Мультики и конец света

В энциклопедии современной культуры «Луркоморье» (lurkmore.ru) есть шикарная статья о синдроме поиска глубинного смысла — непреодолимом стремлении ответить что-нибудь оригинальное на вопрос «что хотел сказать автор своим произведением». Там, в частности, приводится доказательство того, что мультсериал «Ну, погоди!» посвящен постапокалиптическому миру, в котором исчезнувшая человеческая цивилизация представлена только в виде музейных экспонатов, а материальную культуру людей унаследовали другие прямоходящие животные.

В рамках поиска глубинного смысла я хочу сказать, что «Ну, погоди!» на самом деле, конечно, посвящен не постчеловеческой, а всего лишь параллельной вселенной. Первая серия вышла в 1969 году, а последняя — в 2006-м, и всё это время антураж менялся в соответствии с реальными техническими достижениями и привычками людей. В этом смысле показательнее всего серия 1993 года, первая после смены государственного строя, в которой Волк становится новым русским — с бронированной дверью, машиной Volkvo и всеми остальными комедийными атрибутами.

Вообще же последние четыре серии, выпущенные после распада СССР, смотреть совершенно неинтересно. «Ну, погоди!» был идеальным ответом «Тому и Джерри», вершиной социалистической пропаганды. В том мире, который нарисован в сериале, действительно хочется жить: милиция следит за порядком, строятся новые дома, молодежь занимается спортом и робототехникой, при этом в Останкино записывается рок-группа Dvornjagi, а в магазинах продается сидр, причем Заяц знает, что наливать его нужно в чашки в горошек, как и полагается в Бретани. А в постсоветских сериях вся повседневная жизнь представлена только в виде общества потребления, и кроме него ничего нет. Да, появились большие супермаркеты, да, Волк и Заяц летают на теплое море, но нет ничего, связанного с продуктивной деятельностью. У советских серий есть четкий посыл: «дети, в вашей стране происходит много интересного», а у более поздних — в лучшем случае «дети, в вашей стране есть, на что потратить деньги».

Самое обидное, что это неправда. Мы живем в прекрасное время и в неплохой стране, и у нас есть, о чем снимать пропагандистские мультики. Ограничения, заложенные возрастом и социальным статусом героев (Волк — асоциальный элемент, Заяц — слишком молод, чтобы работать) не помешали им побывать в Телецентре в 1976 году или на Олимпиаде в 1980-м. Сегодня они могли бы гоняться друг за другом в лаборатории, где создаются удивительные генетически модифицированные растения, или лекарства, или что-нибудь наноразмерное. Могли бы посещать современные научные музеи типа Экспери-ментариума. В конце концов, могли бы принять участие в сборке загадочного российского автомобиля на букву ё. А еще есть высокотехнологичные медицинские центры, крупные международные корпорации, а специально для детей — многочисленные курсы чего угодно, от кулинарии до конструирования из «Лего», Зайцу было бы, где развернуться.

Получается удивительная вещь. Из Советского Союза деться было особенно некуда, а из России уехать очень легко, и действительно уезжают миллионы, причем в первую очередь — высококвалифицированные специалисты. Казалось бы, именно России важно заниматься пропагандистской работой и прямо с детства объяснять людям, что страна отличная и в ней есть, чем заняться. Тем не менее в советских мультиках такой посыл есть, а в российских он отсутствует. Между тем, именно детские впечатления самые сильные, и обратить ребенка в какую угодно веру — гораздо проще, чем навязать ее выросшему человеку.

По всей видимости, дело в том, что Советский Союз планировал существовать вечно, и поэтому ему было важно, как относятся к нему дети — будущие взрослые. Россия же ничего такого не планирует, потому что нефть может кончиться (или стать ненужной) в любой момент, и о каком будущем тут можно всерьез говорить? С этой точки зрения современные серии «Ну, погоди!», в которых строить что-то для будущего нет смысла, но зато можно ездить на море и веселиться, действительно связаны с концом света — но только это мир не после апокалипсиса, а перед ним.

Анастасия Казанцева

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • Длинный путь к читателю01.07.2014 Длинный путь к читателю Теперь я знаю, какая книга из длинного списка «Просветителя» больше всего понравилась соорганизатору премии Александру Гаврилову. И это была вовсе не книга о денди Ольги Вайнштейн или сентиментальное введение в микологию Юрия Дьякова...
  • Куда ведет проспект Сахарова?31.01.2012 Куда ведет проспект Сахарова? В позапрошлом номере газеты я поделился в своей авторской колонке размышлениями об ученых как социальной группе и высказал идею о необходимости особой партии ученых.
  • «Независимый суд — это главная задача»31.01.2012 «Независимый суд — это главная задача» 11 января 2012 года состоялась встреча членов Совета при президенте РФ по правам человека с представителями Общественного комитета защиты ученых. Предметом обсуждения стала судьба ученых, необоснованно обвиненных ФСБ в государственной измене.
  • РФФИ24.11.2020 Против упразднения РФФИ Административная реформа, объявленная в выступлении премьер-министра М.В. Мишустина, подразумевает объединение двух государственных научных фондов – РНФ и РФФИ. Это решение принимается бюрократическим государственным аппаратом исключительно для того, чтобы упростить администрирование затрат на науку. Правительством М.В. Мишустина не было сделано даже попытки понять аргументы научного сообщества, неоднократно выступавшего против такого объединения.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: