Ногинский городской суд: плагиат можно называть плагиатом

Суд отказал Ольге Николаевне Кажевой в удовлетворении иска к профессору Любовской и редакции газеты «Троицкий вариант». Мотивировочная часть решения еще не готова, но по отдельным репликам и вопросам судьи Поповой можно догадаться, что она согласилась с главным доводом стороны ответчика: профессор Любовская выражала собственное мнение, на что имела полное право. На заседании 10 ноября существенно новых доводов выдвинуто не было. Второй адвокат Кажевой Елена Степкова, войдя в дело, не внесла ничего нового: так же, как и первый адвокат Константин Колесников, она упирала на отсутствие документов, регламентирующих возможные объемы списывания и оформление списанного материала. Смех в зале вызвал вопрос «Скажите, каким документом регламентируется перефразирование?», заданный Степковой свидетелю, члену-корреспонденту РАН Георгию Борисовичу Манелису, в течение 30 лет занимавшему должность председателя второго диссертационного совета ИПФХ РАН.Сторона ответчика израсходовала вовсе не все свои аргументы: цель была выиграть процесс, а не превратить его в публичное осмеяние истицы. Впрочем, как в известном анекдоте про похороны преферансиста, «и так хорошо получилось». Адвокаты истицы сами великолепно справились с этой задачей: они раз за разом задавали одни и те же вопросы, неизменно получая убийственные для их доверительницы ответы. Так, в ответ на вопрос, какой объем списывания можно назвать плагиатом, профессор Манелис рассказал историю про серьезные неприятности у соискателя кандидатской степени, переписавшего всего четыре страницы (напомню: у несостоявшегося доктора наук Кажевой переписано 60). В ответе на то, что «в обзоре же должен приводиться материал из других работ», он подробно объяснил, что такое аналитический обзор в диссертации и почему дословное воспроизведение чужого текста, даже очень хорошего, таковым не является. Отвечая, не достаточно ли упоминания источника (пресловутая «ссылка 7»), чтобы нельзя было говорить о плагиате, он высказал предположение, что «орфографическая ошибка» Кажевой (так было объяснено в исковом заявлении отсутствие кавычек) вызвана не столько забывчивостью, сколько желанием избежать анекдотической ситуации, когда в кавычки берутся целые страницы и разделы текста. А самый громкий смех раздался, когда адвокат Колесников спросил, сколько времени требуется на установление плагиата. Профессор Манелис ответил: «Пять минут: кладете рядом два текста и сравниваете».

В зале суда

И всё же, несмотря на положительное решение суда, не получается обрадоваться торжеству правды. Остается очень странной позиция иркутских соавторов Кажевой, которые так никогда и не дали открытой оценки этой истории. Притом, что обсуждение этой защиты на популярном химическом форуме Chemport под заголовком «Бывает же несправедливость», судя по всему, открыто кем-то из них: в первом посте было сказано о том, что Кажева пытается выдать за свои результаты иркутских синтетиков. Более объяснимо, но не более оправданно молчание научного консультанта Кажевой проф. Дьяченко: он не мог не знать обзора Трофимова и Гусаровой, и тогда приходится предположить, что он то ли не читал диссертации, то ли счел приемлемым тотальное списывание.

В скандальной истории с плагиатом потонула на самом деле существенная проблема: по каким критериям следует оценивать научную работу «человека у прибора». У этой проблемы масса аспектов: от того, что действительно может случиться так, что необходимый труд, без которого не состоялись бы многие проекты, не может быть формально оценен, до ситуаций, к сожалению многочисленных, когда административно сильная группа, заполучившая в монопольное владение какую-то чудесную машинку, начинает диктовать условия всем, кому эта машинка нужна для работы.

Р.Н. Любовская и её адвокат Роман Малков

Мнения присутствующих на процессе о том, что случится дальше, разделились. Пессимисты готовятся к апелляции. Другие пессимисты предсказывают тихую защиту в совете какого-нибудь далекого города: формально этому ничто не препятствует. Судя по поведению Кажевой, она так и не поняла, что списывать нехорошо и что следует очень осторожно обходиться с чужими результатами. И потому третьи пессимисты говорят, что это лишь первая ласточка и что уже выросло целое поколение молодых ученых, иногда вполне компетентных, но с полностью отсутствующими представлениями о том, что можно и чего нельзя.

Post scriptum: О.Н. Кажева подала кассационную жалобу. Продолжение — в Московском областном суде.

М.Г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: