Как сохранить гуманитарную науку?

На одной из науч­ных кон­фе­рен­ций, про­хо­див­шей на Ура­ле, ко мне подо­шел сотруд­ник мест­но­го уни­вер­си­те­та, уче­ный-фило­лог, и попро­сил рас­ска­зать о Фон­де фун­да­мен­таль­ных линг­ви­сти­че­ских иссле­до­ва­ний (Фон­де ФЛИ). Одним из вопро­сов, кото­рые мы обсу­ди­ли, был, конеч­но же, вопрос финан­си­ро­ва­ния, и после того, как я отве­тил, что наш фонд под­дер­жи­ва­ет­ся част­ны­ми инве­сти­ци­я­ми, мой собе­сед­ник был искренне удив­лен: «Как, раз­ве могут быть част­ные инве­сто­ры, финан­си­ру­ю­щие не неф­те­га­зо­вые раз­ра­бот­ки, не нано­тех­но­ло­гии и гео­ло­го­раз­ве­доч­ные рабо­ты, а язы­ко­зна­ние?» Этот вопрос поста­вил меня по-насто­я­ще­му в тупик.

Как извест­но, струк­ту­ра рос­сий­ской нау­ки в ее нынеш­нем виде созда­ва­лась в эпо­ху, когда она была фак­ти­че­ски изо­ли­ро­ва­на от миро­во­го науч­но­го сооб­ще­ства и долж­на была варить­ся в кот­ле с плот­но закры­той крыш­кой. Она суще­ство­ва­ла как бы сама для себя, и послед­ствия этой систе­мы мы пере­жи­ва­ем до сих пор. В сего­дняш­них усло­ви­ях Ака­де­мия наук и управ­ля­е­мые ею ака­де­ми­че­ские инсти­ту­ты про­дол­жа­ют оста­вать­ся основ­ны­ми «стол­па­ми», на кото­рых дер­жат­ся науч­ные дис­ци­пли­ны в Рос­сии. В усло­ви­ях же рез­ко­го паде­ния уров­ня госу­дар­ствен­но­го финан­си­ро­ва­ния инсти­ту­ты ока­за­лись за гра­нью выжи­ва­ния: сего­дня они не могут обес­пе­чить сво­им сотруд­ни­кам — круп­ней­шим уче­ным, под­час с миро­вы­ми име­на­ми — ни при­лич­ных дохо­дов, ни адек­ват­ных рабо­чих мест, ни даже досту­па к дости­же­ни­ям миро­вой науч­ной мыс­ли — коман­ди­ро­вок, элек­трон­ных биб­лио­тек, уча­стия в сов­мест­ных меж­ду­на­род­ных про­ек­тах. Неред­ко уче­ный вынуж­ден само­сто­я­тель­но про­би­вать себе доро­гу, не чув­ствуя за собой мощ­ной инсти­ту­ци­о­наль­ной под­держ­ки, кото­рой обла­да­ют наши запад­ные кол­ле­ги.

Вто­рым под­пи­ра­ю­щим «стол­пом» суще­ству­ю­щей систе­мы ста­ли госу­дар­ствен­ные фон­ды (РГНФ и РФФИ), создан­ные для того, что­бы несколь­ко смяг­чить паде­ние уров­ня бюд­жет­но­го финан­си­ро­ва­ния ака­де­ми­че­ских учре­жде­ний. Одна­ко они, как гово­рят мно­гие мои кол­ле­ги, име­ют тот же недо­ста­ток — боль­шое коли­че­ство бюро­кра­ти­че­ских про­во­ло­чек, застав­ля­ю­щих уче­ных сут­ка­ми тра­тить вре­мя за запол­не­ни­ем форм, сбо­ром кас­со­вых чеков и под­сче­том авто­бус­ных биле­тов.

Из-за отсут­ствия систем­но­го госу­дар­ствен­но­го под­хо­да гос­фон­ды, в кото­рых рабо­та­ют под­час весь­ма ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные уче­ные и управ­лен­цы, вынуж­де­ны рас­пы­лять свою под­держ­ку по десят­кам направ­ле­ний и сот­ням про­ек­тов. Кро­ме того, в послед­ние годы в свя­зи с финан­со­вым кри­зи­сом финан­си­ро­ва­ние гума­ни­тар­ных фон­дов посто­ян­но сни­жа­ет­ся, и раз­го­во­ры об их ско­ром закры­тии не пре­кра­ща­ют­ся.

В этих усло­ви­ях зна­че­ние част­ных фон­дов, спо­соб­ных под­дер­жать рос­сий­скую гума­ни­тар­ную нау­ку, будет неиз­беж­но рас­ти. В 2009 г. Фонд ФЛИ стал пер­вым в стране него­су­дар­ствен­ным фон­дом, создан­ным спе­ци­аль­но в целях под­держ­ки рос­сий­ско­го язы­ко­зна­ния. Фонд создан и управ­ля­ет­ся сами­ми уче­ны­ми, что дела­ет его тем более необыч­ным. Мето­ди­ка нашей рабо­ты мак­си­маль­но упро­ще­на: запол­не­ние заяв­ки на сай­те Фон­да тре­бу­ет от 4 до 11 минут, не тре­бу­ет­ся запол­нять ника­ких бумаж­ных доку­мен­тов, а глав­ной фор­мой отчет­но­сти явля­ет­ся не авто­бус­ный билет, а науч­ный резуль­тат про­ек­та. Все реше­ния при­ни­ма­ют­ся голо­со­ва­ни­ем чле­нов Попе­чи­тель­ско­го сове­та, кото­рый состав­ля­ют семь круп­ней­ших оте­че­ствен­ных линг­ви­стов, пред­став­ля­ю­щих раз­лич­ные шко­лы и направ­ле­ния и сов­мест­но выно­ся­щих более или менее объ­ек­тив­ное суж­де­ние о про­ек­тах, кото­рые рас­смат­ри­ва­ют­ся.

При таком меха­низ­ме жиз­не­де­я­тель­но­сти бюро­кра­тизм пол­но­стью исклю­чен, и, воз­мож­но, поэто­му в про­шлом году на кон­кур­се мы полу­чи­ли боль­ше 300 заявок из всех реги­о­нов Рос­сии на финан­си­ро­ва­ние самых раз­лич­ных про­ек­тов— впе­чат­ля­ю­щее чис­ло, если учесть, что кон­курс этот был пер­вым.

К нашим уси­ли­ям мож­но доба­вить дея­тель­ность ряда дру­гих част­ных фон­дов, вкла­ды­ва­ю­щих­ся сего­дня в отдель­ные науч­ные про­ек­ты по раз­лич­ным отрас­лям гума­ни­тар­но­го зна­ния. Эта под­держ­ка идет при­мер­но по тем же направ­ле­ни­ям, по кото­рым рабо­та­ем мы: изда­ние науч­ных моно­гра­фий или сбор­ни­ков работ, предо­став­ле­ние имен­ных сти­пен­дий, финан­си­ро­ва­ние поле­вых экс­пе­ди­ций, крат­ко­сроч­ных иссле­до­ва­тель­ских про­ек­тов. Объ­ем средств, выде­ля­е­мых част­ны­ми фон­да­ми, будет рас­ти и далее.

Одна­ко это­го недо­ста­точ­но.

«От нашей гума­ни­тар­ной нау­ки оста­лись одни раз­ва­ли­ны» — этот диа­гноз поста­вил недав­но один из круп­ней­ших рос­сий­ских уче­ных, линг­вист, фило­лог и лите­ра­тор, ака­де­мик Вяче­слав Ива­нов. С этим рез­ким выво­дом мож­но согла­шать­ся или спо­рить, но оче­вид­но одно: рос­сий­ская нау­ка всё боль­ше отста­ет сего­дня от нау­ки миро­вой. Обла­дая круп­ней­шим науч­ным потен­ци­а­лом и целой когор­той выда­ю­щих­ся уче­ных, мно­же­ством круп­ных школ и направ­ле­ний, сыг­рав­ших важ­ней­шую роль в нау­ке XIX-XX веков, рос­сий­ская гума­ни­тар­ная нау­ка сего­дня чаще все­го не слыш­на за рубе­жом. Это хоро­шо замет­но, когда при­сут­ству­ешь на меж­ду­на­род­ных кон­фе­рен­ци­ях по линг­ви­сти­ке или фило­ло­гии, где в спис­ках участ­ни­ков прак­ти­че­ски не сыщешь имен из Рос­сии. Это вид­но и по рабо­там зару­беж­ных уче­ных, в биб­лио­гра­фи­че­ских спис­ках кото­рых отсут­ству­ют ссыл­ки на пере­до­вые рос­сий­ские иссле­до­ва­ния. Индек­сы цити­ру­е­мо­сти пока­зы­ва­ют, что кни­ги и пери­о­ди­че­ские науч­ные изда­ния, пуб­ли­ку­е­мые в Рос­сии, миро­вой нау­ке в мас­се сво­ей не извест­ны.

Если эта ситу­а­ция не будет в корне изме­не­на, раз­рыв меж­ду так назы­ва­е­мым «мэйн­стри­мом» миро­вой нау­ки, т.е. веду­щи­ми направ­ле­ни­я­ми гума­ни­тар­ных иссле­до­ва­ний в мире, и рос­сий­ской нау­кой будет неуклон­но рас­ти. В то же вре­мя на пре­одо­ле­ние это­го раз­ры­ва госу­дар­ствен­ная ака­де­ми­че­ская систе­ма сего­дня, к сожа­ле­нию, не спо­соб­на — по уже ука­зан­ным и мно­гим дру­гим при­чи­нам. Эту зада­чу долж­ны взять на себя него­су­дар­ствен­ные инсти­ту­ты.

Фон­ды, функ­ци­о­ни­ру­ю­щие сего­дня в рос­сий­ской нау­ке, выпол­ня­ют две зада­чи. Они акку­му­ли­ру­ют денеж­ные сред­ства и обес­пе­чи­ва­ют экс­перт­ную оцен­ку спон­си­ру­е­мых науч­ных про­ек­тов. Одна­ко при всей высо­кой ква­ли­фи­ка­ции экс­пер­ти­зы про­ек­ты эти в основ­ном точеч­ные и крат­ко­сроч­ные, они не могут и не смо­гут сфор­ми­ро­вать стра­те­ги­че­ских направ­ле­ний, по кото­рым мог­ли бы раз­ви­вать­ся рос­сий­ские гума­ни­тар­ные иссле­до­ва­ния, и тем более не смо­гут обес­пе­чить этим иссле­до­ва­ни­ям пол­но­вес­но­го «голо­са» в миро­вой нау­ке. Так про­ис­хо­дит пото­му, что в самой при­ро­де сего­дняш­них фон­дов не зало­жен ряд дру­гих задач науч­ной дея­тель­но­сти. Цепоч­ка, состав­ля­ю­щая пол­ный цикл этой дея­тель­но­сти, будет выгля­деть сле­ду­ю­щим обра­зом:

1) фонд (фанд­рай­зинг, экс­перт­ный отбор про­ек­тов и их финан­со­вое и мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ское обес­пе­че­ние);

2) иссле­до­ва­тель­ский центр (науч­ная рабо­та оте­че­ствен­ных и меж­ду­на­род­ных команд уче­ных по опре­де­лен­ным средне-и дол­го­сроч­ным направ­ле­ни­ям);

3) изда­тель­ский центр (про­дви­же­ние про­дук­тов иссле­до­ва­ний в рос­сий­ское и миро­вое науч­ное сооб­ще­ство в виде изда­ния и эффек­тив­но­го рас­про­стра­не­ния книг, жур­на­лов, бюл­ле­те­ней и дру­гой печат­ной и элек­трон­ной про­дук­ции).

Такая струк­ту­ра, объ­еди­нен­ная общим руко­вод­ством, спо­соб­на в корот­кие сро­ки суще­ствен­но повы­сить уро­вень эффек­тив­но­сти рос­сий­ской гума­ни­тар­ной нау­ки.

Во-пер­вых, в отли­чие от бюд­жет­ных денег, част­ные сред­ства все­гда луч­ше учи­ты­ва­ют­ся, что поз­во­лит повы­сить каче­ство управ­ле­ния финан­са­ми. Во-вто­рых, иссле­до­ва­тель­ский центр, состо­я­щий из команд веду­щих уче­ных, заин­те­ре­со­ван преж­де все­го в резуль­та­те, так что рабо­тать там смо­гут лишь те, кто реаль­но рабо­та­ет, — в отли­чие от ака­де­ми­че­ских инсти­ту­тов, где соци­аль­ное бре­мя еще дол­гие годы будет пере­ве­ши­вать науч­ную состав­ля­ю­щую. И в-тре­тьих, част­ные сред­ства поз­во­лят эффек­тив­но обес­пе­чи­вать доступ рос­сий­ских уче­ных к миро­вым науч­ным ресур­сам, вклю­чая и биб­лио­те­ки, и кон­фе­рен­ции, и науч­ный обмен, и, нако­нец, созда­ние под­лин­но меж­ду­на­род­ных про­ект­ных кол­лек­ти­вов.

Опыт меж­ду­на­род­ных ини­ци­а­тив тако­го рода хоро­шо изве­стен и впе­чат­ля­ет сво­и­ми резуль­та­та­ми. Такие гума­ни­тар­ные част­ные цен­тры, как инсти­ту­ты Обще­ства им. Мак­са План­ка в Евро­пе или Инсти­тут Сан­та-Фе в США,— сего­дня при­знан­ные лиде­ры в сво­их направ­ле­ни­ях гума­ни­тар­ных иссле­до­ва­ний, и их авто­ри­тет высок настоль­ко, что, к при­ме­ру, уче­ные-линг­ви­сты, рабо­та­ю­щие в пре­стиж­ных инсти­ту­тах Пари­жа, Кёль­на, Лей­де­на, меч­та­ют попасть в Лейп­циг, в один из про­ек­тов инсти­ту­та Обще­ства им. Мак­са План­ка. Будут ли они когда-нибудь стре­мить­ся рабо­тать в Москве, как это было в сере­дине XVIII, в нача­ле XX века?

Осо­бое вни­ма­ние долж­но быть уде­ле­но вопро­сам созда­ния в Рос­сии хотя бы одно­го гума­ни­тар­но­го науч­но­го изда­тель­ства миро­во­го уров­ня. Эта зада­ча тре­бу­ет не толь­ко и не столь­ко финан­со­вых инве­сти­ций. Речь идет о том, что­бы ради­каль­но повы­сить каче­ство науч­ных пуб­ли­ка­ций в Рос­сии — от экс­перт­но­го отбо­ра при­ни­ма­е­мых к печа­ти руко­пи­сей до тща­тель­ной их редак­ту­ры и кор­рек­ту­ры.

Для отбо­ра и экс­пер­ти­зы каче­ствен­ных работ изда­тель­ская поли­ти­ка долж­на фор­ми­ро­вать­ся не толь­ко ком­мер­сан­та­ми, но преж­де все­го Науч­ным сове­том изда­тель­ства, состо­я­щим из самих уче­ных, а сле­до­ва­тель­но, такое изда­тель­ство долж­но рабо­тать в тес­ной связ­ке и с фон­дом, и с цен­тром иссле­до­ва­ний. Дру­гой состав­ля­ю­щей осо­бой важ­но­сти явля­ет­ся систе­ма рас­про­стра­не­ния: рус­ско­языч­ный чита­тель дол­жен иметь воз­мож­ность про­смот­реть или купить печат­ную или элек­трон­ную вер­сию кни­ги из любой точ­ки зем­но­го шара.

Пуб­ли­ка­ция и рас­про­стра­не­ние пери­о­ди­че­ских изда­ний, содер­жа­щих послед­ние дости­же­ния оте­че­ствен­ной гума­ни­тар­ной нау­ки, поз­во­лит суще­ствен­но повы­сить уро­вень узна­ва­е­мо­сти — а сле­до­ва­тель­но, и цити­ру­е­мо­сти наших уче­ных за рубе­жом. Нашим фило­ло­гам, исто­ри­кам, фило­со­фам, линг­ви­стам и этно­гра­фам есть о чем рас­ска­зать— всё дело в кана­лах рас­про­стра­не­ния этих мыс­лей. Так, по основ­ным науч­ным цен­трам Евро­пы из несколь­ких десят­ков линг­ви­сти­че­ских жур­на­лов, изда­ва­е­мых в нашей стране, рас­про­стра­ня­ет­ся не более двух-трех.

Убеж­ден, что появ­ле­ние част­ных инсти­ту­тов, подоб­ных тому, что я опи­сал, неиз­беж­но. Без­услов­но, с уче­том кон­сер­ва­тив­но­сти науч­но­го сооб­ще­ства пона­до­бят­ся годы, а быть может, и деся­ти­ле­тия для того, что­бы иссле­до­ва­тель­ские инсти­ту­ты, брэн­ды изда­тельств, жур­на­лы, появив­ши­е­ся в Рос­сии, заво­е­ва­ли себе проч­ную репу­та­цию в мире гума­ни­тар­ной нау­ки. Но это лишь зна­чит, что начи­нать такую рабо­ту нам с вами нуж­но уже сего­дня.

Кирилл Баба­ев,
испол­ни­тель­ный дирек­тор Фон­да ФЛИ

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
4 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
тот же Анонимvlad1950Sarcasia Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Sarcasia
Sarcasia

Это пре­крас­но, но хоте­лось бы подроб­но­стей. По опы­ту мне извест­но, что суще­ству­ют две основ­ные про­бле­мы, рез­ко огра­ни­чи­ва­ю­щие воз­мож­ность полу­че­ния гран­тов неза­ви­си­мо от каче­ства рабо­ты: а) тема­ти­че­ские пред­по­чте­ния финан­си­ру­ю­щей сто­ро­ны (напри­мер, мод­но финан­си­ро­вать иссле­до­ва­ния совре­мен­ных язы­ков и тек­стов, а меди­е­ви­сти­ку не мод­но); б) ста­тус тру­до­вой книж­ки. У неко­то­рых учё­ных по раз­ным при­чи­нам науч­ная дея­тель­ность, де-факто основ­ная, де-юре про­те­ка­ет по сов­ме­сти­тель­ству (так как тру­до­вая книж­ка лежит чёрт-те-где – ибо штат­ных ста­вок не хва­та­ет, вузы очень неохот­но берут моло­дых спе­ци­а­ли­стов в штат, а для того, что­бы иметь пра­во на сов­ме­сти­тель­ство, по нашим зако­нам всё ещё нуж­на основ­ная рабо­та). А неко­то­рые фон­ды тре­бу­ют в анке­те ука­зы­вать «основ­ное место рабо­ты»! Ну и как… Подробнее »

vlad1950
vlad1950

а что гума­ни­тар­ная нау­ка суще­ству­ет нынеш­ний режим создан экол­но­ми­ста­ми- под себя и они вовсе не бед­ству­ют несмот­ря на ничтож­ность их тру­дов

vlad1950
vlad1950

Абал­ки­ны Пет­ра­ко­вы раз­ва­ли­вав­шие эко­но­ми­ку ССсР ста­ли при новом строе вполне успеш­ны­ми оли­гар­ха­ми

vlad1950
vlad1950

уро­вень т н гум наук луч­ше все­го выра­жа­ет мусор­ный уро­вент пуб­ли­ка­ций в этой обла­сти- бла-бла- бла

тот же Аноним
тот же Аноним

«Гума­ни­тар­ная нау­ка» – это какой-то зага­доч­ный окси­мо­рон, типа «сфе­ри­че­ско­го коня в ваку­у­ме».

Тогда уж и аст­ро­ло­гию в нау­ки сто­ит запи­сать – она тоже науч­ный метод не поль­зу­ет :-)

P.S. Нет, что­бы напи­сать как в сред­ние века спо­кой­но «бого­слов­ские дис­ци­пли­ны» – нет же, всё норо­вят «в хвост» к есте­ствен­ным нау­кам при­стро­ить­ся :-)

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: