«Независимый суд — это главная задача»

Э.Чёрный. Фото В.Васильевой, HRO.org

11 янва­ря 2012 года состо­я­лась встре­ча чле­нов Сове­та при пре­зи­ден­те РФ по пра­вам чело­ве­ка с пред­ста­ви­те­ля­ми Обще­ствен­но­го коми­те­та защи­ты уче­ных — пред­се­да­те­лем этой орга­ни­за­ции ака­де­ми­ком Юри­ем Алек­се­е­ви­чем Рыжо­вым и ответ­ствен­ным сек­ре­та­рем Эрн­стом Иса­а­ко­ви­чем Чёр­ным. Пред­ме­том обсуж­де­ния ста­ла судь­ба уче­ных, необос­но­ван­но обви­нен­ных ФСБ в госу­дар­ствен­ной измене. Подроб­но­стя­ми Эрнст Чёр­ный поде­лил­ся с судеб­ным репор­те­ром Верой Васи­лье­вой.

— Эрнст Иса­а­ко­вич, как про­ис­хо­ди­ла встре­ча с чле­на­ми Пре­зи­дент­ско­го сове­та? Какие кон­крет­но вопро­сы на ней затра­ги­ва­лись?

— На встре­че при­сут­ство­ва­ли чле­ны Сове­та Люд­ми­ла Алек­се­е­ва, Вален­тин Геф­тер, Мара Поля­ко­ва, Тама­ра Мор­ща­ко­ва. Это было пред­ва­ри­тель­ное обсуж­де­ние — под­го­тов­ка к засе­да­нию Сове­та, кото­рое долж­но рас­смот­реть сре­ди про­чих про­бле­му ученых-«шпионов».

Юрий Рыжов и я рас­ска­за­ли о том, что и как про­ис­хо­ди­ло с уче­ны­ми, отку­да взя­лась эта про­бле­ма. При­ве­ли яркие при­ме­ры, как фаб­ри­ко­ва­лись дела. Хотя чле­ны Сове­та, с кото­ры­ми мы бесе­до­ва­ли, в неко­то­рой сте­пе­ни эти вопро­сы зна­ли, тем не менее, мы при­шли к выво­ду, что нуж­но под­го­то­вить некую справ­ку для рас­смот­ре­ния непо­сред­ствен­но на Сове­те.

Что­бы решить про­бле­му ради­каль­но, нуж­но обсуж­дать не дела оста­ю­щих­ся до сих пор за решет­кой Вален­ти­на Дани­ло­ва1, Иго­ря Реше­ти­на2 и Сер­гея Визи­ра, Евге­ния Афа­на­сье­ва и Свя­то­сла­ва Бобы­ше­ва3, не дело обме­нян­но­го на Анну Чап­ман и ком­па­нию Иго­ря Сутя­ги­на4, а как, кто и зачем сфаб­ри­ко­вал эти уго­лов­ные дела.

Есть раз­ные суж­де­ния — кто-то хотел полу­чить денег, кто-то хотел про­дви­же­ние по служ­бе, кто-то еще чего-то. Но когда такие уго­лов­ные дела начи­на­ют фаб­ри­ко­вать­ся в боль­шом коли­че­стве (а мы зна­ем поряд­ка два­дца­ти подоб­ных дел, не все они закон­чи­лись так, как хоте­ли на Лубян­ке, но это уже не их вина), нуж­но понять гло­баль­ную при­чи­ну. Ведь в конеч­ном сче­те про­бле­ма не толь­ко с сидя­щи­ми людь­ми, а в том, поче­му так ведет себя госу­дар­ство, для чего оно все это дела­ет. С этим и надо осно­ва­тель­но разо­брать­ся на Сове­те.

Реши­ли, что туда будут при­гла­ше­ны люди, кото­рые при­част­ны к поли­ти­ке Рос­сии в обла­сти госу­дар­ствен­ной без­опас­но­сти. Как они допу­сти­ли всё это? Ответ на дан­ный вопрос прин­ци­пи­аль­но важен.

Что каса­ет­ся самых сроч­ных про­блем наших сидель­цев, то такой про­бле­мой явля­ет­ся их осво­бож­де­ние. Мы с чле­на­ми Сове­та обсу­ди­ли, что есть раз­ные спо­со­бы ее реше­ния, кото­рые мож­но попро­бо­вать. Но пер­вый и наи­бо­лее корот­кий по вре­ме­ни путь — это поми­ло­ва­ние. Одна­ко здесь выяс­ни­лось, что мы по-раз­но­му это пони­ма­ем.

С моей точ­ки зре­ния, пре­зи­ден­ту не надо абсо­лют­но ниче­го для того, что­бы поми­ло­вать Ива­но­ва, Пет­ро­ва или Сидо­ро­ва. Есть ст. 89 Кон­сти­ту­ции РФ, кото­рая гово­рит о том, что пре­зи­дент име­ет пра­во поми­ло­ва­ния. И это абсо­лют­ное пра­во, оно не может быть регла­мен­ти­ро­ва­но ника­ким доку­мен­том, пото­му что для пре­зи­ден­та един­ствен­ный доку­мент, регла­мен­ти­ру­ю­щий его дея­тель­ность — это Кон­сти­ту­ция. А вот Указ о поми­ло­ва­нии5 — это доку­мент, кото­рый регла­мен­ти­ру­ет дея­тель­ность не пре­зи­ден­та, а тех, кто при­ча­стен к дан­но­му сидель­цу. Это коло­ния, выда­ю­щая ему харак­те­ри­сти­ку, это комис­сия по поми­ло­ва­нию, нако­нец, это губер­на­тор или заме­сти­тель губер­на­то­ра, воз­глав­ля­ю­щий эту комис­сию.

- То есть, Вы счи­та­е­те, что пре­зи­ден­ту для того, что­бы поми­ло­вать сидель­ца, необя­за­тель­но его про­ше­ние об этом и тем более необя­за­тель­но при­зна­ние им вины? Вполне доста­точ­но толь­ко доб­рой воли само­го пре­зи­ден­та?

— Да, без­услов­но. Более того, тре­бо­ва­ния при­зна­ния вины нет даже в Ука­зе № 1500, кото­рый я упо­мя­нул. Там напи­са­но, что в харак­те­ри­сти­ке долж­но быть ука­за­но, как осуж­ден­ный отно­сит­ся к совер­шен­но­му им пре­ступ­ле­нию и ком­пен­си­ро­вал ли мате­ри­аль­ные поте­ри.

В делах уче­ных идет речь в основ­ном о ст. 275 УК РФ («госу­дар­ствен­ная изме­на»). Это един­ствен­ная «поли­ти­че­ская» ста­тья в рос­сий­ском Уго­лов­ном кодек­се, в отли­чие от совет­ско­го, где еще была «анти­со­вет­ская аги­та­ция и про­па­ган­да». То есть, по мое­му мне­нию, ученые-«шпионы» — «клас­си­че­ские» полит­за­клю­чен­ные. При этом я, конеч­но, не отри­цаю того, что полит­за­клю­чен­ным может быть чело­век, кото­ро­му вме­ня­ет­ся обыч­ное уго­лов­ное пре­ступ­ле­ние. Фаб­ри­ку­ет­ся дело, и чело­век поэто­му ста­но­вит­ся поли­ти­че­ским заклю­чен­ным.

Люди, осуж­ден­ные по ст. 275, как пра­ви­ло, извест­ны напе­ре­чет. Не быва­ет сотен шпи­о­нов, это слу­ча­ет­ся толь­ко в отче­тах ФСБ ко дню чеки­ста 20 декаб­ря, где гово­рит­ся: пой­ма­но 354 шпи­о­на. Глу­пость! Насто­я­щие шпи­о­ны — это «штуч­ная про­дук­ция», их име­на все­гда ста­но­вят­ся извест­ны. И име­на тех, кого обви­ня­ют по сфаб­ри­ко­ван­ным «шпи­он­ским» делам, тоже извест­ны.

Поэто­му пре­зи­дент, пони­мая обще­ствен­ный инте­рес, видя накал стра­стей вокруг про­бле­мы, зная, кто такие Вален­тин Дани­лов, Евге­ний Афа­на­сьев, Свя­то­слав Бобы­шев, Игорь Реше­тин и Сер­гей Визир, может спо­кой­но взять лист бума­ги, напи­сать «Поми­ло­вать» и рас­пи­сать­ся.

Мои оппо­нен­ты гово­рят: «А вдруг заклю­чен­ный отка­жет­ся?» Что ж, я не вижу в этом ниче­го страш­но­го. Пре­зи­дент про­явил доб­рую волю, а чело­век не хочет выхо­дить по поми­ло­ва­нию и тре­бу­ет реа­би­ли­та­ции. Это его пра­во.

Так вот, к чему мы с чле­на­ми Сове­та при­шли. Эта про­бле­ма долж­на быть постав­ле­на на пер­вое место, и нуж­но пред­ло­жить пре­зи­ден­ту вос­поль­зо­вать­ся все-таки ст. 89 Кон­сти­ту­ции и поми­ло­вать осуж­ден­ных уче­ных или тех, кого сей­час судят (Афа­на­сье­ва, Бобы­ше­ва). Кста­ти, этот спи­сок может вклю­чать и кого-то еще, кро­ме уче­ных. Заяв­ле­ний от этих людей не тре­бу­ет­ся, в край­нем слу­чае обра­ще­ние к пре­зи­ден­ту может быть сде­ла­но Сове­том по пра­вам чело­ве­ка.

А даль­ше пре­зи­дент уже по сво­е­му разу­ме­нию либо при­ни­ма­ет это пред­ло­же­ние Сове­та и под­пи­сы­ва­ет такой Указ или не при­ни­ма­ет. И тогда мы будем пред­при­ни­мать даль­ней­шие шаги.

- А что еще мож­но будет сде­лать?

— Мож­но ини­ци­и­ро­вать через Госу­дар­ствен­ную Думу амни­стию. Про­це­ду­ра длин­ная и с неиз­вест­ным резуль­та­том, учи­ты­вая, что в Думе боль­шин­ство у «Еди­ной Рос­сии». Я счи­таю, что эта пар­тия созда­на для под­держ­ки спец­служб, и она будет под­дер­жи­вать спец­служ­бы, что бы те ни гово­ри­ли.

Нако­нец, есть вари­ант сило­во­го реше­ния этой про­бле­мы. Пре­зи­дент может про­сто при­ка­зать руко­во­ди­те­лю ФСБ начать пере­смотр этих дел, потре­бо­вать предъ­явить свои дока­за­тель­ства.

Я наде­юсь, что и мы от людей из ФСБ, кото­рые будут при­сут­ство­вать на Сове­те, смо­жем потре­бо­вать предо­став­ле­ния дока­за­тельств. Утвер­жде­ния о том, что это совсем сек­рет­но, что это боль­шая тай­на, — на мой взгляд, глу­по­сти. В уго­лов­ных делах, кото­рые мы зна­ем, таких, как дело Реше­ти­на и Визи­ра, как дело Дани­ло­ва, ника­ких сек­ре­тов нет. То, что они гово­рят, буд­то это были какие-то тех­но­ло­гии двой­но­го назна­че­ния, — глу­по­сти.

Напри­мер, Иго­рю Реше­ти­ну и его кол­ле­гам след­ствие было вынуж­де­но предъ­явить мас­су обви­не­ний по чисто эко­но­ми­че­ским ста­тьям. До того, как Реше­тин и дру­гие были аре­сто­ва­ны, эти же вопро­сы рас­смат­ри­ва­лись в арбит­раж­ном суде, и там обви­не­ние про­иг­ра­ло пол­но­стью. Уче­ные были оправ­да­ны.

После это­го про­тив них воз­бу­ди­ли дело уже по новым ста­тьям и при­со­еди­ни­ли к ним те ста­тьи, кото­рые были отверг­ну­ты арбит­раж­ным судом. И уже в уго­лов­ном про­цес­се, в Лефор­тов­ском суде, дей­ствия сотруд­ни­ков «ЦНИИ­МАШ-Экс­порт» были при­зна­ны пре­ступ­ле­ни­ем.

След­ствие не име­ло пра­ва предъ­яв­лять такое обви­не­ние, пото­му что всё это про­шло через арбит­раж­ный суд, и он уста­но­вил, что там нет соста­ва пре­ступ­ле­ния.

— В послед­нее вре­мя в СМИ доволь­но мно­го писа­ли о деле Вик­то­ра Бута, при­знан­но­го нью-йорк­ским судом винов­ным. В част­но­сти, выска­зы­ва­лись пред­по­ло­же­ния о том, что в этом чело­ве­ке заин­те­ре­со­ва­ны рос­сий­ские вла­сти. Как Вы дума­е­те, воз­мо­жен ли обмен Вик­то­ра Бута на кого-либо из осуж­ден­ных ученых-«шпионов», как это про­изо­шло в свое вре­мя с Иго­рем Сутя­ги­ным?

— Я не знаю точ­но, воз­мож­но ли это юри­ди­че­ски. Но думаю, что при­ду­мать в ФСБ могут всё, что угод­но.

— Вы гово­ри­те: ФСБ. А зачем, как Вы дума­е­те, ФСБ все эти «шпи­он­ские» дела нуж­ны?

— Я пола­гаю, что от это­го вопро­са Совет попы­та­ет­ся укло­нить­ся. Что каса­ет­ся меня, то я глу­бо­ко убеж­ден: Вла­ди­мир Путин был в ФСБ вто­ро­сте­пен­ной фигу­рой, когда был дирек­то­ром этой спец­служ­бы. Как извест­но, кам­па­ния по борь­бе с уче­ны­ми-шпи­о­на­ми» нача­лась, когда он был дирек­то­ром ФСБ. За спи­ной Пути­на сто­ял Вла­ди­мир Крюч­ков — быв­ший пред­се­да­тель КГБ СССР, вдох­но­ви­тель и орга­ни­за­тор ГКЧП. А это систе­ма, у кото­рой идея-фикс — поиск «шпи­о­нов» и «вра­гов». Уче­ные были выбра­ны пото­му, что это очень лег­ко доступ­ная груп­па. Они все­гда, если уж гово­рить язы­ком спец­служб, «зама­ра­ны» обще­ни­ем с ино­стран­ца­ми.

Вспом­ни­те пуб­лич­ное заяв­ле­ние Вла­ди­ми­ра Пути­на, сде­лан­ное им в апре­ле 2000 года, о том, что обще­ние с ино­стран­ца­ми явля­ет­ся уго­лов­ным пре­ступ­ле­ни­ем. В устах Вла­ди­ми­ра Крюч­ко­ва это вполне есте­ствен­но выгля­де­ло бы. Оче­вид­но, Пути­ну про­сто пред­ло­жи­ли это «озву­чить», что он и сде­лал.

При­мер­но одно­вре­мен­но с фаб­ри­ка­ци­ей уго­лов­ных дел про­тив ученых-«шпионов» нача­лись взры­вы домов, вто­рая чечен­ская вой­на, про­изо­шел захват «Норд-Оста». Мне кажет­ся, это всё — зве­нья одной цепи, кото­рая выстра­и­ва­лась гене­ра­ла­ми КГБ, рабо­тав­ши­ми в ФСБ, и воз­глав­лял эту груп­пу Вла­ди­мир Крюч­ков.

Моя точ­ка зре­ния тако­ва: всё это — из вре­мен Совет­ско­го Сою­за, из вре­мен НКВД.

Оста­но­вить­ся само собой это не может, пото­му что для очень мно­гих людей в ФСБ псев­до­шпи­он­ские дела — это кор­муш­ка. Здесь пере­пле­лись инте­ре­сы и ниж­них чинов ФСБ, жела­ю­щих полу­чить оче­ред­ную «звез­доч­ку» — пре­мию или повы­ше­ние по служ­бе, и гене­ра­лов ФСБ, кото­рые таким обра­зом пыта­ют­ся под­мять под себя поли­ти­че­скую систе­му: кру­гом «вра­ги», «шпи­о­ны» и «тер­ро­ри­сты». Это спо­соб пока­зать, что без них стра­на погиб­нет, толь­ко они ее могут спа­сти.

— Шпи­о­но­ма­ния в спец­служ­бах нача­лась при­мер­но 12 лет назад. Како­ва ситу­а­ция сей­час: ста­ло хуже, ста­ло луч­ше?

— Сей­час ФСБ ста­ла реже зани­мать­ся подоб­но­го рода фаб­ри­ка­ци­я­ми, пото­му что спо­ткну­лась об очень мно­гие дела, кото­рые им не уда­лось дове­сти до посад­ки.

А нача­лось это с дела Алек­сандра Ники­ти­на6. Потом, в 1999 году, обви­ни­ли Иго­ря Сутя­ги­на в Москве, одно­вре­мен­но нача­лось пре­сле­до­ва­ние Вла­ди­ми­ра Сой­фе­ра7, а так­же Вла­ди­ми­ра Щуро­ва8 и Юрия Хво-росто­ва во Вла­ди­во­сто­ке. Когда вла­ди­во­сток­ские дела про­ва­ли­лись, обви­ни­ли тро­их чело­век в Ново­си­бир­ске — бра­тьев Мини­ных9 и Оле­га Коро­бей­ни­че­ва10. Эти дела тоже про­ва­ли­лись.

Потом было доволь­но дли­тель­ное зати­шье, и вот в мар­те 2010 года нача­лось дело Евге­ния Афа­на­сье­ва и Свя­то­сла­ва Бобы­ше­ва.

То есть это кам­па­ния.

— Что про­ис­хо­дит в деле Евге­ния Афа­на­сье­ва и Свя­то­сла­ва Бобы­ше­ва сей­час?

— Идет суд. Осо­бых подроб­но­стей нет.

— В кон­це про­шло­го года Октябрь­ский суд Архан­гель­ска при­нял реше­ние по так назы­ва­е­мо­му «делу исто­ри­ков». Не мог­ли бы Вы рас­ска­зать о нем подроб­нее?

— Оно сто­ит немно­го в сто­роне от тех дел, о кото­рых мы гово­ри­ли, пото­му что там речь идет не о госу­дар­ствен­ной тайне, а о пер­со­наль­ных дан­ных. По это­му делу про­хо­ди­ли исто­рик Миха­ил Супрун и началь­ник инфор­ма­ци­он­но­го цен­тра при УВД по Архан­гель­ской обла­сти Алек­сандр Дуда­рев.

Миха­ил Супрун зани­мал­ся исто­ри­че­ской рабо­той с архи­ва­ми, судь­бой репрес­си­ро­ван­ных нем­цев. Для уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния был при­ду­ман повод: мол, вы втор­га­е­тесь в лич­ные дела, раз­гла­ша­е­те пер­со­наль­ную инфор­ма­цию без согла­сия на то род­ствен­ни­ков репрес­си­ро­ван­ных. По сути — это попыт­ка скрыть исто­рию.

Дело фак­ти­че­ски закон­чи­лось ничем. Миха­ил Супрун был осво­бож­ден от уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния в свя­зи с исте­че­ни­ем сро­ка дав­но­сти. Алек­сандр Дуда­рев был при­знан винов­ным в пре­вы­ше­нии долж­ност­ных пол­но­мо­чий и полу­чил нака­за­ние в виде одно­го года лише­ния сво­бо­ды услов­но с испы­та­тель­ным сро­ком один год.

Как пола­га­ет адво­кат Миха­и­ла Супру­на Иван Пав­лов, это дело явля­ет­ся осно­ва­ни­ем для обра­ще­ния в Кон­сти­ту­ци­он­ный суд об изме­не­нии зако­но­да­тель­ства. Пред­став­ля­ет­ся, что тако­го рода инфор­ма­ция не долж­на обла­дать ста­ту­сом пер­со­наль­ных дан­ных, так как свя­за­на с пери­о­дом мас­со­вых репрес­сий в стране.

— 14 декаб­ря про­шло­го года суд Совет­ско­го рай­о­на Крас­но­яр­ска отка­зал­ся смяг­чить нака­за­ние Вален­ти­ну Дани­ло­ву — пере­ве­сти его из коло­нии стро­го­го режи­ма, где он про­вел десять лет, в коло­нию-посе­ле­ние11. Что наме­ре­на пред­при­нять в свя­зи с этим защи­та?

— Реше­ние Совет­ско­го суда было обжа­ло­ва­но защи­той Дани­ло­ва в Крас­но­яр­ском кра­е­вом суде. Полу­чен отказ в удо­вле­тво­ре­нии кас­са­ци­он­ной жало­бы.

— Но есть и поло­жи­тель­ные собы­тия, не так ли? 12 декаб­ря про­шло­го года был осво­бож­ден из-под стра­жи Иван Петь­ков12. Каким обра­зом это про­изо­шло?

— Да, он был осво­бож­ден услов­но-досроч­но (УДО). Я думаю, что опре­де­лен­ную роль здесь, конеч­но, сыг­ра­ло обще­ствен­ное мне­ние. По край­ней мере, мне рас­ска­зы­ва­ли, что на судью при рас­смот­ре­нии вопро­са об УДО боль­шое впе­чат­ле­ние про­из­ве­ло обра­ще­ние Юрия Рыжо­ва в защи­ту Ива­на Петь­ко­ва.

Это един­ствен­ный слу­чай, кото­рый я знаю, когда бла­го­по­луч­но раз­ре­ши­лось такое дело. Ана­ло­гич­ное обра­ще­ние по делу Иго­ря Реше­ти­на в свое вре­мя закон­чи­лось без­ре­зуль­тат­но.

— Что долж­но про­изой­ти, что­бы «шпи­он­ские» дела уче­ных были пре­кра­ще­ны?

— Во-пер­вых, нуж­но регла­мен­ти­ро­вать дея­тель­ность ФСБ. Эта спец­служ­ба долж­на выпол­нять стро­го те функ­ции, кото­рые ей пред­пи­са­ны — обес­пе­чи­вать без­опас­ность. Необ­хо­ди­мо уда­лить людей, свя­зан­ных с ФСБ, из орга­нов испол­ни­тель­ной и зако­но­да­тель­ной вла­сти. Их для это­го не гото­ви­ли. То, что и как они уме­ют делать, ника­ко­го отно­ше­ния к рабо­те в орга­нах вла­сти демо­кра­ти­че­ско­го госу­дар­ства не име­ет. Мы, пожа­луй, един­ствен­ная стра­на, кото­рой управ­ля­ют люди из спец­служб. Сто­ит ли удив­лять­ся, что шпи­о­но­ма­ния ста­ла в наше вре­мя реаль­но­стью, а обще­ние с ино­стран­ца­ми, как во вре­ме­на СССР, попы­та­лись кри­ми­на­ли­зи­ро­вать.

Обес­пе­че­ние госу­дар­ствен­ной без­опас­но­сти — нор­маль­ная функ­ция спец­служб, если ее реа­ли­зу­ют чест­ные люди. Но когда на кон­вей­е­ре фаб­ри­ку­ют­ся дела о госу­дар­ствен­ной измене, впо­ру вспом­нить Ежо­ва, Берию и дру­гих идео­ло­гов тер­ро­ра. Если вы точ­но зна­е­те, что перед вами шпи­он, то поло­жи­те на стол под­твер­жда­ю­щие это фак­ты. Обще­ство долж­но пони­мать, с каки­ми угро­за­ми оно име­ет дело. И долж­но точ­но знать, что это не повто­ре­ние печаль­но­го совет­ско­го про­шло­го.

Уче­ным вме­ня­ет­ся пере­да­ча ино­стран­цам «сек­рет­ных» мате­ри­а­лов по про­бле­мам, кото­рые дав­ным-дав­но рас­смат­ри­ва­ют­ся в учеб­ни­ках. А, ска­жем, в деле Вален­ти­на Дани­ло­ва не было даже это­го, он напи­сал толь­ко тех­ни­че­ское зада­ние. Тех­ни­че­ское зада­ние — это не более чем декла­ра­ция о наме­ре­ни­ях. Он напи­сал на бума­ге, что соби­ра­ет­ся сде­лать. И за это полу­чил 14 лет.

Во-вто­рых, конеч­но, надо раз­би­рать­ся с суда­ми. Что это за суды, кото­рые при­ни­ма­ют с низ­ким покло­ном все псев­до­до­ка­за­тель­ства ФСБ?

Ведь в деле Дани­ло­ва было два судеб­ных про­цес­са. В пер­вом из них кол­ле­гия при­сяж­ных пол­но­стью оправ­да­ла уче­но­го и осво­бо­ди­ла его из-под стра­жи. Потом это судеб­ное реше­ние было опро­те­сто­ва­но про­ку­ра­ту­рой, при­го­вор был отме­нен, и в нояб­ре 2004 года нача­лось новое судеб­ное раз­би­ра­тель­ство. Итог я назвал.

Так вот, мы раз­би­ра­лись с кол­ле­ги­ей при­сяж­ных, кото­рая вынес­ла обви­ни­тель­ный вер­дикт. Мы обра­ти­лись в част­ное детек­тив­ное агент­ство, про­ве­ли рас­сле­до­ва­ние и выяс­ни­ли, что 8 из 12 при­сяж­ных, участ­во­вав­ших в деле Дани­ло­ва, были так или ина­че свя­за­ны с сило­вы­ми струк­ту­ра­ми. Вот и весь раз­го­вор. И это, яко­бы, слу­чай­ная выбор­ка засе­да­те­лей.

Так что менять надо мно­гое. Но самое глав­ное — это неза­ви­си­мость судей. Если бы суд был неза­ви­си­мым, то ни одно из этих дел не про­шло бы. Всю­ду ФСБ было бы отка­за­но, и неви­нов­ные люди оста­лись бы на сво­бо­де. Неза­ви­си­мый суд и неза­ви­си­мые судьи — это самая глав­ная зада­ча.

1 Вален­тин Дани­лов – физик из Крас­но­яр­ска, канд. физ.-мат. наук, быв­ший дирек­тор Теп­ло­цен­тра Крас­но­яр­ско­го тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та. В 2004 году был при­знан винов­ным в пере­да­че Китаю мате­ри­а­лов, содер­жа­щих госу­дар­ствен­ную тай­ну, каса­ю­щих­ся систе­мы защи­ты рос­сий­ских кос­ми­че­ских аппа­ра­тов от сол­неч­но­го излу­че­ния, и осуж­ден на 14 лет лише­ния сво­бо­ды. Подроб­но­сти см. в ТрВ-Нау­ка № 63 от 28 сен­тяб­ря 2010 года.

2 Игорь Реше­тин – гене­раль­ный дирек­тор ЗАО «ЦНИИ­МАШ-Экс­порт», ака­де­мик Рос­сий­ской ака­де­мии кос­мо­нав­ти­ки.

В декаб­ре 2007 года Лефор­тов­ский суд Моск­вы при­го­во­рил Иго­ря Реше­ти­на к 11,5 годам коло­нии стро­го­го режи­ма, глав­но­го эко­но­ми­ста пред­при­я­тия Сер­гея Визи­ра – к 11 годам, заме­сти­те­ля пред­се­да­те­ля экс­перт­ной комис­сии Миха­и­ла Ива­но­ва – к 5 годам коло­нии обще­го режи­ма, помощ­ни­ка ген­ди­рек­то­ра Алек­сандра Рож­ки­на – к 5,5 годам. Им вме­ни­ли в вину яко­бы неза­кон­ную пере­да­чу тех­но­ло­гии двой­но­го назна­че­ния Китаю, а так­же кон­тра­бан­ду науч­но-тех­ни­че­ских отче­тов, рас­тра­ту и отмы­ва­ние денеж­ных средств, полу­чен­ных «орга­ни­зо­ван­ной груп­пой» пре­ступ­ным путем. Подроб­но­сти см. в ТрВ-Нау­ка № 65 от 26 октяб­ря 2010 года.

3 Евге­ний Афа­на­сьев и Свя­то­слав Бобы­шев – про­фес­со­ра Бал­тий­ско­го госу­дар­ствен­но­го тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та («Воен­ме­ха»), обви­нен­ные в «госу­дар­ствен­ной измене», а имен­но -в «шпи­о­на­же в поль­зу Китая». Оба про­фес­со­ра были аре­сто­ва­ны сра­зу же по воз­вра­ще­нии из оче­ред­ной коман­ди­ров­ки в Хар­бин в кон­це мар­та 2010 года.

И кол­ле­ги уче­ных, и обще­ствен­ность неод­но­крат­но ста­ви­ли под сомне­ние обви­не­ния в адрес аре­сто­ван­ных. По мне­нию сотруд­ни­ков «Воен­ме­ха», про­фес­со­ра ста­ли жерт­ва­ми оче­ред­ной шпи­он­ской кам­па­нии. Как и в дру­гих слу­ча­ях, им вме­ня­ет­ся в вину раз­гла­ше­ние «сек­ре­тов», дав­но уже опуб­ли­ко­ван­ных в откры­той печа­ти, выло­жен­ных в Сети.

4 Игорь Сутя­гин – канд. ист. наук, быв­ший заве­ду­ю­щий сек­то­ром воен­но-тех­ни­че­ской и воен­но-эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки Отде­ла воен­но-поли­ти­че­ских иссле­до­ва­ний Инсти­ту­та США и Кана­ды РАН. Обви­нен ФСБ в шпи­о­на­же и раз­гла­ше­нии све­де­ний о воен­ном потен­ци­а­ле. В апре­ле 2004 года при­го­во­рен к 15 годам лише­ния сво­бо­ды. 26 апре­ля 2004 года пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция «Меж­ду­на­род­ная амни­стия» (Amnesty International) при­зна­ла Иго­ря Сутя­ги­на поли­ти­че­ским заклю­чен­ным. 7 июля 2010 года ста­ло извест­но о том, что Сутя­ги­на пла­ни­ру­ют выслать в Лон­дон в обмен на рос­сий­ских граж­дан, аре­сто­ван­ных в США по подо­зре­нию в шпи­о­на­же, сре­ди кото­рых наи­боль­шую извест­ность впо­след­ствии полу­чи­ла Анна Чап­ман. 9 июля 2010 года пре­зи­дент РФ Дмит­рий Мед­ве­дев издал указ о поми­ло­ва­нии уче­но­го. 14 июля 2010 года Игорь Сутя­гин полу­чил вид на житель­ство в Вели­ко­бри­та­нии. 3 мая 2011 года Евро­пей­ский суд по пра­вам чело­ве­ка поста­но­вил, что судеб­ное раз­би­ра­тель­ство по делу Иго­ря Сутя­ги­на не было спра­вед­ли­вым и что уче­ный недо­пу­сти­мо дол­го содер­жал­ся под стра­жей во вре­мя пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия, то есть Рос­сия нару­ши­ла в отно­ше­нии него ст. 5 и 6 Евро­пей­ской Кон­вен­ции о защи­те прав чело­ве­ка и основ­ных сво­бод. См. так­же ТрВ-Нау­ка № 50 от 30 мар­та 2010 года.

5 Указ пре­зи­ден­та РФ от 28 декаб­ря 2001 года № 1500 «О комис­си­ях по вопро­сам поми­ло­ва­ния на тер­ри­то­ри­ях субъ­ек­тов РФ» (с изме­не­ни­я­ми от 16 мар­та 2007 года, 19 мая 2009 года).

6 Алек­сандр Ники­тин — капи­тан I ран­га запа­са, экс­перт нор­веж­ско­го эко­ло­ги­че­ско­го объ­еди­не­ния «Бел­лу­на». 6 фев­ра­ля 1996 года Алек­сандр Ники­тин был аре­сто­ван у себя дома в Санкт-Петер­бур­ге сотруд­ни­ка­ми ФСБ. Его обви­ни­ли в госу­дар­ствен­ной измене в фор­ме шпи­о­на­жа, а так­же в раз­гла­ше­нии гостай­ны за состав­ле­ние докла­да о ради­а­ци­он­ной обста­нов­ке на Север­ном фло­те, хотя в сво­ей рабо­те Ники­тин поль­зо­вал­ся све­де­ни­я­ми, опуб­ли­ко­ван­ны­ми в откры­той печа­ти.

7 Вла­ди­мир Сой­фер — зав­ла­бо­ра­то­ри­ей ядер­ной оке­а­но­ло­гии Тихо­оке­ан­ско­го оке­а­но­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та РАН, про­фес­сор. Был обви­нен в октяб­ре 1999 года по ста­тье о раз­гла­ше­нии гостай­ны. У него были най­де­ны доку­мен­ты, «угро­жа­ю­щие гос­бе­зо­пас­но­сти». 11 фев­ра­ля 2000 года Совет­ский рай­суд Вла­ди­во­сто­ка отка­зал в воз­буж­де­нии дела «в свя­зи с пре­клон­ным воз­рас­том подо­зре­ва­е­мо­го», но уче­ный насто­ял на рас­смот­ре­нии дела судом и выиг­рал: 19 декаб­ря 2000 года про­фес­сор был оправ­дан.

8 Вла­ди­мир Щуров — руко­во­ди­тель лабо­ра­то­рии шумов оке­а­на Тихо­оке­ан­ско­го оке­а­но­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та, про­фес­сор. Юрий Хво­ро­стов — его кол­ле­га, стар­ший науч­ный сотруд­ник. В октяб­ре 1999 года оба были обви­не­ны в раз­гла­ше­нии гостай­ны за про­да­жу Китаю аку­сти­че­ских моду­лей, спо­соб­ных улав­ли­вать шумо­вые коле­ба­ния под­вод­ных лодок. По оцен­ке спе­ци­аль­ной комис­сии РАН, все мате­ри­а­лы уче­ные взя­ли из откры­тых источ­ни­ков. В их защи­ту высту­пи­ли круп­ней­шие рос­сий­ские спе­ци­а­ли­сты в рас­смат­ри­ва­е­мой обла­сти, кото­рые в сво­их заклю­че­ни­ях утвер­жда­ли, что в мате­ри­а­лах сек­рет­ных дан­ных не содер­жит­ся. Но это утвер­жде­ние не возы­ме­ло дей­ствия. Обви­не­ние про­су­ще­ство­ва­ло почти 4 года, в тече­ние кото­рых Вла­ди­мир Щуров был лишен воз­мож­но­сти зани­мать­ся сво­ей науч­ной рабо­той, свя­зан­ной с аку­сти­кой оке­а­на. За это вре­мя лабо­ра­то­рия, кото­рой он руко­во­дил, при­шла в упа­док, а иссле­до­ва­ния оста­нов­ле­ны. Суд при­го­во­рил Вла­ди­ми­ра Щуро­ва к двум годам услов­но, а Юрий Хво­ро­стов был осво­бож­ден от ответ­ствен­но­сти.

9 Олег и Игорь Мини­ны — ново­си­бир­ские физи­ки. Пово­дом для пре­сле­до­ва­ния ста­ла состав­лен­ная ими попу­ляр­ная бро­шю­ра о науч­ных дости­же­ни­ях Инсти­ту­та при­клад­ной физи­ки, напе­ча­тан­ная тира­жом 50 экзем­пля­ров. По сло­вам адво­ка­та бра­тьев, све­де­ния бро­шю­ры были взя­ты из энцик­ло­пе­дии «Ору­жие и тех­но­ло­гии Рос­сии. XXI век» под редак­ци­ей Сер­гея Ива­но­ва, тогда — мини­стра обо­ро­ны.

10 Олег Коро­бей­ни­чев — зав­ла­бо­ра­то­ри­ей Инсти­ту­та хими­че­ской кине­ти­ки и горе­ния Сибир­ско­го отде­ле­ния РАН. По вер­сии след­ствия, уче­ный опуб­ли­ко­вал в США рабо­ты, содер­жав­шие сек­рет­ные све­де­ния в обла­сти горе­ния ракет­но­го топ­ли­ва. Коро­бей­ни­чев утвер­ждал: ни он, ни его кол­ле­ги не зна­ли, в какой имен­но рабо­те име­ли дело с сек­рет­ны­ми дан­ны­ми.

11 Подроб­но­сти см. в ТрВ-Нау­ка № 94 от 20 декаб­ря 2011 года.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com