, с 1783 по 1796 год Петербургской академией наук (ныне РАН) руководила княгиня Екатерина Дашкова. Это пока первая и единственная женщина на таком высоком посту. Математик Софья Ковалевская в 1889 году стала первым член-корром этой академии. Биохимик и физиолог Лина Штерн стала первым действительным членом АН СССР в 1939 году.

Первым академиком Национальной академии наук США стала медик Флоранс Сабин (FLorence Rena Sabin) в 1925 году. Strf.ru сообщает [1], что из 2200 членов Национальной академии наук США (NAS) примерно 260 женщин (11,8%). Там же приводятся слова старшего научного сотрудника Института географии РАН, автора книги «Женщины в российской науке: роль и социальный статус» Светланы Сычева: «В основном доля женщин-ученых в России велика за счет фармакологии и гуманитарных дисциплин. В естественных науках (таких, как химия, биология) женщины составляют 42,5% всех работников, 40% кандидатов наук и 17% докторов наук. В физике и математике нас уже в 1,5−2 раза меньше».

1. www.strf.ru/materiaL.aspx?CataLogId=221&d_no=45 603

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Быдлоид Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Быдлоид
Быдлоид

Практически во всех научных организациях, с которыми я сотрудничал за последние 6 лет молодые женщины, работающие на аспиранских и младших научных позициях, в большинстве своём даже не рассматривали своих молодых коллег как брачных партнеров. В ЧГ популярностью пользуются подтянутые и оплачиваемые лейтенанты ПВО, в столице выбор ещё больше. Процент неравных по возрасту браков среди моих знакомых не очень велик.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: