«Фобос-Грунт» – гибель мечты

В ночь с 8 на 9 нояб­ря 2011 г. (в 00:16:02 по мос­ков­ско­му вре­ме­ни) состо­ял­ся один из самых ожи­да­е­мых стар­тов «кос­ми­че­ско­го» года. С пус­ко­вой уста­нов­ки №1 пло­щад­ки №45 кос­мо­дро­ма Бай­ко­нур был осу­ществ­лен пуск раке­ты-носи­те­ля «Зенит-2» с рос­сий­ской авто­ма­ти­че­ской меж­пла­нет­ной стан­ци­ей «Фобос-Грунт» и инте­гри­ро­ван­ным в нее китай­ским мик­ро­спут­ни­ком «Инхо-1».

Выве­де­ние про­шло штат­но, пер­вая за 15 лет (!) рос­сий­ская АМС была достав­ле­на на низ­кую око­ло­зем­ную орби­ту (пери­гей — 206,5 км, апо­гей — 345,2 км). Дан­ные теле­мет­рии под­твер­ди­ли рас­кры­тие сол­неч­ных бата­рей аппа­ра­та и постро­е­ние сол­неч­ной ори­ен­та­ции (при этом ось зон­да направ­ле­на на Солн­це, сол­неч­ные бата­реи осве­ще­ны и дают ток).

В 02:56:43 над Бра­зи­ли­ей пла­ни­ро­ва­лось пер­вое вклю­че­ние мар­ше­вой дви­га­тель­ной уста­нов­ки (МДУ) «Фобос-Грун­та», что поз­во­ли­ло бы сфор­ми­ро­вать про­ме­жу­точ­ную эллип­ти­че­скую орби­ту с апо­ге­ем 4162 км. Перед вклю­че­ни­ем МДУ аппа­рат дол­жен был опре­де­лить свое поло­же­ние в про­стран­стве и, исполь­зуя дви­га­те­ли малой тяги, постро­ить так назы­ва­е­мую трех­ос­ную ори­ен­та­цию.

Вто­рое вклю­че­ние МДУ было запла­ни­ро­ва­но на 05:03:44 (над Тихим оке­а­ном). В резуль­та­те его утром 9 нояб­ря «Фобос-Грунт» дол­жен был вый­ти на гипер­бо­ли­че­скую тра­ек­то­рию отле­та от Зем­ли.

К сожа­ле­нию, всё пошло не так, как пла­ни­ро­ва­лось… Уже на тре­тьем вит­ке с ожи­да­е­мой про­ме­жу­точ­ной орби­ты ника­ких сиг­на­лов полу­че­но не было.

При­клю­че­ния начи­на­ют­ся… и закан­чи­ва­ют­ся

На пресс-кон­фе­рен­ции нака­нуне пус­ка руко­во­ди­тель НПО име­ни С.А. Лавоч­ки­на Вла­ди­мир Хар­тов рас­ска­зал, что при под­го­тов­ке мис­сии «Фобос-Грунт» мно­гое дела­лось впер­вые — как на бор­ту стан­ции, так и на Зем­ле. Он напом­нил, что в миро­вой прак­ти­ке ни одна меж­пла­нет­ная мис­сия не обхо­ди­лась без каких-либо сбо­ев, и спро­гно­зи­ро­вал: «У нас тоже может быть мно­го при­клю­че­ний». Эти сло­ва ока­за­лись про­ро­че­ски­ми…

Утром 9 нояб­ря на Бай­ко­ну­ре руко­во­ди­тель Рос­кос­мо­са Вла­ди­мир Попов­кин сооб­щил жур­на­ли­стам, что «Фобос-Грунт» не смог поки­нуть опор­ную орби­ту. «Дви­га­тель­ная уста­нов­ка не сра­бо­та­ла — не было ни пер­во­го, ни вто­ро­го вклю­че­ния. Это гово­рит о том, что, по всей види­мо­сти, он не смог пере­ори­ен­ти­ро­вать­ся с Солн­ца на звезд­ные дат­чи­ки, и умная маши­на не дала коман­ду на вклю­че­ние…»

«По резуль­та­там обра­бот­ки и ана­ли­за дан­ных будут под­го­тов­ле­ны и зало­же­ны на борт необ­хо­ди­мые про­грам­мы и устав­ки для повтор­но­го вклю­че­ния мар­ше­вых дви­га­те­лей, — гово­ри­лось в заяв­ле­нии пресс-сек­ре­та­ря Рос­кос­мо­са, опуб­ли­ко­ван­ном в сере­дине это­го дня. — Уточ­нен­ный ана­лиз пара­мет­ров орби­ты и запа­са энер­ге­ти­ки на бор­ту пока­зал, что такие коман­ды долж­ны быть выда­ны в тече­ние двух недель».

Несмот­ря на пер­во­на­чаль­ную надеж­ду и опти­мизм, 9 нояб­ря полу­чить теле­мет­рию с аппа­ра­та не уда­лось. Про­бле­ма со свя­зью воз­ник­ла из-за того, что основ­ной бор­то­вой радио­ком­плекс X-диа­па­зо­на и рабо­та­ю­щие с ним назем­ные пунк­ты не пла­ни­ро­ва­лось исполь­зо­вать при нахож­де­нии КА на низ­кой око­ло­зем­ной орби­те. По пла­ну пер­вый сеанс свя­зи с его помо­щью дол­жен был состо­ять­ся уже на отлет­ной тра­ек­то­рии, после вхо­да стан­ции в зону радио­ви­ди­мо­сти рос­сий­ских средств утром 9 нояб­ря.

На опор­ной же орби­те пере­дать коман­ду на борт в X-диа­па­зоне было про­сто нечем. Угло­вая ско­рость цели, тем более вбли­зи пери­гея тра­ек­то­рия, была настоль­ко боль­шой, что на нее не мог­ли наве­стись не толь­ко 70-мет­ро­вые антен­ны даль­ней кос­ми­че­ской свя­зи, но и дора­бо­тан­ные спе­ци­аль­но для это­го пус­ка 12-мет­ро­вые антен­ны «Спектр-X» на Бай­ко­ну­ре и в Мед­ве­жьих Озе­рах, кото­рые долж­ны были исполь­зо­вать­ся на рас­сто­я­нии до несколь­ких мил­ли­о­нов кило­мет­ров от Зем­ли. Что­бы свя­зать­ся с ава­рий­ной АМС, нуж­но было модер­ни­зи­ро­вать назем­ные пунк­ты, в част­но­сти рас­фо­ку­си­ро­вать антен­ны, что­бы полу­чить из узко­го луча широ­кую диа­грам­му направ­лен­но­сти и «пой­мать» аппа­рат.

Толь­ко после при­е­ма с бор­та инфор­ма­ции о фак­ти­че­ском состо­я­нии систем аппа­ра­та мож­но было гото­вить повтор­ную попыт­ку стар­та с низ­кой орби­ты.

9-го и в ночь на 10 нояб­ря пред­при­ни­ма­лись попыт­ки «услы­шать» борт и пере­дать ему команд­но-про­грамм­ную инфор­ма­цию. Днем 10 нояб­ря к при­е­му была при­вле­че­на­стан­ция Евро­пей­ско­го кос­ми­че­ско­го агент­ства в Пер­те (Австра­лия) — она ока­за­лась удач­но рас­по­ло­же­на с точ­ки зре­ния пере­кры­тия «глу­хих» вит­ков, при­чем КА про­хо­дил над ней вбли­зи апо­гея и на све­ту. Увы, «Фобос-Грунт» мол­чал и не отзы­вал­ся на коман­ды, хотя съем­ка с оте­че­ствен­ных пунк­тов опти­че­ско­го наблю­де­ния пока­за­ла ожи­да­е­мую в сло­жив­шей­ся ситу­а­ции сол­неч­ную ори­ен­та­цию.

Вече­ром 10 нояб­ря с Бай­ко­ну­ра была пред­при­ня­та попыт­ка отдать коман­ду непо­сред­ствен­но­го испол­не­ния. «Фобос-Грунт» дол­жен был вклю­чить систе­му внеш­не­тра­ек­тор­ных изме­ре­ний — как сво­е­го рода авто­ном­ную «пищал­ку», инди­ка­тор того, что он спо­со­бен при­ни­мать и испол­нять коман­ды. И сно­ва неуда­ча…

В пер­вые дни поле­та на осно­ва­нии ана­ли­за орби­таль­ных эле­мен­тов на «Фобос-Грунт», пуб­ли­ку­е­мо­го аме­ри­кан­ским Объ­еди­нен­ным цен­тром кос­ми­че­ских опе­ра­ций (JSpOC), мно­гим экс­пер­там каза­лось, что пери­гей орби­ты мед­лен­но под­ни­ма­ет­ся. Посколь­ку о пред­на­ме­рен­ном манев­ри­ро­ва­нии речь идти не мог­ла, скла­ды­ва­лось впе­чат­ле­ние, что «Фобос-Грунт» пыта­ет­ся под­дер­жи­вать сол­неч­ную ори­ен­та­цию, и рабо­та дви­га­те­лей малой тяги столь «удач­но» воз­му­ща­ет орби­ту.

После­ду­ю­щий ана­лиз пока­зал, что с 9 по 18 нояб­ря опре­де­ля­е­мые JSpOC орби­ты шли с замет­ным раз­бро­сом пара­мет­ров, при этом высо­та пери­гея оста­ва­лась почти неиз­мен­ной, в то вре­мя как апо­гей ожи­да­е­мо умень­шал­ся. Еще более непо­нят­ным ока­зал­ся уча­сток с 18 по 21 нояб­ря, когда по аме­ри­кан­ским дан­ным про­чи­ты­вал­ся уве­рен­ный рост пери­гея почти на 3 км (если отсчи­ты­вать его от сфе­ри­че­ской Зем­ли, т.е. изба­вить­ся от широт­ной зави­си­мо­сти!). А 21 нояб­ря все эти зага­доч­ные эво­лю­ции вне­зап­но пре­кра­ти­лись, и изме­не­ние орби­ты «Фобос-Грун­та» ста­ло соот­вет­ство­вать дви­же­нию пас­сив­но­го тела с почти неиз­мен­ным бал­ли­сти­че­ским коэф­фи­ци­ен­том.

Тем вре­ме­нем 14 нояб­ря Вла­ди­мир Попов­кин впер­вые после стар -та про­ком­мен­ти­ро­вал обста­нов­ку с «Фобос-Грун­том»: «При­чи­ну [ситу­а­ции] понять до сих пор очень тяже­ло, пото­му что мы не можем полу­чить с него теле­мет­рию. Сей­час спе­ци­а­ли­сты ведут целый ряд попы­ток заклад­ки про­грамм…».

22 нояб­ря заме­сти­тель руко­во­ди­те­ля Рос­кос­мо­са Вита­лий Давы­дов объ­явил, что теле­мет­рии с бор­та по-преж­не­му нет, а поэто­му «…нуж­но быть реа­ли­ста­ми. Раз мы так дол­го связь с ним не смог­ли уста­но­вить, то шан­сов на то, что мы эту экс­пе­ди­цию сей­час осу­ще­ствим, очень мало».

В тот же день ЕКА объ­яви­ло о послед­ней серии попы­ток услы­шать «Фобос-Грунт» через стан­цию Перт в ночь с 22 на 23 нояб­ря. Было запла­ни­ро­ва­но пять сеан­сов свя­зи, про­дол­жи­тель­ность каж­до­го не пре­вы­ша­ла 6–7 минут. А даль­ше, слов­но в кино, — в самый послед­ний момент слу­чи­лось чудо! Австра­лий­ская стан­ция, доосна­щен­ная спе­ци­аль­ной пере­да­ю­щей антен­ной с 3-ватт­ным пере­дат­чи­ком, впер­вые смог­ла «досту­чать­ся» до мол­чав­ше­го рос­сий­ско­го зон­да. Из Пер­та на ско­ро­сти 7 бит/​с была посла­на команд­ная после­до­ва­тель­ность для вклю­че­ния пере­дат­чи­ка — и толь­ко что вышед­ший из тени аппа­рат ото­звал­ся: ответ­ный сиг­нал несу­щей часто­ты сра­зу был полу­чен!

В ночь с 23 на 24 нояб­ря из Пер­та уда­лось выдать коман­ды и полу­чить «ава­рий­ный» кадр теле­мет­рии с радио­ком­плек­са X-диа­па­зо­на. Ста­ло ясно, что пере­дат­чик запи­тан и рабо­то­спо­со­бен, но дета­ли «выта­щить» не уда­лось — воз­мож­но, из-за того, что при про­хож­де­нии через деко­дер евро­пей­ской стан­ции дан­ные «пор­ти­лись».

24 нояб­ря в 16:05 при про­хож­де­нии КА низ­ко над гори­зон­том на све­ту уда­лось полу­чить пол­ный «ава­рий­ный» кадр с помо­щью стан­ции на Бай­ко­ну­ре. Он отра­жал состо­я­ние отдель­ных бло­ков радио­ком­плек­са пере­лет­но­го моду­ля, рабо­чие напря­же­ния на шинах радио­ком­плек­са, тем­пе­ра­ту­ры на отдель­ных его эле­мен­тах — всё было в нор­ме. Уда­лось так­же выяс­нить, что шина обме­на дан­ны­ми с бор­то­вым ком­плек­сом управ­ле­ния нахо­дит­ся в рабо­то­спо­соб­ном состо­я­нии. Кро­ме того, кадр содер­жал исто­рию пере­клю­че­ния меж­ду основ­ным и резерв­ным пере­дат­чи­ком.

Всё это, одна­ко, не дало новой суще­ствен­ной инфор­ма­ции для ана­ли­за ава­рий­ной ситу­а­ции и поис­ка выхо­да из нее. А все даль­ней­шие попыт­ки вый­ти на связь с аппа­ра­том с Бай­ко­ну­ра и из Австра­лии и полу­чить теле­мет­рию уже в пол­ном объ­е­ме от бор­то­во­го ком­плек­са управ­ле­ния успе­ха не име­ли…

В ночь на 29 нояб­ря спе­ци­а­ли­сты пред­при­ня­ли попыт­ку выдать с евро­пей­ской стан­ции в Пер­те коман­ду на вклю­че­ние дви­га­те­лей ори­ен­та­ции «Фобос-Грун­та» с целью под­нять его орби­ту и сде­лать более удоб­ной рабо­ту с аппа­ра­том штат­ны­ми сред­ства­ми. Но и эти попыт­ки успе­ха не при­нес­ли.

Как ста­ло извест­но поз­же, 29 нояб­ря про­изо­шло отде­ле­ние от «Фобос-Грун­та» фраг­мен­та раз­ме­ром око­ло 15 см. Неиз­вест­но, про­изо­шло ли это вслед­ствие попы­ток вклю­че­ния дви­га­те­лей, но, по одной из вер­сий, фраг­мент мог отде­лить­ся от аппа­ра­та после взры­ва хими­че­ско­го источ­ни­ка тока на мар­ше­вой дви­га­тель­ной уста­нов­ке.

2 декаб­ря ЕКА объ­яви­ло о пре­кра­ще­нии под­держ­ки мис­сии «Фобос-Грунт» с исполь­зо­ва­ни­ем сво­их назем­ных стан­ций, при­знав даль­ней­шие попыт­ки бес­пер­спек­тив­ны­ми. В тот же день рос­сий­ские спе­ци­а­ли­сты реши­лись на послед­нее сред­ство — попы­тать­ся выдать «всле­пую» серию команд на вклю­че­ние мар­ше­вой дви­га­тель­ной уста­нов­ки аппа­ра­та в надеж­де, что в резуль­та­те удаст­ся под­нять его орби­ту!

8 декаб­ря Вла­ди­мир Хар­тов впер­вые после стар­та рас­ска­зал о тех­ни­че­ских про­бле­мах, воз­ник­ших при попыт­ках свя­зи с аппа­ра­том на низ­кой орби­те, а так­же озву­чил воз­мож­ные при­чи­ны нештат­ной ситу­а­ции: «Это мог­ла быть тяже­лая про­грамм­ная ошиб­ка, слу­чив­ша­я­ся в тех режи­мах, кото­рые не мог­ли быть смо­де­ли­ро­ва­ны на Зем­ле. Раз­ни­ца меж­ду реаль­ной жиз­нью и моде­ли­ро­ва­ни­ем мог­ла ска­зать­ся таким обра­зом, что воз­ник­ла непред­ви­ден­ная ситу­а­ция, поста­вив­шая маши­ну в тупик. Мог­ла быть и чисто аппа­рат­ная при­чи­на: на момент поте­ри свя­зи со стан­ци­ей мы вклю­чи­ли пита­ние несколь­ких агре­га­тов, и это тео­ре­ти­че­ски, при нали­чии повре­жде­ний в про­цес­се выве­де­ния, мог­ло вызвать вре­мен­ные нару­ше­ния элек­тро­пи­та­ния. Но это всё вер­сии, офи­ци­аль­ные при­чи­ны долж­на уста­но­вить спе­ци­аль­но создан­ная комис­сия».

Сле­ду­ет уточ­нить, что, по сооб­ще­ни­ям источ­ни­ков в НПО им. С.А. Лавоч­ки­на, на назем­ных стен­дах вос­про­из­ве­сти ситу­а­цию с «Фобос-Грун­том» не уда­лось.

10 декаб­ря пресс-служ­ба Рос­кос­мо­са опуб­ли­ко­ва­ла сле­ду­ю­щее сооб­ще­ние: «Феде­раль­ным кос­ми­че­ским агент­ством созда­на Меж­ве­дом­ствен­ная комис­сия по ана­ли­зу при­чин нештат­ной ситу­а­ции, воз­ник­шей 9 нояб­ря с.г. в про­цес­се выво­да КА «Фобос-Грунт» на отлет­ную тра­ек­то­рию к Мар­су. Пред­се­да­те­лем назна­чен Ю.Н. Коптев, пред­се­да­тель науч­но-тех­ни­че­ско­го сове­та госу­дар­ствен­ной кор­по­ра­ции «Росте­х­но­ло­гии».

Кро­ме того, при­ня­то реше­ние о созда­нии сов­мест­ной с Мини­стер­ством обо­ро­ны Рос­сии опе­ра­тив­ной груп­пы по кон­тро­лю схо­да с орби­ты кос­ми­че­ско­го аппа­ра­та «Фобос-Грунт».»

Неуправ­ля­е­мый сход КА с орби­ты про­изо­шел во вре­мя верст­ки ста­тьи — 15 янва­ря.

На насто­я­щий момент офи­ци­аль­ная инфор­ма­ция: облом­ки аппа­ра­та упа­ли в Тихом оке­ане — в 1250 км запад­нее ост­ро­ва Вел­линг­тон. НАСА и ЕКА пока не под­твер­ди­ли и не опро­верг­ли эти сооб­ще­ния.

«Впе­ред, на Марс!»

Крас­ная пла­не­та ста­ла глав­ной целью авто­ма­ти­че­ских стан­ций еще на заре кос­ми­че­ской эры. До поле­та «Мари­не­ра-4» в 1965 г. уче­ные были прак­ти­че­ски уве­ре­ны в нали­чии на Мар­се рас­ти­тель­ной жиз­ни, а кое-кто даже наде­ял­ся най­ти руи­ны древ­них циви­ли­за­ций.

КА «Фобос-Грунт» в рабо­чем поло­же­нии (Рису­нок НПО Им. С.А. Лавоч­ки­на)

К сожа­ле­нию, с мис­си­я­ми к Крас­ной пла­не­те и совет­ским иссле­до­ва­те­лям не вез­ло. Из всех отправ­лен­ных к Мар­су зон­дов лишь четы­ре частич­но спра­ви­лись с зада­чей. Пер­вым из них был «Марс-2» (1971 г.), кото­рый вышел на орби­ту вокруг Мар­са и про­вел съем­ку поверх­но­сти, но сним­ки полу­чи­лись неудач­ны­ми из-за пыле­вой бури. Кро­ме того, 27 нояб­ря 1971 г. на Марс был десан­ти­ро­ван пер­вый в исто­рии спус­ка­е­мый аппа­рат, кото­рый, увы, раз­бил­ся при посад­ке.

Боль­ше повез­ло «Мар­су-3»: его спус­ка­е­мый аппа­рат 2 декаб­ря 1971 г. впер­вые в мире совер­шил мяг­кую посад­ку на поверх­ность Крас­ной пла­не­ты. Но вско­ре после посад­ки связь с аппа­ра­том была поте­ря­на, и пано­ра­му Мар­са люди уви­де­ли лишь в 1976 г. (аме­ри­кан­ские зон­ды «Ви-кинг-1» и «Викинг-2»).

Сра­зу четы­ре совет­ских стан­ции отпра­ви­лись к Мар­су в 1973 г. «Марс-4» из-за сбоя в рабо­те бор­то­вой ЦВМ про­ле­тел мимо, но успел сде­лать хоро­шие сним­ки. «Марс-5» вышел на орби­ту вокруг пла­не­ты и в основ­ном выпол­нил иссле­до­ва­тель­скую зада­чу. Сиг­нал спус­ка­е­мо­го аппа­ра­та «Мар­са-6» про­пал перед посад­кой, а «Марс-7», как и «Марс-4», из-за ава­рии бор­то­вой ЦВМ про­мах­нул­ся мимо пла­не­ты.

Отве­тить на успех «Викин­гов» мож­но было лишь суперам­би­ци­оз­ным про­ек­том, напри­мер достав­кой грун­та с Мар­са. В 1970-е годы такая мис­сия раз­ра­ба­ты­ва­лась, сна­ча­ла в рас­че­те на исполь­зо­ва­ние сверх­тя­же­лой раке­ты Н-1 (кото­рую в ито­ге так и не научи­ли летать), а затем на двух­пус­ко­вую схе­му с при­ме­не­ни­ем двух ракет «Про­тон». Увы, про­ект достав­ки грун­та был закрыт, и в совет­ской мар­си­ан­ской про­грам­ме насту­пил пере­рыв — силы были бро­ше­ны на изу­че­ние Вене­ры.

Лишь в сере­дине 1980-х годов совет­ские уче­ные вновь вер­ну­лись к иссле­до­ва­ни­ям Мар­са. На этот раз целью был выбран его спут­ник — Фобос. К сожа­ле­нию, две запу­щен­ные в 1988 г. стан­ции «Фобос» не смог­ли выпол­нить про­грам­му. Пер­вый аппа­рат был поте­рян на тра­ек­то­рии пере­ле­та к Мар­су из-за невер­но подан­ной коман­ды, а «Фобос-2», доле­тев до Мар­са, про­вел успеш­ную серию наблю­де­ний с орби­ты, но поте­рял связь с Зем­лей перед самой посад­кой на Фобос.

16 нояб­ря 1996 г. к Мар­су был запу­щен «Марс-96», сде­лан­ный на базе «Фобосов» на свер­ху­си­лии, в усло­ви­ях острой нехват­ки средств и вре­ме­ни на отра­бот­ку. Увы, вто­рое вклю­че­ние дви­га­те­ля раз­гон­но­го бло­ка — для выхо­да на отлет­ную тра­ек­то­рию — не было выпол­не­но, и спу­стя несколь­ко часов после стар­та аппа­рат вошел в атмо­сфе­ру Зем­ли и раз­ру­шил­ся.

Испы­та­ние на виб­ро­ком­плек­се (Фото НПО Им. С.А. лавоч­ки­на)

Ино­стран­ные парт­не­ры — участ­ни­ки про­ек­та «Мар­са-96» наста­и­ва­ли на повто­ре­нии пус­ка в 1998 г. У мно­гих из них оста­лись дуб­ли­ка­ты погиб­ших вме­сте с аппа­ра­том при­бо­ров. К сожа­ле­нию, из-за тяже­лой эко­но­ми­че­ской ситу­а­ции в Рос­сии средств на изго­тов­ле­ние еще одной тяже­лой меж­пла­нет­ной стан­ции и доро­го­сто­я­ще­го носи­те­ля не нашлось. Часть при­бо­ров была отправ­ле­на к Мар­су в 2003 г. на евро­пей­ской АМС Mars Express.

В 1997 г. два веду­щих рос­сий­ских кос­ми­че­ских инсти­ту­та РАН — Инсти­тут гео­хи­мии и ана­ли­ти­че­ской химии име­ни В.И. Вер­над­ско­го (ГЕОХИ) и Инсти­тут кос­ми­че­ских иссле­до­ва­ний (ИКИ) — согла­со­ва­ли «Науч­но-тех­ни­че­ский про­гноз раз­ви­тия иссле­до­ва­ний пла­нет, Луны и малых тел Сол­неч­ной систе­мы…». Они пред­ла­га­ли в 1999 г. запу­стить лун­ную стан­цию «Луна-Глоб» с поса­доч­ным аппа­ра­том и пене­тра­то­ра­ми, в 2001 г. в рам­ках рос­сий­ско-аме­ри­кан­ской про­грам­мы «Вме­сте к Мар­су» — «Марс-Астер» (мар­со­ход и пене­тра­то­ры), а в 2003 г. — «Фобос-Грунт» с целью достав­ки веще­ства Фобоса. В целях эко­но­мии АМС долж­ны были созда­вать­ся под запуск раке­та­ми сред­не­го клас­са. Они долж­ны были иметь в осно­ве одну уни­вер­саль­ную плат­фор­му, а в каче­стве мар­ше­во­го дви­га­те­ля — элек­тро­ре­ак­тив­ные дви­га­те­ли (ЭРД) малой тяги. В пер­вом, лун­ном про­ек­те эта плат­фор­ма долж­на была прой­ти все­сто­рон­ние испы­та­ния.

Пла­нет­ная сек­ция Сове­та по кос­мо­су РАН утвер­ди­ла про­грам­му и 24 октяб­ря 1997 г. напра­ви­ла в Совет по кос­мо­су запрос на вклю­че­ние в план опыт­но-кон­струк­тор­ских работ (ОКР) на 1998 г. двух про­ек­тов — «Луна-Глоб» и объ­еди­нен­ной мис­сии «Марс-Фобос-Грунт» с воз­мож­но­стью запус­ка в 1999 и 2001 гг. соот­вет­ствен­но и с выде­ле­ни­ем на них 20% финан­си­ро­ва­ния науч­но­го раз­де­ла Феде­раль­ной кос­ми­че­ской про­грам­мы. В после­ду­ю­щие годы пла­ни­ро­ва­лось доста­вить грунт с Луны и отпра­вить туда луно­ход (в 2004 и 2006 гг. соот­вет­ствен­но), участ­во­вать в сов­мест­ных с НАСА про­ек­тах достав­ки грун­та с Мар­са (2005 г.) и раз­вер­ты­ва­ния сети стан­ций на Крас­ной пла­не­те (про­ект InterMarsNet, 2007 г.) и даже доста­вить образ­цы веще­ства с асте­ро­и­да (2008 г.).

Одна­ко ситу­а­ция с финан­си­ро­ва­ни­ем «науч­но­го» кос­мо­са в те годы была крайне тяже­лой. После гибе­ли «Мар­са-96» почти все выде­ля­е­мые сред­ства было реше­но напра­вить на про­грам­му кос­ми­че­ских теле­ско­пов «Спектр», посколь­ку ино­стран­ные парт­не­ры — участ­ни­ки про­ек­тов наста­и­ва­ли на их ско­рей­шем запус­ке. Отсто­ять пла­нет­ную про­грам­му, най­ти все­го лишь 600 млн руб. (в тогдаш­них ценах — око­ло 100 млн долл.) на два ее пер­во­оче­ред­ных про­ек­та ока­за­лось невоз­мож­но.

В апре­ле 1998 г. Совет по кос­мо­су решил оста­вить в про­грам­ме до 2005 г. лишь один меж­пла­нет­ный про­ект, оста­вив его выбор за уче­ны­ми. 2 июня пла­нет­ная сек­ция во гла­ве с дирек­то­ром ГЕОХИ ака­де­ми­ком Эри­ком Михай­ло­ви­чем Гали­мо­вым выбра­ла наи­бо­лее слож­ную, инте­рес­ную и мно­гобе­ща­ю­щую мис­сию — «Фобос-Грунт»— со стар­том в аст­ро­но­ми­че­ское окно 2003 г. на раке­те «Союз-2».

Из объ­еди­нен­но­го про­ек­та «Марс-Фобос-Грунт» с целью упро­ще­ния и эко­но­мии средств был исклю­чен десан­ти­ру­е­мый на Марс поса­доч­ный аппа­рат с мар­со­хо­дом. Это поз­во­ли­ло сокра­тить сто­и­мость про­ек­та с 370 до 300 млн руб. (без уче­та РН; око­ло 50 млн долл. по «докри­зис­но­му» кур­су). Но даже в уре­зан­ном виде­про­ект достав­ки образ­цов с Фобоса дол­жен был стать весо­мым вкла­дом оте­че­ствен­ной нау­ки в миро­вую про­грам­му иссле­до­ва­ния Мар­са.

5 нояб­ря 1998 г. Науч­но-тех­ни­че­ский совет Рос­сий­ско­го кос­ми­че­ско­го агент­ства реко­мен­до­вал пере­ве­сти про­ект в ста­дию ОКР с 4-го квар­та­ла 1998 г. с пере­хо­дом к эскиз­но­му про­ек­ти­ро­ва­нию с 1999 г. В реаль­но­сти науч­но-иссле­до­ва­тель­ские рабо­ты были завер­ше­ны в 1999 г., а эскиз­ное про­ек­ти­ро­ва­ние нача­то с 2000 г.

В пер­во­на­чаль­ном вари­ан­те «Фобос-Грунт» имел стар­то­вую мас­су 7250 кг и состо­ял из трех моду­лей: орби­таль­но-пере­лет­но­го, моду­ля ЭРДУ и бло­ка сбра­сы­ва­е­мых баков. С опор­ной орби­ты ИСЗ на началь­ную гелио­цен­три­че­скую орби­ту он пере­во­дил­ся тре­мя импуль­са­ми бор­то­во­го ЖРД (жид­кост­ный реак­тив­ный дви­га­тель), после чего блок баков сбра­сы­вал­ся. Рас­кры­ва­лись гигант­ские пане­ли сол­неч­ных бата­рей пло­ща­дью 60 м2 — и АМС (авто­ма­ти­че­ская меж­пла­нет­ная стан­ция) мас­сой уже лишь 2370 кг про­дол­жа­ла полет к Мар­су, исполь­зуя для фор­ми­ро­ва­ния тра­ек­то­рии элек­тро­ре­ак­тив­ные дви­га­те­ли малой тяги. На под­ле­те к Крас­ной пла­не­те модуль ЭРДУ отде­лял­ся, ЖРД выда­вал тор­моз­ной импульс — и аппа­рат выхо­дил на орби­ту вокруг Мар­са. Далее сле­до­ва­ли эта­пы сбли­же­ния, посад­ки на Фобос и забо­ра грун­та с поме­ще­ни­ем образ­ца во взлет­ную раке­ту. Через 1–3 суток после посад­ки взлет­ная раке­та стар­то­ва­ла к Зем­ле.

Экс­пе­ди­ция долж­на была начать­ся в декаб­ре 2004 — июне 2005 г., вре­ме­ни на созда­ние ново­го аппа­ра­та было немно­го. Меж­ду тем льви­ную долю науч­но­го бюд­же­та заби­ра­ли аст­ро­фи­зи­че­ские про­ек­ты «Спектр» и «Инте­грал», а финан­си­ро­ва­ние мис­сии к Фобосу оста­ва­лось в несколь­ко раз ниже необ­хо­ди­мо­го: по 10 млн рез­ко «поху­дев­ших» руб­лей в 2000 и 2001 гг., 14 млн — в 2002 г., 15 млн — в 2003 г. О запус­ке не толь­ко в 2004–2005 гг., но и в 2007 г. уже не мог­ло быть и речи.

К нача­лу 2004 г. про­ект пре­тер­пел кар­ди­наль­ные изме­не­ния. «Фобос-Грунт» лишил­ся моду­ля с элек­тро­ра­кет­ны­ми дви­га­те­ля­ми: с целью сокра­ще­ния про­дол­жи­тель­но­сти пере­ле­та было реше­но исполь­зо­вать для выхо­да на меж­пла­нет­ную тра­ек­то­рию мар­ше­вую дви­га­тель­ную уста­нов­ку (МДУ), созда­ва­е­мую на базе РБ «Фре­гат», но без соб­ствен­ных систем управ­ле­ния и энер­го­пи­та­ния, а так­же без радио­ком­плек­са. После отде­ле­ния МДУ дораз­гон стан­ции, кор­рек­ции и тор­мо­же­ние у Мар­са долж­на была обес­пе­чить соб­ствен­ная дви­га­тель­ная уста­нов­ка КА.

Стар­то­вая мас­са аппа­ра­та вырос­ла до 8120 кг, из кото­рых на пере­лет­ный модуль при­хо­ди­лось 590 кг, а мас­са воз­вра­ща­е­мо­го аппа­ра­та состав­ля­ла 110 кг. Для иссле­до­ва­ний по трас­се пере­ле­та и на поверх­но­сти Фобоса АМС мог­ла нести ком­плект науч­ной аппа­ра­ту­ры (до 50 кг) и допол­ни­тель­ную полез­ную нагруз­ку (120 кг). В каче­стве послед­ней рас­смат­ри­ва­лись четы­ре малые мар­си­ан­ские метео­стан­ции мас­сой 15–20 кг.

Схе­ма выве­де­ния ка на отлет­ную тра­ек­то­рию (НПО Им. С.А. Лавоч­ки­на)

Науч­ным руко­во­ди­те­лем про­ек­та был назна­чен дирек­тор ИКИ Лев Мат­ве­е­вич Зеле­ный. Сто­и­мость мис­сии оце­ни­ва­лась в 1,5 млрд руб., что по-преж­не­му соот­вет­ство­ва­ло 50 млн долл. Старт дол­жен был состо­ять­ся в октяб­ре 2009 г., воз­вра­ще­ние — в июле 2012 г. Реа­ли­за­ция про­ек­та «Фобос-Грунт» в этом вари­ан­те фак­ти­че­ски нача­лась с 2005 г. В 2006 г. в НПО им. С.А. Лавоч­ки­на (гене­раль­ный кон­струк­тор и гене­раль­ный дирек­тор — Геор­гий Мак­си­мо­вич Поли­щук, глав­ный кон­струк­тор про­ек­та — Мак­сим Бори­со­вич Мар­ты­нов) было закон­че­но маке­ти­ро­ва­ние основ­ных узлов и при­бо­ров АМС,проведены пер­вые виб­ра­ци­он­ные испы­та­ния кос­ми­че­ско­го аппа­ра­та в сбо­ре. Изго­тов­ле­ние серии из деся­ти тех­но­ло­ги­че­ских маке­тов нача­лось в 2007 г.

Одна­ко вес­ной 2007 г. про­ект сно­ва был изме­нен. 26 мар­та было под­пи­са­но Согла­ше­ние о сотруд­ни­че­стве в обла­сти сов­мест­ных рос­сий­ско-китай­ских иссле­до­ва­ний Мар­са, кото­рое преду­смат­ри­ва­ло запуск на рос­сий­ской АМС попут­но­го китай­ско­го зон­да. В свя­зи с этим потре­бо­ва­лось вве­сти допол­ни­тель­ный эле­мент кон­струк­ции — раз­де­ля­е­мую фер­му меж­ду МДУ и пере­лет­ным моду­лем, внут­ри кото­рой и раз­ме­сти­ли китай­ский мик­ро­спут­ник. Как след­ствие, потре­бо­ва­лась дора­бот­ка мар­ше­вой ДУ, допол­нен­ной сбра­сы­ва­е­мым бло­ком баков, бор­то­во­го ком­плек­са управ­ле­ния, эле­мен­тов систе­мы элек­тро­снаб­же­ния и др. Послед­нее прин­ци­пи­аль­ное изме­не­ние в про­ект внес­ли в апре­ле 2009 г., когда была пре­кра­ще­на раз­ра­бот­ка малой метео­ро­ло­ги­че­ской стан­ции для посад­ки на Марс.

Запуск аппа­ра­та по-преж­не­му пла­ни­ро­вал­ся на осень 2009 г., но бук­валь­но за два меся­ца до рас­чет­ной даты Феде­раль­ное кос­ми­че­ское агент­ство при­ня­ло реше­ние пере­не­сти его на аст­ро­но­ми­че­ское окно 2011 г. Офи­ци­аль­ной при­чи­ной была него­тов­ность мани­пу­ля­тор­но­го ком­плек­са про­из­вод­ства ИКИ. Неофи­ци­аль­ной — общая него­тов­ность аппа­ра­та и, в част­но­сти, его бор­то­во­го ком­плек­са управ­ле­ния.

Вско­ре после это­го, в янва­ре 2010 г., сме­ни­лось руко­вод­ство НПО им. С.А. Лавоч­ки­на. Вик­тор Вла­ди­ми­ро­вич Хар­тов и его коман­да пред­при­ня­ли дея­тель­ные уси­лия для дора­бот­ки про­ек­та. В янва­ре 2011 г. была завер­ше­на сбор­ка «Фобос-Грун­та» и нача­лись его элек­три­че­ские испы­та­ния, а в фев­ра­ле-мар­те состо­я­лись тер­мо­ва­ку­ум­ные. Заклю­чи­тель­ные испы­та­ния и опе­ра­ции с кос­ми­че­ским аппа­ра­том в Хим­ках про­хо­ди­ли с мая по август. 29 сен­тяб­ря на Бай­ко­нур была достав­ле­на его мар­ше­вая дви­га­тель­ная уста­нов­ка, а 17 октяб­ря само­ле­том Ан-124–100 при­вез­ли и соб­ствен­но «Фобос-Грунт».

Кон­струк­ция АМС «Фобос-Грунт»

«Фобос-Грунт» созда­вал­ся на базе ново­го уни­фи­ци­ро­ван­но­го мно­го­це­ле­во­го моду­ля «Флаг­ман». АМС выпол­не­на по слож­ной мно­го­сту­пен­ча­той схе­ме с после­до­ва­тель­ным отде­ле­ни­ем отра­бо­тав­ших бло­ков и состо­ит из сле­ду­ю­щих ком­по­нен­тов:

—  мар­ше­вая дви­га­тель­ная уста­нов­ка (МДУ) выве­де­ния со сбра­сы­ва­е­мым бло­ком баков (СББ), пред­на­зна­чен­ная для фор­ми­ро­ва­ния отлет­ной тра­ек­то­рии, ее кор­рек­ций и выхо­да на началь­ную орби­ту искус­ствен­но­го спут­ни­ка Мар­са (ИСМ);

—  пере­ход­ная фер­ма (ПФ), внут­ри кото­рой закреп­лен адап­тер с китай­ским спут­ни­ком «Инхо-1»;

—  пере­лет­ный модуль (ПМ), кото­рый явля­ет­ся основ­ным струк­тур­ным и рабо­чим эле­мен­том АМС до момен­та стар­та с Фобоса;

—  воз­вра­ща­е­мый аппа­рат (ВА) для взле­та с поверх­но­сти Фобоса, стар­та и пере­ле­та к Зем­ле и фор­ми­ро­ва­ния тра­ек­то­рии вхо­да спус­ка­е­мо­го аппа­ра­та в атмо­сфе­ру Зем­ли;

—  спус­ка­е­мый аппа­рат (СА) для тор­мо­же­ния в атмо­сфе­ре и достав­ки на Зем­лю гер­ме­тич­но­го кон­тей­не­ра с образ­ца­ми грун­та Фобоса.

«Кто вино­ват и что делать?»

Глав­ной зада­чей мис­сии было уста­но­вить меха­низм воз­ник­но­ве­ния Фобоса: обра­зо­вал­ся ли он вме­сте с Мар­сом или был захва­чен поз­же

из поя­са асте­ро­и­дов. Это поз­во­ли­ло бы обос­но­вать модель фор­ми­ро­ва­ния Сол­неч­ной систе­мы. Из двух мар­си­ан­ских лун Фобос был выбран еще и пото­му, что он бли­же к Мар­су, чем Дей­мос, и на нем может нахо­дить­ся мар­си­ан­ский грунт, выби­ва­е­мый с поверх­но­сти пла­не­ты при паде­нии метео­ри­тов.

Сей­час, после более чем 20-лет­не­го пере­ры­ва в оте­че­ствен­ных меж­пла­нет­ных иссле­до­ва­ни­ях, про­ект «Фобос-Грунт» кажет­ся слиш­ком амби­ци­оз­ным. Аппа­рат дол­жен был не толь­ко доле­теть до спут­ни­ка и сесть на его поверх­ность, но и вер­нуть­ся. Подоб­ный полет к Луне длит­ся две неде­ли; мно­го­лет­нюю экс­пе­ди­цию с воз­вра­том никто еще не делал, и даже в США они толь­ко заду­мы­ва­лись.

Необ­хо­ди­мо учи­ты­вать, одна­ко, что в те годы, когда «закла­ды­вал­ся» про­ект «Фобос-Грунт», еще были све­жи вос­по­ми­на­ния об исклю­чи­тель­но успеш­ных мис­си­ях к Вене­ре и коме­те Гал­лея (про­ект «Вега»), и экс­пе­ди­ция за грун­том спут­ни­ка Мар­са выгля­де­ла вполне реша­е­мой, хотя и слож­ной зада­чей. Гля­дя же из дня сего­дняш­не­го, мы долж­ны при­знать, что запу­щен­ные в 1984 г. «Веги» ста­ли послед­ни­ми вполне успеш­ны­ми оте­че­ствен­ны­ми меж­пла­нет­ны­ми мис­си­я­ми. То есть к момен­ту реаль­но­го раз­вер­ты­ва­ния рабо­ты над «Фобос-Грун­том» из рос­сий­ской кос­мо­нав­ти­ки ушло целое поко­ле­ние спе­ци­а­ли­стов, кото­рые име­ли опыт созда­ния авто­ма­ти­че­ских стан­ций и их управ­ле­ния на меж­пла­нет­ных тра­ек­то­ри­ях. Пере­дать свой опыт им было неко­му — моло­дые уче­ные и инже­не­ры в нача­ле и в сере­дине 1990-х в кос­ми­че­скую отрасль почти не при­хо­ди­ли.

Мно­го­му в про­ек­те «Фобос-Грунт» при­хо­ди­лось учить­ся с нуля — и сра­зу же на очень слож­ной мис­сии. Плюс к это­му то и дело меня­лась кон­струк­ция аппа­ра­та. После появ­ле­ния китай­ско­го «попут­чи­ка» при­шлось почти пол­но­стью пере­кра­и­вать про­ект и пере­хо­дить с «Сою­за» на «Зенит». Воз­мож­но, в ходе этих мно­го­чис­лен­ных изме­не­ний и воз­ник­ли пред­по­сыл­ки той ошиб­ки, кото­рая не поз­во­ли­ла аппа­ра­ту уле­теть от Зем­ли.

В каче­стве основ­ной при­чи­ны неуда­чи мож­но назвать недо­фи­нан­си­ро­ва­ние имен­но науч­ной состав­ля­ю­щей кос­ми­че­ской отрас­ли. Финан­си­ро­ва­ние кос­ми­че­ской нау­ки состав­ля­ет все­го 7% от бюд­же­та Ро-скос­мо­са, при­чем эти сред­ства рас­пре­де­ля­ют­ся меж­ду все­ми науч­ны­ми раз­ра­бот­ка­ми. К при­ме­ру, сто­и­мость всех работ по про­ек­ту «Фобос-Грунт» за все 15 лет соста­ви­ла при­мер­но 170 млн долл., да и те в основ­ном были выде­ле­ны лишь в послед­ние пять лет. Для срав­не­ния: сто­и­мость аме­ри­кан­ских науч­ных раз­ра­бо­ток по мар­со­хо­ду Curiosity (про­ект Mars Science Laboratory), кото­рый 26 нояб­ря 2011 г. успеш­но стар­то­вал к Крас­ной пла­не­те, соста­ви­ла 2 млрд долл.

Одно­го лишь энту­зи­аз­ма и целе­устрем­лен­но­сти для совре­мен­ной кос­мо­нав­ти­ки недо­ста­точ­но. Что­бы стан­ции не застре­ва­ли на око­ло­зем­ных орби­тах, а спут­ни­ки не пада­ли в оке-

ан, нуж­ны испы­та­тель­ные стен­ды, тща­тель­ная мно­го­крат­ная отра­бот­ка всех систем, и глав­ное — гра­мот­ная орга­ни­за­ция работ и опыт­ные спе­ци­а­ли­сты. Нуж­на шко­ла, где осу­ществ­ля­ет­ся связь поко­ле­ний и пере­да­ет­ся нара­бо­тан­ный на ряде после­до­ва­тель­ных про­ек­тов опыт. Из-за тоталь­но­го недо­фи­нан­си­ро­ва­ния 1990-х после­до­ва­тель­ность нару­ши­лась, а талант­ли­вые и энер­гич­ные спе­ци­а­ли­сты, кото­рые сей­час мог­ли быть руко­во­ди­те­ля­ми сред­не­го зве­на, поки­ну­ли отрасль, не под­го­то­вив себе сме­ну.

Логич­ней, с точ­ки зре­ния нара­бот­ки опы­та, было бы начать с под­го­тов­ки лун­ных мис­сий, создав в первую оче­редь отно­си­тель­но недо­ро­гой зонд, на кото­ром мож­но было бы отра­бо­тать и новую плат­фор­му, и тех­но­ло­гию свя­зи и управ­ле­ния, и спо­со­бы вза­и­мо­дей­ствия спе­ци­а­ли­стов. В реаль­но­сти полу­чи­лось всё наобо­рот — спер­ва, чуть ли не с нуля созда­ва­ли слож­ней­шую меж­пла­нет­ную стан­цию, а лун­ный про­ект на ее базе отнес­ли на 2015 год… В ито­ге моло­дые спе­ци­а­ли­сты, конеч­но же, полу­чи­ли опыт, но слиш­ком доро­гой ценой.

Гибель «Фобос-Грун­та» застав­ля­ет вновь и вновь зада­вать одни и те же вопро­сы:

Не ста­нет ли пяти­лет­ний пере­рыв до сле­ду­ю­ще­го стар­та таким же фаталь­ным, каки­ми ста­ли про­ме­жут­ки перед «Мар­сом-96» и осо­бен­но «Фобос-Грун­том»?

Как изме­нят­ся сро­ки осу­ществ­ле­ния новых про­ек­тов, кото­рые пред­по­ла­га­лось реа­ли­зо­вать на отра­бо­тан­ной в поле­те плат­фор­ме «Фобос-Грун­та»?

Будет ли пред­при­ня­та попыт­ка осу­ще­ствить про­ект «Фобос-Грунт» (пусть и в уре­зан­ном вари­ан­те) через четы­ре года (наде­ять­ся на повто­ре­ние попыт­ки в сле­ду­ю­щее аст­ро­но­ми­че­ское окно мож­но было бы толь­ко во вре­ме­на С.П. Коро­ле­ва и Г.Н. Баба­ки­на)?

Захо­тят ли ино­стран­ные парт­не­ры еще раз риск­нуть раз­ме­стить свою науч­ную аппа­ра­ту­ру на рос­сий­ских аппа­ра­тах?

Может ли Рос­сия вооб­ще пре­тен­до­вать на ста­тус веду­щей кос­ми­че­ской дер­жа­вы, не запу­стив ни одной меж­пла­нет­ной стан­ции?

И, как все­гда, ясно лишь одно: если кто-то и оси­лит эту доро­гу, то толь­ко иду­щий. Если стро­ить мно­го меж­пла­нет­ных стан­ций и запус­кать их как мож­но чаще (начав, напри­мер, с лун­ных аппа­ра­тов) — успех при­дет.

Алек­сандр Ильин,
«Ново­сти кос­мо­нав­ти­ки»,
спе­ци­аль­но для ТрВ-Нау­ка

ОТ РЕДАКЦИИ

В нача­ле янва­ря ново­го года гла­ва Рос­кос­мо­са Вла­ди­мир Попов­кин в интер­вью газе­те «Изве­стия» ска­зал, в част­но­сти, сле­ду­ю­щее:

—  То есть сте­пень рис­ка мис­сии «Фобоса» была понят­на, но девать­ся было неку­да?

—  Ино­го пути про­сто не было. Сего­дня нет ясно­сти, поче­му не запу­сти­лась дви­га­тель­ная уста­нов­ка «Фобос-Грун­та». Непо­нят­ны так­же частые сбои с наши­ми аппа­ра­та­ми в тот пери­од, когда они летят над тене­вой для Рос­сии сто­ро­ной Зем­ли — там, где мы не видим аппа­рат и не при­ни­ма­ем с него теле­мет­рию. Не хочет­ся нико­го обви­нять, но сего­дня есть очень мощ­ные сред­ства воз­дей­ствия на кос­ми­че­ские аппа­ра­ты, воз­мож­но­сти при­ме­не­ния кото­рых нель­зя исклю­чать.» [1]

Зару­беж­ные СМИ опе­ра­тив­но отре­а­ги­ро­ва­ли на эти сло­ва, посчи­тав их — с доста­точ­ным на то осно­ва­ни­ем — наме­ком на Соеди­нен­ные Шта­ты Аме­ри­ки. Газе­та New York Times свя­за­ла это заяв­ле­ние с «рас­ту­щим анти­аме­ри­ка­низ­мом рос­сий­ской поли­ти­ки», одна­ко отме­ти­ла, что «заме­ча­ние г-на Попов­ки­на рез­ко кон­тра­сти­ру­ет с духом сотруд­ни­че­ства, отли­ча­ю­щим совре­мен­ную граж­дан­скую кос­ми­че­скую дея­тель­ность Рос­сии, кото­рая ведет­ся в сотруд­ни­че­стве с НАСА, Евро­пей­ским кос­ми­че­ским агент­ством и дру­ги­ми зару­беж­ны­ми парт­не­ра­ми» [2].

Еще более иро­ни­чен жур­нал Time, кото­рый в доволь­но язви­тель­ной ста­тье [3] отме­ча­ет, что «США ниче­го бы не выиг­ра­ли, а поте­ря­ли бы очень мно­го, если бы нача­ли выки­ды­вать фоку­сы с рос­сий­ским мар­си­ан­ским зон­дом — осо­бен­но сей­час, когда мы зави­сим от ракет Рос­кос­мо­са, что­бы пере­во­зить нас на постро­ен­ную НАСА Меж­ду­на­род­ную кос­ми­че­скую стан­цию».

Рус­ско­языч­ный Интер­нет так­же отклик­нул­ся на сло­ва руко­во­ди­те­ля Рос­кос­мо­са, одна­ко реак­ция была дво­я­кой: нашлись и сто­рон­ни­ки тео­рии «заго­во­ра» и те, кто видит в ска­зан­ной фра­зе угро­зу даль­ней­ше­му раз­ви­тию кос­ми­че­ских иссле­до­ва­ний. Ведь имен­но бла­го­да­ря помо­щи НАСА и ЕКА (не гово­ря уже о мно­же­стве люби­те­лей аст­ро­но­мии по все­му миру) уда­лось най­ти «Фобос-Грунт» и попы­тать­ся про­ве­сти с ним сеанс свя­зи. На бор­ту стан­ции, кро­ме рос­сий­ских, были уста­нов­ле­ны и зару­беж­ные при­бо­ры, в том чис­ле — экс­пе­ри­мент БИОФОБОС, нача­тый по ини­ци­а­ти­ве Аме­ри­кан­ско­го пла­нет­но­го обще­ства. Да и не сек­рет, что науч­ный кос­мос в послед­ние годы во мно­гом выжи­вал за счёт меж­ду­на­род­ной коопе­ра­ции, осно­ван­ной на мно­го­лет­нем опы­те рабо­ты. Но если вме­сто бла­го­дар­но­сти услы­шать пло­хо скры­тое обви­не­ние в злом умыс­ле — какие свя­зи смо­гут это выдер­жать?

Могут воз­ра­зить, что НАСА — агент­ство граж­дан­ское, тогда как Вла­ди­мир Попов­кин навер­ня­ка имел в виду дру­гие ведом­ства и, воз­мож­но, гово­рил даже не о «Фобос-Грун­те». Без­услов­но. Но, к сожа­ле­нию, в мире брос­ких ново­стей и гло­баль­ных инфор­ма­ци­он­ных сетей уже не до тон­ких раз­ли­чий в смыс­лах.

1. «Нам пред­сто­ит опре­де­лить­ся с целе­со­об­раз­но­стью пило­ти­ру­е­мых мис­сий» 09.01.2012 http://www.izvestia.ru/news/511258

2. Russian Official Suggests Weapon Caused Exploration Spacecraft’s Failure, by Andrew E. Kramer, 10.01.2012 http:// www.nytimes.com/2012/01/11/science/space/russian-official-suggests-weapon-caused-spacecraft-failure.html?_r=1

3. Silly Season: Russia Accuses the U.S. of a Secret Mars Plot, by Jeffrey Kluger, 11.01.2012 http://www.time.com/time/health/article/0,8599,2104251,00. html#ixzz1jXEvbvCy

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Один комментарий

  1. Зачем так наг­ло врать? «Спектр» не заби­рал денег от Фобоса, он сам лежал на боку чуть не 15 лет, пылил­ся. Авто­ры ста­тьи без­ре­зуль­тат­но пыта­лись объ­яс­нить, что же слу­чи­лось с Фобосом, и не нашли ниче­го луч­ше­го, как сва­лить неуда­чу на дру­гих уче­ных, сде­лав­ших свое дело (Спектр успеш­но рабо­та­ет).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: