Наших детей обучают уголовники?

Я обещал друзьям описать свои впечатления от работы в избирательной комиссии. Впечатлений очень много, и они относятся к разным философским категориям. Наверное, сил хватит только на самое простое.

Я был членом ТИК с совещательным голосом, что дало возможность оценить масштабы происходящего в пределах 16 избирательных участков. Председатель ТИК — сильная, умная женщина с потрясающими организаторскими способностями. Ее бы таланты да в мирных целях. Ее основное занятие — строительство, при этом опыт организации выборов — 24 года; понятно, что никто из нас, дилетантов, не годится ей и в подметки.

1. Похоже, что основные фальсификации в день выборов могли быть трех типов:

а) карусель в разных проявлениях. Кроме широко описанных в Интернете (см. www.novayagazeta.ru/inquests/49943.htmL) происходило голосование по левым открепительным талонам, данные из которых потом переносились в книгу как касающиеся жителей района, а открепительные уничтожались. Эта процедура совершалась членами УИК. Наблюдателям объясняли, что эти люди — работники торговых центров;

б) массовый вброс бюллетеней после закрытия участка (после 20:00) самими членами комиссии. Наблюдатели при этом удалялись под любыми предлогами или блокировалась возможность наблюдения. Наблюдатели на участках считали людей, бравших бюллетени, и людей, опускавших бюллетени в урны. Пропорция была нормальной: например, на одном из участков было 830 взявших бюллетени, 810 опустивших бюллетени в урны. При подсчете голосов (после удаления наблюдателей участка) оказалось, что количество бюллетеней превысило 1600. Вбросить бюллетени без участия комиссии невозможно, так как должен производиться независимый подсчет проголосовавших по спискам;

в) переписывание голосов от одной партии к другой. Это происходило не на всех участках, чаще всего изменением одной цифры (количество сотен) или выставлением «с потолка» минимально разумной круглой цифры одной из партий.

2. На мой взгляд, эти фальсификации принципиально невозможны без участия (активного или пассивного) председателя комиссии. На каждом бюллетене стоит подпись председателя, лишние бюллетени должны храниться у него в сейфе, и получить их для вброса невозможно без ведома председателя комиссии.

3. По моей оценке, на всех участках данной ТИК были фальсификации: на 3 из 16 только карусель, на 5 — карусель+вброс от комиссии, на 8-9 — карусель+вброс+переписывание результатов. Некоторые случаи доказываются (в судах, воспринимающих доказательства), но простой пересчет голосов голосов невозможен, так как это позволит выявить только один из видов нарушений (неправильный подсчет). Технически проще (дешевле) организовать перевыборы без нарушений, чем пересчет результатов данных выборов.

4. При простом вычете влияния предполагаемых фальсификаций (факторы неопределенности — 1) реальная явка избирателей; 2) пропорции перераспределения голосов) лидирует КПРФ — 25-35 %, у ЕР получилось от 10 до 20 %, у «Яблока» — 20-25 %. Опять же скажу, что реальные цифры проще получить перевыборами, а не математическими процедурами.

Самое сильное личное впечатление: член ТИК от «Яблока» обнаружила фальсификацию внутри комиссии, но ей не позволили это зафиксировать 12 (или более) обычных учителей обычной школы. Все как один смотрели в глаза и, почти не напрягаясь, говорили, что это провокация и ей заплатили (вероятно, «западные агенты»). То же самое сказали и мне, когда я практически с боями сумел войти на этот участок. Директор школы, седовласая сухонькая женщина, чуть ли не матом выговаривала охраннику за то, что он меня впустил. Был абсолютный бедлам, но я успел поговорить с несколькими учителями. Каждый из них убедительно утверждал, что «ни в одном глазу». В тот момент я разрывался от сомнений, и мне очень хотелось верить этим учителям.

Сейчас мне очень стыдно за них. Я не знаю, что именно их заставило нарушать законы. Я, конечно, не прокуратура и не суд, но, на мой взгляд, принудительное удаление члена ТИК с участка относится к УК. Меня пугают масштабы участия учителей в этом «выборном процессе», обычных учителей, которые должны бы учить наших детей честности, принципиальности и другим немаловажным вещам. Боюсь, что развал среднего образования уже произошел, и вовсе не так, как мы предполагали. Учителя оказались слишком зависимы от управ и соцработников, через которых, скорее всего, и организовывались фальсификации.

Второе сильное впечатление — просмотр протоколов по району, в котором я живу. По тем же критериям, что применялись выше, во всем районе оказался 1 (один) участок без нарушений. Я посмотрел на ту школу, где учился, на одном из участков явка составила 100,0 %. Наши собственные Чечня и Мордовия вовсе не далеко, а прямо здесь, во дворе. Я знаю многих учителей в этой школе и считал ее приличной. К сожалению, я пока не смог найти списочного состава комиссии, мне хотелось бы не увидеть в ней тех фамилий, которые я знаю. Но после того, что пришлось увидеть 3-5 декабря, я уже ко многому готов.

Связь управ с системой ТИКов и УИ-Ков оказалась практически прямой. Еще в субботу, накануне выборов, я приехал регистрироваться в ТИК и выяснил, что председатель ТИК и все председатели УИКов находятся на совещании-тренинге у префекта. Оно длилось не менее 5 часов! Связь управ с ЕР оказалась не менее прочной. Оказывается, по управам была разнарядка на митинги ЕР 5 и 6 декабря — меньшая часть должна была идти 5-го, большая—6-го.

К теме поста: фальсификация выборов является уголовно-наказуемым деянием по статье 142 УК РФ (www. kadis.ru/kodeks.phtml?com=&kodeks= 20&paper=142.1). Комиссии в основном состояли из учителей (в пределах ТИК это были не директора, чаще — завучи). Фальсификации без участия комиссии (как минимум, ее председателя), в том числе карусели, практически невозможны и легко выявляются. Выводы делайте сами.

Павел Плечов

P.S. Я твердо убежден, что кризис власти можно преодолеть только честными повторными выборами, но существующая система не позволяет этого сделать. Проходящие в настоящее время суды (на районном и городском уровнях) не воспринимают аргументов и пользуются любой возможностью, чтобы прекратить дело. Даже в случае положительных решений судов результаты выборов на участках пересмотреть невозможно, их можно только отменить.

Напрашивается предложение о референдуме по поводу перевыборов (нужно собрать 2 миллиона подписей, после чего президент может назначить дату). Однако текущая редакция «Закона о Референдуме РФ» запрещает проводить референдумы во время избирательных кампаний, в последний год работы президента и выносить на всенародное обсуждение вопросы, связанные с досрочным прекращением работы Государственной Думы и «об избрании, о назначении на должность, досрочном прекращении, приостановлении или продлении полномочий лиц замещающих государственные должности Российской Федерации». Наша власть подстраховалась со всех сторон.

Получается, что свою волю народу остается выражать только на митингах? Видимо, так. После митинга, с высоких трибун начинают рассказывать кем являются участники митинга — хипстерами, маргиналами, «сексуальными меньшинствами», «агентами запада» и т.д. Как-то очень грустно становится от всего этого.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: