«Академия, ученые и власть»

Об ито­гах выбо­ров в РАН и о том, как уче­ные долж­ны реа­ги­ро­вать на поли­ти­че­ские собы­тия в стране, читай­те в интер­вью с док­то­ром физ.-мат. наук, глав­ным науч­ным сотруд­ни­ком Санкт-Петер­бург­ско­го отде­ле­ния Мате­ма­ти­че­ско­го инсти­ту­та РАН Ана­то­ли­ем Вер­ши­ком. Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на.

—  Не мог­ли бы Вы выска­зать Ваше мне­ние по пово­ду состо­яв­ших­ся выбо­ров в Ака­де­мию наук? В част­но­сти, неиз­бра­ния Ста­са Смир­но­ва, лау­ре­а­та Фил­дсов­ской пре­мии…

—  Я бы хотел пого­во­рить не столь­ко о выбо­рах, сколь­ко о пози­ции Ака­де­мии в целом. Выбо­ры в РАН в какой-то мере харак­те­ри­зу­ют эту пози­цию. Пер­вое, что я дол­жен ска­зать, — что я очень дав­но и актив­но гово­рил, что Ака­де­мия не долж­на отго­ра­жи­вать­ся от тех, кто хочет участ­во­вать в науч­ной жиз­ни Рос­сии, но име­ет посто­ян­ную рабо­ту на Запа­де. Но эта точ­ка зре­ния не очень попу­ляр­на, офи­ци­аль­ные лица не выска­зы­ва­ют­ся про­тив нее в откры­тую, но вид­но, что она им по ряду при­чин не импо­ни­ру­ет. Не буду назы­вать неко­то­рые оче­вид­ные при­чи­ны это­го. Одна­ко одна, не столь оче­вид­ная при­чи­на состо­ит в том, что не очень понят­но, как орга­ни­зо­вать сотруд­ни­че­ство с нашей науч­ной диас­по­рой в рам­ках нынеш­не­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния Ака­де­мии и нау­ки в Рос­сии.

Было мно­го кри­ти­че­ских заме­ча­ний по пово­ду мега­гран­тов — кон­кур­са про­ек­тов, про­ве­ден­но­го под эги­дой Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния и нау­ки РФ, но, тем не менее, они ока­за­лись доволь­но полез­ны­ми. В част­но­сти, то, что сде­ла­ли Стас Смир­нов у нас в Петер­бур­ге, Федор Бого­мо­лов и Борис Дуб­ро­вин в Москве, — это очень непло­хая затрав­ка. Но что даль­ше? Ско­ро закон­чат­ся два года гран­то­вых про­ек­тов, а что будет потом, совер­шен­но непо­нят­но.

При этом, это дру­гая моя ста­рая идея, мы долж­ны были за эти 20 лет (с 1991 г.) хотя бы при­бли­зи­тель­но наме­тить идеи, как по-ново­му вза­и­мо­дей­ство­вать с миро­вой нау­кой. Фак­ти­че­ски, за исклю­че­ни­ем того, что ста­ли доступ­ны путе­ше­ствия и науч­ный туризм, ниче­го ново­го в плане меж­ду­на­род­но­го сотруд­ни­че­ства нет, и это очень печаль­но.

А ведь были и есть раз­лич­ные пред­ло­же­ния. Напри­мер, я пред­ла­гал сде­лать сов­мест­ную науч­ную сес­сию с AMS (Аме­ри­кан­ским мате­ма­ти­че­ским обще­ством), как это дела­ло AMS с дру­ги­ми стра­на­ми. И идея была руко­вод­ством это­го обще­ства под­дер­жа­на. Или идея созда­ния инсти­ту­тов типа Advanced Studies, раз­но­об­раз­ные сов­мест­ные про­ек­ты типа меж­ду­на­род­ных мега­гран­тов и т.д., но такие вещи, оче­вид­но, не в духе ни нынеш­ней вла­сти, ни Ака­де­мии.

Что каса­ет­ся самих выбо­ров в Ака­де­мию наук, то я мог бы мно­гое об этом ска­зать. Меня не удо­вле­тво­ря­ет ни их про­це­ду­ра, ни их кон­кре­ти­ка. Сам я отка­зал­ся от уча­стия в послед­них выбо­рах. Любо­пыт­но, что если срав­нить мне­ния запад­ных уче­ных о нашей мате­ма­ти­ке (это лег­ко сде­лать, пото­му что есть мно­го раз­ных кри­те­ри­ев, каж­дый в отдель­но­сти не сто­ит пре­уве­ли­чи­вать, но в сово­куп­но­сти они дают цель­ную кар­ти­ну), то полу­чит­ся сле­ду­ю­щее. Есть боль­шое несо­от­вет­ствие меж­ду оцен­ка­ми Ака­де­мии, кото­рые выра­жа­ют­ся в ито­гах выбо­ров в РАН, и оцен­ка­ми рос­сий­ских уче­ных, суще­ству­ю­щи­ми в миро­вой нау­ке. Конеч­но, здесь есть очень серьез­ные пере­се­че­ния, но, тем не менее, раз­ли­чия очень боль­шие. Это раз­ли­чие в совет­ское вре­мя было еще боль­ше, но тра­ди­ция сохра­ня­ет­ся и сей­час.

—  Что, на Ваш взгляд, сто­и­ло бы изме­нить в первую оче­редь?

—  Я хочу ска­зать по это­му пово­ду одну, как мне кажет­ся, клю­че­вую вещь. Без­услов­но, роль науч­ных адми­ни­стра­то­ров в совре­мен­ной нау­ке очень вели­ка. Их надо вос­пи­ты­вать, песто­вать, под­дер­жи­вать, пла­тить им день­ги, но им нуж­на или отдель­ная ака­де­мия, или дру­гой спо­соб их под­держ­ки. Не надо изби­рать дирек­то­ров всех инсти­ту­тов РАН или началь­ни­ков круп­ных про­из­водств, а осо­бен­но поли­ти­ков, в Ака­де­мию наук, кото­рая была заду­ма­на совсем для дру­го­го. Уче­ные и адми­ни­стра­то­ры, даже науч­ные, — это совер­шен­но раз­ные ипо­ста­си.

Не хочу ска­зать ниче­го пло­хо­го о чле­нах РАН, неко­то­рые их них мои хоро­шие дру­зья и кол­ле­ги, но это сме­ше­ние уче­ных и адми­ни­стра­то­ров в одной Ака­де­мии невы­год­но для обе­их сто­рон. Для адми­ни­стра­то­ров — пото­му что они чув­ству­ют неко­то­рую свою науч­ную непол­но­цен­ность или же дела­ют вид, что у них все ОК. Для уче­ных эта ситу­а­ция неком­форт­на пото­му, что они не хоте­ли бы, что­бы их сме­ши­ва­ли с адми­ни­стра­то­ра­ми.

И вто­рое, о чем мало кто гово­рит вслух, но xnj мне кажет­ся важ­ным, — нуж­но немед­лен­но лик­ви­ди­ро­вать ака­де­ми­че­ские сти­пен­дии чле­нам-кор­ре­спон­ден­там и ака­де­ми­кам. Это будет пра­виль­но, и я думаю, что боль­шин­ство чле­нов РАН это­го про­сто не заме­тит, а что каса­ет­ся обще­го оздо­ров­ле­ния кли­ма­та, то это, без­услов­но, будет очень полез­но. И, кста­ти, умень­шит суе­ту вокруг Ака­де­мии и подо­зри­тель­ную тягу в нее. Если под Ака­де­ми­ей наук пони­мать сум­му луч­ших науч­ных умов, то ее чле­ны долж­ны иметь те же пре­фе­рен­ции, что и в дру­гих стра­нах, где это, с одной сто­ро­ны, почет, а с дру­гой — сви­де­тель­ство чисто науч­ных заслуг, и боль­ше ниче­го.

Луч­шее, что сей­час есть в Ака­де­мии, — это высо­кий уро­вень луч­ших науч­ных инсти­ту­тов. Я думаю, что мате­ма­ти­ка здесь пока на непло­хом уровне. Не знаю, как в дру­гих нау­ках, но думаю, что во мно­гих физи­ко-мате­ма­ти­че­ских и есте­ствен­ных дис­ци­пли­нах это так.

—  Мы спо­ри­ли с одним кол­ле­гой-жур­на­ли­стом по пово­ду неиз­бра­ния Ста­са Смир­но­ва. Кол­ле­га выска­зал мне­ние, что Стас не может быть дей­стви­тель­ным чле­ном Ака­де­мии, если у него есть посто­ян­ная пози­ция в Швей­ца­рии. «Как же он будет полу­чать здесь зар­пла­ту, если он будет дви­гать швей­цар­скую нау­ку?» Пожа­луй, такой точ­ки зре­ния при­дер­жи­ва­ют­ся мно­гие. Под­ска­жи­те, каков меж­ду­на­род­ный опыт? Может ли уче­ный стать ака­де­ми­ком Наци­о­наль­ной ака­де­мии США, если он явля­ет­ся посто­ян­ным про­фес­со­ром, ска­жем, во Фран­ции?

—  Об ака­де­ми­че­ской зар­пла­те я уже ска­зал, ее про­сто не долж­но быть; что же каса­ет­ся ситу­а­ции в Рос­сии, то это очень кон­крет­ный вопрос. Нель­зя бук­валь­но пере­ни­мать (или не пере­ни­мать) опыт дру­гих стран, если нет схо­жих обсто­я­тельств. Дело в том, что Рос­сия столк­ну­лась с про­бле­мой, кото­рая мало похо­жа на про­бле­мы дру­гих круп­ных науч­ных дер­жав. Огром­ное коли­че­ство силь­ных уче­ных в воз­расте 35–55 лет уеха­ли из Рос­сии на Запад, начи­ная еще с «еврей­ской» эми­гра­ции 1970–80-х годов. Не будем обсуж­дать при­чи­ны это­го, но дан­ная воз­раст­ная когор­та в стране дра­ма­ти­че­ски мало­чис­лен­на.

Оче­вид­но, что сре­ди уехав­ших — вос­пи­тан­ни­ки наших науч­ных школ, наши уче­ни­ки, наши дру­зья, с кото­ры­ми у нас есть и сей­час посто­ян­ные свя­зи и общие науч­ные инте­ре­сы и взгля­ды. Мно­гие из них хотят при­ни­мать уча­стие в рос­сий­ских делах, и нуж­но стре­мить­ся к тому, что­бы под­дер­жи­вать есте­ствен­ное жела­ние к чело­ве­че­ско­му и науч­но­му вза­и­мо­дей­ствию. Наши сооте­че­ствен­ни­ки хотят иметь уче­ни­ков отсю­да или, наобо­рот, хотят посы­лать сво­их уче­ни­ков сюда, хотят, что­бы было боль­ше кон­так­тов.

Как не понять, что надо вся­че­ски спо­соб­ство­вать уста­нов­ле­нию свя­зей с наши­ми сооте­че­ствен­ни­ка­ми и необ­хо­ди­мо исполь­зо­вать их стрем­ле­ние к сотруд­ни­че­ству? Это, кста­ти, отно­сит­ся не толь­ко к нау­ке. Я когда-то гово­рил, что идея свя­зи с диас­по­рой мог­ла бы быть вооб­ще веду­щей иде­ей в рос­сий­ской поли­ти­ке. Я не гово­рю о вла­сти, подо­зри­тель­но или даже враж­деб­но, как мож­но понять из выска­зы­ва­ний и дей­ствий пер­вых лиц, отно­ся­щей­ся к это­му. Но и отно­ше­ние Ака­де­мии к тако­му сотруд­ни­че­ству весь­ма про­хлад­ное. Не надо было уда­лять уче­ных, име­ю­щих пози­ции на Запа­де, под наду­ман­ны­ми пред­ло­га­ми из наших инсти­ту­тов (поло­жи­тель­ный при­мер, где это­го не сде­ла­ли, — ИППИ РАН). Надо актив­но искать фор­мы уча­стия в сов­мест­ных рабо­тах.

Глав­ная про­бле­ма здесь еще и в том, что из-за отсут­ствия это­го сред­не­го поко­ле­ния про­ис­хо­дит уско­рен­ное отста­ва­ние от миро­вой нау­ки, теря­ют­ся кон­так­ты, исче­за­ют совре­мен­ные направ­ле­ния мате­ма­ти­ки. Актив­ное сотруд­ни­че­ство с нашей диас­по­рой— пря­мой спо­соб вос­пре­пят­ство­вать такой нега­тив­ной тен­ден­ции. К сожа­ле­нию, при­зна­ки тако­го отста­ва­ния есть, и они появи­лись уже дав­но.

С этой точ­ки зре­ния, дея­тель­ность таких актив­ных уче­ных, как Стас Смир­нов, Андрей Окунь­ков (мож­но назвать еще нема­ло имен, в том чис­ле и из «ста­рой эми­гра­ции»), нуж­но толь­ко при­вет­ство­вать. Все фор­мы науч­но­го сотруд­ни­че­ства будут толь­ко во бла­го. С дру­гой сто­ро­ны, шеве­ле­ние пле­чом «А зачем они нам нуж­ны?» или взгляд иско­са «Да у них посто­ян­ные пози­ции на Запа­де» обхо­дят­ся для нашей нау­ки очень доро­го. Я мало сомне­вал­ся в том, что избра­ние Смир­но­ва не состо­ит­ся. Оно еще не под­го­тов­ле­но всей поли­ти­кой и дея­тель­но­стью Ака­де­мии наук.

—  Мы раз­го­ва­ри­ва­ем с Вами на сты­ке 2011 и 2012 годов. Что в мате­ма­ти­ке, на Ваш взгляд, было самы­ми инте­рес­ны­ми собы­ти­я­ми ухо­дя­ще­го года?

—  По сча­стью, в мате­ма­ти­ке всё вре­мя про­ис­хо­дят собы­тия раз­ной сте­пе­ни круп­но­сти. То, что про­изо­шло в 2006 году (дока­за­тель­ство Г. Перель­ма­на), — явле­ние ред­кое, и нель­зя ожи­дать, что такое будет каж­дый год. В целом про­шед­ший год был хоро­шим, хотя, может быть, и рядо­вым. В науч­ной обла­сти появи­лось мно­го хоро­ших работ, и думаю, что это будет про­дол­жать­ся. Ярких собы­тий в мате­ма­ти­ке я, пожа­луй, назвать не могу, а что каса­ет­ся дру­гих наук, то мно­гие ожи­да­ют ново­стей с Боль­шо­го адрон­но­го кол­лай­де­ра.

—  Для Вас это важ­но?

—  Да, я даже знаю, что такое бозон Хиггса, и я думаю, что откры­тия в этой обла­сти были бы инте­рес­ны и для мате­ма­ти­ков тоже. Так что ожи­да­ния, конеч­но, есть.

—  Какие инте­рес­ные меро­при­я­тия будут в 2012 году?

—  Мы ста­ра­ем­ся, хотя это не все­гда полу­ча­ет­ся, что­бы отме­ча­лись круп­ные даты, и даже не толь­ко из-за того, что­бы отдать долж­ное тем, кто это заслу­жил, но и еще и пото­му, что это спо­соб кон­цен­тра­ции и при­вле­че­ния моло­дых людей. В янва­ре испол­ни­лось 100 лет со дня рож­де­ния лау­ре­а­та Нобе­лев­ской пре­мии по эко­но­ми­ке Лео­ни­да Кан­то­ро­ви­ча (19 янва­ря). В свя­зи с этим орга­ни­зу­ет­ся сра­зу две кон­фе­рен­ции. Одна, обще­на­уч­ная, более широ­кая, прой­дет в СПб­ГУ в фев­ра­ле. В июне состо­ит­ся мате­ма­ти­че­ская кон­фе­рен­ция в Инсти­ту­те Эйле­ра. Она будет посвя­ще­на более узко­му вопро­су, даже не всей его эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти, а вещам, свя­зан­ным с транс­порт­ной зада­чей, так назы­ва­е­мый optimal transportation. В мате­ма­ти­ке сей­час — это очень мод­ная и попу­ляр­ная про­бле­ма­ти­ка.

В сле­ду­ю­щем году будет сто­ле­тие Изра­и­ля Мои­се­е­ви­ча Гель­фанда (1913 г.р.), кото­рое тоже нуж­но отме­чать не толь­ко в США, но в Рос­сии.

Недав­но я решил посвя­тить засе­да­ние сво­е­го семи­на­ра сто­ле­тию заме­ча­тель­но­го аме­ри­кан­ско­го мате­ма­ти­ка Шизуо Каку­та­ни, кото­рый, кста­ти, рабо­тал над про­бле­ма­ми, кото­ры­ми зани­мал­ся и Лео­нид Вита­лье­вич Кан­то­ро­вич. Мне кажет­ся, что мы мало уде­ля­ем вни­ма­ния исто­рии миро­вой и нашей нау­ки и ред­ко рас­ска­зы­ва­ем об этом моло­де­жи.

—  Вы побы­ва­ли в Москве в кон­це декаб­ря, с чем был свя­зан Ваш при­езд?

—  Я участ­во­вал в рабо­те жюри кон­кур­са «Дина­стия», став­ше­го про­дол­же­ни­ем кон­кур­са Пье­ра Дели­ня. Пьер мно­гое сде­лал для рос­сий­ской мате­ма­ти­ки, он отдал часть сво­ей пре­мии на орга­ни­за­цию сти­пен­дий моло­дым рос­сий­ским мате­ма­ти­кам, а теперь его дело под­хва­тил Фонд Дмит­рия Зими­на. Я дол­жен ска­зать, что уро­вень кон­кур­са в этом году исклю­чи­тель­но высо­кий. Кон­ку­рен­ция меж­ду моло­ды­ми ребя­та­ми неве­ро­ят­ная, на засе­да­нии жюри про­хо­ди­ла серьез­ная дис­кус­сия, кто досто­ин стать лау­ре­а­том, пото­му что есть мно­го силь­ных работ. Их гораз­до боль­ше, чем пре­мий [1]. Думаю, что чис­ло пре­мий нуж­но рез­ко уве­ли­чить, а Дмит­рию Зими­ну — низ­кий поклон за его ини­ци­а­ти­вы.

Недав­но бла­го­да­ря Миха­и­лу Гро­мо­ву (лау­ре­а­ту Абе­лев­ской пре­мии 2009 г. — Ред.) мы учре­ди­ли в Санкт-Петер­бур­ге так назы­ва­е­мую Рох­лин­скую сти­пен­дию для сту­ден­тов и аспи­ран­тов. В.А. Рох­лин — это заме­ча­тель­ный мате­ма­тик, он был учи­те­лем и М. Гро­мо­ва, и моим. Но таких сти­пен­дий и пре­мий ката­стро­фи­че­ски не хва­та­ет. Успеш­ные биз­не­сме­ны, меценаты,ученые — вы долж­ны жерт­во­вать сред­ства на это, самое пер­спек­тив­ное и бла­го­род­ное поме­ще­ние капи­та­ла в буду­щее стра­ны.

Побе­ди­те­ли кон­кур­са моло­дых мате­ма­ти­ков 2011 года, про­во­ди­мо­го при под­держ­ке Фон­да Дмит­рия Зими­на «Дина­стия»

Про­грам­ма 1: аспи­ран­ты и моло­дые уче­ные без сте­пе­ни

Гусев Нико­лай Ана­то­лье­вич (Москва)

Дол­го­бо­ро­дов Алек­сандр Ана­то­лье­вич (Москва)

Еро­хо­вец Нико­лай Юрье­вич (Москва)

Мед­ных Илья Алек­сан­дро­вич (Ново­си­бирск)

Усти­нов­ский Юрий Михай­ло­вич (Москва)

Про­грам­ма 2.1: моло­дые кан­ди­да­ты наук

Ако­пян Арсе­ний Вла­ди­ми­ро­вич (Москва)

Осе­ле­дец Иван Вале­рье­вич (Москва)

Ско­пен­ков Миха­ил Бори­со­вич (Москва)

Эсте­ров Алек­сандр Иса­а­ко­вич (Москва)

Про­грам­ма 2.2: моло­дые док­то­ра наук

Аржан­цев Иван Вла­ди­ми­ро­вич (Москва)

Буфе­тов Алек­сандр Иго­ре­вич (Москва)

Кара­сев Роман Нико­ла­е­вич (Дол­го­пруд­ный)

Миро­нов Андрей Евге­нье­вич (Ново­си­бирск)

Усти­нов Алек­сей Вла­ди­ми­ро­вич (Хаба­ровск)

При­ят­ная новость состо­ит в том, что, непо­нят­но поче­му, но в послед­ние несколь­ко лет я наблю­даю замет­ное ожив­ле­ние сре­ди моло­дых мате­ма­ти­ков. Ито­ги науч­ных кон­кур­сов (Мёби­уса, Делиня-«Династии» и Рох­лин­ский) гово­рят о том, что идет новая вол­на моло­дых силь­ных мате­ма­ти­ков и это заме­ча­тель­но.

—  Как Вы отнес­лись к тому, что Миха­ил Гро­мов был избран ино­стран­ным чле­ном Ака­де­мии наук?

—  А вот это заме­ча­тель­ная новость! Это очень здо­ро­во, я уж не гово­рю о том, что он это­го досто­ин. Мы его любим, и я его пом­ню еще с его пер­во­го кур­са. Это хоро­ший при­знак, пото­му что в совет­ское вре­мя это вооб­ще было бы невоз­мож­но. Науч­ный уро­вень это­го мате­ма­ти­ка столь велик, что было бы стран­но не сде­лать это­го.

—  Он соби­ра­ет­ся при­е­хать в Рос­сию, в Моск­ву?

—  Я с ним общал­ся послед­ний раз перед Новым годом. У него таких пла­нов не было. Я думаю, что в прин­ци­пе он не про­тив, он здесь был несколь­ко раз.

—  Может быть, сто­ит при­гла­сить его высту­пить здесь с лек­ци­я­ми?

—  У него нет недо­стат­ка в при­гла­ше­ни­ях из Рос­сии, про­бле­ма, что­бы он хотел при­е­хать сюда сам.

—  Что Вы дума­е­те об уча­стии мно­гих уче­ных и пре­по­да­ва­те­лей уни­вер­си­те­тов в митин­гах и дру­гих поли­ти­че­ских акци­ях? Ряд наших кол­лег были наблю­да­те­ля­ми на выбо­рах и потом опуб­ли­ко­ва­ли свои ста­тьи об этом, а несколь­ко чело­век даже отси­де­ли по 15 суток…

— Если вспом­нить исто­рию доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии, то очень харак­тер­на фигу­ра либе­раль­но­го про­фес­со­ра и даже чле­на Ака­де­мии, кото­рый сме­ло выска­зы­вал­ся по поли­ти­че­ским про­бле­мам и помо­гал сво­им уче­ни­кам-сту­ден­там, попав­шим в неми­лость из-за поли­ти­че­ской дея­тель­но­сти. Конеч­но, совет­ская власть истре­би­ла сам тип тако­го уче­но­го. Нече­го об этом гово­рить — это было с само­го нача­ла ини­ци­и­ро­ва­но Лени­ным (высыл­ка уче­ных на «Фило­соф­ском паро­хо­де» в 1922 г.) и про­дол­же­но «успеш­ным мене­дже­ром».

Но ведь в Совет­ское вре­мя были и И.П. Пав­лов, и А.Д. Саха­ров. Ака­де­мия про­сла­ви­лась в бреж­нев­ско-андро­пов­ские вре­ме­на почти еди­но­глас­ным пись­мом с осуж­де­ни­ем Саха­ро­ва, но тогда отказ под­пи­сать такое пись­мо был чре­ват даль­ней­ши­ми труд­но­стя­ми. А сей­час, хотя таких труд­но­стей, к сча­стью, нет, но мно­го ли мы слы­шим выска­зы­ва­ний уче­ных по насущ­ней­шим про­бле­мам стра­ны?

Я далек от мыс­ли, что Ака­де­мия наук долж­на стать «кол­лек­тив­ным Саха­ро­вым», но кто, как не уче­ные, пони­ма­ют глу­би­ну про­па­сти, отде­ля­ю­щей нынеш­нюю власть от интел­лек­ту­аль­ной эли­ты стра­ны? Кто, как не они, видят попыт­ки этой вла­сти закон­сер­ви­ро­вать стра­ну в пост­со­вет­ском обли­чии на дол­гие вре­ме­на? Тем более, что уче­ным осо­бен­но оче­вид­ны кари­ка­тур­ность «систем­ной» оппо­зи­ции и фан­фа­рон­ство «неси­стем­ной». Даже в 60–70-е годы сре­ди уче­ных было боль­ше «дис­си­ден­тов», чем сей­час. Само­во­до­воль­ство и само­успо­ко­ен­ность — вот что губит нынеш­нюю рос­сий­скую науч­ную эли­ту.

1. Стра­ни­ца кон­кур­са моло­дых мате­ма­ти­ков 2011 года, про­во­ди­мо­го при под­держ­ке Фон­да Дмит­рия Зими­на «Дина­стия», см. www.mccme.ru/dfc

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

10 комментариев

  1. Хоро­шо, что Стас Смир­нов не рабо­та­ет на отмо­роз­ков, деля­щих нау­ку на свою и чужую.

  2. Утвер­жде­ние авто­ра, что яко­бы «Ака­де­мия про­сла­ви­лась в бреж­нев­ско-андро­пов­ские вре­ме­на почти еди­но­глас­ным пись­мом с осуж­де­ни­ем Саха­ро­ва», про­ти­во­ре­чит исто­ри­че­ским фак­там. На самом деле, ника­ко­го реше­ния и пись­ма от АН СССР не было. Было пись­мо 40 ака­де­ми­ков и еще пись­мо, под­пи­сан­ное 7 чле­на­ми СО АН СССР, а в АН СССР в 1973 г. было 244 чле­на и 449 член­ко­ров, т.е. уда­лось собрать менее 15 под­пи­сей дей­стви­тель­ных чле­нов АН СССР. Вто­рое пись­мо (про­тив при­суж­де­ния Ноб. пре­мии мира) было под­пи­са­но 72 «чле­на­ми АН СССР», но в спис­ке, на самом деле, сре­ди них встре­ча­ют­ся и член­ко­ры. Так что боль­шин­ство чле­нов АН СССР отка­за­лось в этом участ­во­вать. Поми­мо писем от чле­нов АН СССР были опуб­ли­ко­ва­ны пись­ма от чле­нов ВАСХНИЛ, АПН, Ака­де­мии худо­жеств, про­фес­со­ров Бау­ман­ско­го учи­ли­ща и т.п. Кро­ме того, АН СССР не исклю­чи­ла Саха­ро­ва из сво­их рядов ни в 1973 г., ни в 1980 г., когда он был отправ­лен в ссыл­ку.

  3. пози­ция что те кто уехал луч­шие а те кто остал­ся тут и тянул тут нау­ку и обра­зо­ва­ние- лохи выгля­дит амо­раль­но

    1. да весь сыр- бор при выбо­рах толь­ко из-за сти­пен­дий чле­нам РаН- небо­жи­те­лям на фоне нищих кол­лег

  4. автор каса­ет­ся сра­зу мно­го­го попро­бую тези­са­ми 1- тема уехав­ших уче­ных (уу) в послед­нее вре­мя явно педа­ли­ру­ет­ся воль­но, или неволь­но они срав­ни­ва­ют­ся с остав­ши­ми­ся уче­ны­ми (оу)звучащий тезис о том что уеха­ли луч­шие так же стра­нен и без­до­ва­за­те­лен как и вопли белой эми­гра­ции что они то и есть соль зем­ли рус­ской ну преимущества(уу)перед (оу) мяг­ко гово­ря недо­ка­зу­е­мы далее если по цити­ро­ва­нию то дан­ные это­го сай­та вовсе не пока­зы­ва­ют каких либо осо­бых плю­сов (уу)далее пози­ции этих (уу на запа­де обыч­но доволь­но скром­ны
    и потом пози­ция в рядо­вом зап ун-те не сопо­ста­ви­ма с пози­ци­ей в МГУ или лгУ если быть объ­ек­тив­ным как и сами эти рядо­вые ун-ты с МГУ или лгУ в целом дищь некий ком­плекс непол­но­цен­но­сти после рас­па­да СССР уси­ли­ва­ет эту мни­мую отста­лость
    и нако­нец суще­ству­ет­любвь к Оте­че­ству и рабо­та на Родине одно из ее прпо­яв­ле­ний не сто­ит опле­вы­вать и осме­и­вать и это

  5. Да лад­но. Надо про­сто пере­име­но­вать ее – в РА Уче­ных и Адми­ни­стра­то­ров Нау­ки – РАУАН, очень даже бла­го­звуч­но.

  6. 1. Спо­ры о сти­пен­ди­ях для ака­де­ми­ков про­дол­жа­ют­ся мно­гие годы. Не могу назвать дату, но запом­нил назва­ние ста­тьи в Лите­ра­тур­ной газе­те: «Если ака­де­мик будет колоть дро­ва, как ему пла­тить?»
    2. Аст­ро­фи­зик Шклов­ский в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях вспо­ми­на­ет при­езд в Моск­ву вице-пре­зи­ден­та Коро­лев­ско­го обще­ства. В раз­гар лета для встре­чи с ним собра­ли сме­шан­ную ауди­то­рию. Попал туда и моло­дой Шклов­ский.
    В чис­ле дру­гих гостю был задан вопрос, «Выгод­но ли быть чле­ном Обще­ства?» Слу­ша­те­ли узна­ли, что каж­дый член вно­сит еже­год­но 5 фун­тов (если не оши­ба­юсь сум­ма не изме­ни­лась со вре­мен Гука и Нью­то­на). Но чле­ны Обще­ства бес­сплат­но полу­ча­ют опре­де­лен­ные мате­ри­а­лы, издан­ные обще­ством. Их сред­няя сто­и­мость состав­ля­ет 7 фун­тов в год. «Так что, быть чле­ном Коро­лев­ско­го обще­ства выгод­но.»
    Такая вот англий­ская шут­ка и сего­дня непло­хо бы зву­ча­ла.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: