Урбанистическое

В послед­нее вре­мя мы часто слы­шим, что про­тест людей, вышед­ших на Болот­ную пло­щадь и на про­спект Саха­ро­ва, по сво­ей сути не поли­ти­че­ский, а граж­дан­ский, Да нет, с этим-то я соглас­на, я о дру­гом. Эта фра­за дает повод лиш­ний раз заду­мать­ся о неис­по­ве­ди­мых путях слов. Дело в том, что сло­ва поли­тик и граж­да­нин ана­ло­гич­но­го про­ис­хож­де­ния. Пер­вое свя­за­но с гре­че­ским полис — город (отсю­да же и мет­ро­по­ли­тен, и поли­ция, и -поль в назва­ни­ях горо­дов), а вто­рое — с цер­ков­но-сла­вян­ским град — тоже город. Соб­ствен­но, это не слу­чай­ное сход­ство: рус­ское сло­во и было в этом зна­че­нии каль­кой с гре­че­ско­го.

Более того, в рус­ском язы­ке есть еще сло­во меща­нин, кото­рое про­ис­хо­дит от сло­ва место в ста­ром зна­че­нии «город» (по-поль­ски город и сей­час miasto — да кста­ти, вспом­ним и рус­ские сло­ва местеч­ко, местеч­ко­вый), а так­же и сло­во бюр­гер (понят­ное дело, от немец­ко­го бур­га, т.е. горо­да); оно же, соб­ствен­но, толь­ко во фран­цуз­ском вари­ан­те — сло­во бур­жуа. Не гово­ря уже о сло­ве горо­жа­нин, про кото­рое, впро­чем, поз­же. Я не буду выхо­дить за пре­де­лы рус­ско­го язы­ка, но чита­тель, несо­мнен­но, уже поду­мал о том, что сло­ва citizen или там citoyen(граж­да­нин) подо­зри­тель­ным обра­зом вызы­ва­ют в памя­ти соче­та­ние Sex and the City. А если уж зашла речь о кино, то и сло­во цита­дель, не Михал­ко­вым будь помя­ну­то.

Ну лад­но, оста­вим в покое поли­ти­ку: древ­не­гре­че­ские поли­сы были горо­да­ми-госу­дар­ства­ми, и в про­из­вод­ных это­го сло­ва идея горо­да и идея госу­дар­ства разо­шлись задол­го до попа­да­ния в рус­ский язык. Но как пора­зи­тель­но непо­хо­жи совер­шен­но уже ана­ло­гич­ные по устрой­ству рус­ские сло­ва горо­жа­нин, граж­да­нин и меща­нин! Горо­жа­нин — про­сто житель горо­да и не более того. Граж­да­нин — сло­во с весь­ма бур­ной исто­ри­ей. Еще во вре­ме­на Пав­ла I Высо­чай­ше пред­пи­сы­ва­лось сло­ва граж­да­нин не упо­треб­лять. А вот цита­та из рас­ска­за Н.С. Лес­ко­ва «Кадет­ский мона­стырь»: «Кни­жеч­ка все­об­щей исто­рии, не знаю кем состав­лен­ная, была у нас едва ли не в два­дцать стра­ни­чек и на оберт­ке ее было обо­зна­че­но: «для вои­нов и для жите­лей». Преж­де она была над­пи­са­на: «для вои­нов и для граж­дан», — так над­пи­сал ее искус­ный соста­ви­тель, — но это было кем-то при­зна­но за неудоб­ное и вме­сто «для граж­дан» было постав­ле­но «для жите­лей»». На про­тя­же­нии все­го XIX века сло­во граж­да­нин сохра­ня­ло рево­лю­ци­он­но-демо­кра­ти­че­ское зву­ча­ние и было успеш­но опош­ле­но в совет­ском язы­ке:граж­да­нин в шля­пе; Граж­да­нин, прой­дем­те!Это сло­во было, конеч­но, силь­но ском­про­ме­ти­ро­ва­но тем, что оно ста­ло, так ска­зать, обра­ще­ни­ем вто­ро­го сор­та: пер­вое, что терял чело­век, попав­ший в лапы пра­во­охра­ни­тель­ной систе­мы, — это было пра­во обра­щать­ся к дру­гим людям «това­рищ» (он сра­зу полу­чал в ответ: «Там­бов­ский волк тебе това­рищ»). И к нему начи­на­ли обра­щать­ся «граж­да­нин», и он дол­жен был гово­рить: «граж­да­нин сле­до­ва­тель, граж­да­нин судья». А сей­час сло­во граж­да­нин неве­ро­ят­но акти­ви­зи­ро­ва­лось — это, может быть, клю­че­вое сло­во теку­ще­го момен­та. Тут не толь­ко раз­го­во­ры о про­буж­де­нии граж­дан­ско­го обще­ства, но и про­ек­ты «Граж­да­нин наблю­да­тель» и «Граж­да­нин поэт». С послед­ним, кста­ти, инте­рес­но вот что. Если читать это назва­ние, то вспо­ми­на­ет­ся, конеч­но, преж­де все­го некра­сов­ское «Поэт и граж­да­нин» с мак­си­мой Поэтом можешь ты не быть, /​Но граж­да­ни­ном быть обя­зан (соб­ствен­но, это отсыл­ка к извест­ной фор­му­ле поэта-декаб­ри­ста Рыле­е­ва из его посвя­ще­ния к поэ­ме «Вой­на­ров­ский»: Я не Поэт, а Граж­да­нин), Одна­ко если послу­шать, как зву­чит анонс про­ек­та, то там отчет­ли­вая инто­на­ция обра­ще­ния, при­чем весь­ма пани­брат­ская, с уда­ре­ни­ем на сло­ве граж­да­нин. Не буду сей­час вда­вать­ся в линг­ви­сти­че­ские тон­ко­сти, но иссле­до­ва­те­ли инто­на­ции учат нас, что имен­но такое уда­ре­ние на пер­вом сло­ве двух­слов­ных обра­ще­ний (ДОКТОР Пет­ров!, ИВАН Ива­ныч!) при нефор­маль­ном обще­нии — спе­ци­фи­че­ская чер­та рус­ской инто­на­ции. Ну, напри­мер: ГРАЖДАНИН поэт, что это вы себе поз­во­ля­е­те?

А уж о сло­ве меща­нин и его исто­рии мож­но гово­рить бес­ко­неч­но. У него есть ста­рое сослов­ное зна­че­ние, в кото­ром оно ука­зы­ва­ет на город­ско­го обы­ва­те­ля. Ну и есть, разу­ме­ет­ся, то, что мы пом­ним из шко­лы: «Обли­че­ние пош­ло­сти и мещан­ства у Чехо­ва», «вылез­ло из-за спи­ны СССР мур­ло меща­ни­на» — это, конеч­но, Мая­ков­ский, при­зы­вав­ший свер­нуть кана­рей­кам шеи во имя тор­же­ства ком­му­низ­ма. Меща­нин в этом смыс­ле — чело­век, сосре­до­то­чен­ный на мате­ри­аль­ных бла­гах, неспо­соб­ный к поле­ту и духов­ным иска­ни­ям и при этом при­да­ю­щий боль­шое зна­че­ние внеш­ним при­ли­чи­ям и тому, что­бы всё было «как у людей» и «кра­си­во». Рус­ское сло­во меща­нин в этом отно­ше­нии очень напо­ми­на­ет немец­кое der Bürger. У того точ­но так же пер­вое, ста­рое зна­че­ние ней­траль­но, во вто­ром же оно выра­жа­ет роман­ти­че­ское пре­зре­ние к пош­ля­кам-обы­ва­те­лям. В рус­ской лите­ра­ту­ре тип немец­ко­го бюр­ге­ра с ярост­ным отвра­ще­ни­ем опи­сан в цве­та­ев­ском «Кры­со­ло­ве». Вооб­ще кол­ли­зия борь­бы с пош­ло­стью и мещан­ством в рус­ской куль­ту­ре, без­услов­но, вос­хо­дит к немец­ко­му роман­тиз­му. Сквоз­ной сюжет не толь­ко роман­тиз­ма, но и всей немец­кой лите­ра­ту­ры ново­го вре­ме­ни — про­ти­во­сто­я­ние поэта и бюр­ге­ра или, как фор­му­ли­ро­вал Гоф­ман, энту­зи­а­ста и фили­сте­ра. У Тома­са Ман­на герой новел­лы «Тонио Крё­гер» пози­ци­о­ни­ру­ет себя как худож­ни­ка, кото­рый выше тол­пы, но втайне его вле­чет к неза­мыс­ло­ва­тым, бело­ку­рым и голу­бо­гла­зым. Он борет­ся сбюр­гер­ством, но сам полу­ча­ет обви­не­ние в том, что он не более чем заплу­тав­ший бюр­гер.

Надо, впро­чем, заме­тить, что вре­мя от вре­ме­ни слу­ча­ют­ся попыт­ки реа­би­ли­ти­ро­вать сло­во меща­нин, пред­ста­вив меща­ни­на как част­но­го чело­ве­ка, хра­ни­те­ля про­стых чело­ве­че­ских цен­но­стей. Самая яркая, пожа­луй, пред­став­ле­на в одном из сти­хо­тво­ре­ний Киби­ро­ва, где при­зыв быть меща­на­ми пони­ма­ет­ся в смыс­ле про­ти­во­сто­я­ния двум «роман­тиз­мам» — люм­пен­ско­му и интел­ли­гент­ско­му. Киби­ров пред­ла­га­ет ква­сить капу­сту, варить варе­нье, сни­мая с него вкус­ную пен­ку (при­вет Роза­но­ву), осо­знать мета­фи­зи­ку влаж­ной убор­ки — в общем, любить живую мате­рию жиз­ни и не давать увлечь себя раз­но­об­раз­ны­ми химе­ра­ми. Тем не менее, при всем оба­я­нии обра­за част­но­го чело­ве­ка с томи­ком Пуш­ки­на за кре­мо­вы­ми што­ра­ми,для кото­ро­го граж­дан­ская пози­ция состо­ит в том, что­бы быть лич­но поря­доч­ным и защи­щать сво­их близ­ких, само сло­во меща­нин в рус­ском язы­ке оста­ет­ся мало­при­вле­ка­тель­ным и ассо­ци­и­ру­ет­ся вовсе не с бул­га­ков­ско-роза­нов­ской тра­ди­ци­ей.

Так что сло­ва горо­жа­нин, граж­да­нин и меща­нин разо­шлись весь­ма ради­каль­но, при­чем послед­ние два ста­ли едва ли не анто­ни­ма­ми.

Но быва­ют ино­гда, как заме­тил Пуш­кин, стран­ные сбли­же­нья. Сур­ков пода­рил нам про­щаль­ное мо: пар­тия рас­сер­жен­ных горо­жан — явно желая под­черк­нуть уме­рен­но-бюр­гер­ский настрой про­те­стан­тов. Одна­ко вот тут как раз и умест­но вспом­нить исто­рию слов: из горо­жа­ни­на полу­ча­ет­ся не толь­ко меща­нин, но и граж­да­нин.

Ири­на Левон­ти­на

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

3 комментария

  1. да как-то слож­но у вас все про­ще тупой офич­ный плпнк­тон всем обя­зан­ный нынеш­ней вла­сти хочет боль­ше­го может само­му стать вла­стью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: