Требуется ли здравый смысл для законов о науке?

Я всегда полагал, что одна из бед нашей научной и околонаучной бюрократии — это ее медлительность в реакции на требования времени. Признаюсь, я был не прав. В отдельных случаях в частности в ситуации связанной с реализацией проектов РФФИ, изменения происходят буквально на глазах. И даже ученые, имевшие еще недавно опыт руководства грантами РФФИ, оказываются введенными этими изменениями в полное изумление.

Рис. И. Кийко
Согласно положениям РФФИ, участниками одного проекта могут быть сотрудники разных организаций, и не только академических. Вообще говоря, такого рода горизонтальные связи исходно даже поддерживались и считались полезными для развития науки. Естественно, нашему заботливому государству всегда было далеко не безразлично, где работает данный участник проекта — в академическим институте, А или в Б. Всегда было крайне затруднительно оплатить командировку участника проекта из другой организации. И, конечно, если данный участник проекта работал не в том же институте, через которое проходит финансирование проекта (как правило, это институт, где работает руководитель проекта), то выплата такому участнику денег всегда была должным образом осложнена. В этом случае изменялись коэффициенты разных отчислений, возникала необходимость сбора кучи дополнительных бумаг и соглашений, и обычно требовалась личная встреча участника проекта и вечно занятых сотрудников бухгалтерии и планового отдела института. Тем не менее, такая выплата оставалась в принципе возможной.

Придя на днях в свой родной плановый отдел и бухгалтерию, я узнал, что ситуация изменилась и теперь такая выплата невозможна. В связи с упрощением делопроизводства и усовершенствованием правил финансовой отчетности выплаты теперь возможны только штатным сотрудникам данного института. То есть оплатить легально труд других участников проекта РФФИ я как руководитель проекта возможности не имею. В связи с этим у меня как у законопослушного гражданина возникает ряд вопросов юридического характера. В том случае, если я ничего не выплачиваю участнику проекта РФФИ из соседней академической организации, не подпадаю ли я под законоположение о неэкономическом принуждении к труду? А если я выплачиваю ему из выписанных на себя денег, не подпадаю ли я под положение о незаконном предпринимательстве? Действительно, чем эта ситуация юридически отличается от многократно показанных по телевизору случаев заталкивания в автозак предпринимателей— нарушителей закона, нелегально использовавших труд киргизов, узбеков или даже граждан РФ? Какого размера штраф или даже, возможно, срок, полагается мне в первом и во втором случаях в рамках нашего мудрого законодательства? Может ли мне помочь явка с повинной в прокуратуру, или лучше надеяться, что у правоохранительных органов не дойдут руки до моего (относительно, конечно, мелкого) правонарушения?

Ну да ладно с сотрудниками других институтов. Мы все, старые научные работники, в конце концов знали, на что шли. Государством приветствуется научная работа бесплатная, из чистой любви к науке. Лидер страны Владимир Путин не напрасно ставил всем нам в пример бессеребреника Перельмана. Обидно, однако, что в связи с совершенствованием системы финансовой отчетности оказалось, что я не могу заплатить также и своим аспирантам, работающим по данному проекту. Даже тому из них, кто является аспирантом этого же института. Действительно, так уж получилось, что ни один из моих аспирантов не состоял и не состоит в штате института. Почему-то руководство институтов не жаждет перевести кого-либо из старых заслуженных сотрудников на полставки или выгнать на заслуженный отдых и вместо известного специалиста взять необученного молодого человека. Конечно, среди сотрудников института много пожилых, и случается даже, что сотрудник умирает, но столь удачное стечение обстоятельств ни разу не попадало на то время, когда я просил за своих аспирантов. Так уж неудачно получалось. Конечно, грех жаловаться, государство и так проявляет об аспирантах Академии отеческую заботу. Недавно, например, резко повысили им размер стипендии, и теперь вместо 1500 руб. в месяц они получают целых 2500. Но ведь молодые люди теперь все помешаны на деньгах, они утверждают, что им надо ежедневно питаться и еще оплачивать проживание (академических аспирантских общежитий в Москве, естественно, не хватает, и всем, кто хотел бы, их государство предоставить не в состоянии)…

Я так прикинул, на все это 1500 и даже 2500 руб. в месяц, действительно, может не хватить, особенно в связи со склонностью молодежи к необязательным тратам и житейским удовольствиям. Говорят ведь, даже Ломоносов, будучи на учебе в Германии, бывал замечен в том, что пропивал выданные ему на учебу государевы деньги и неоднократно был вынужден просить в долг. Каюсь, не исключаю, что, несмотря на общее улучшение нравов в нашем Отечестве под влиянием личного благотворного примера и отеческих указаний руководителей Партии и Правительства, кое-какие из прежних пороков молодости встречаются и у моих аспирантов.

Тем более обидно, что в этой непростой ситуации я как руководитель гранта ни копейки не могу легально заплатить своему аспиранту. Конечно, я могу взять деньги как бы на себя и выплатить их ему подпольно (или смалодушествовать и сэкономить). Но опять-таки, в случае такой выплаты не окажусь ли я в двусмысленной ситуации с правовой точки зрения? С другой стороны, если я ему ничего не заплачу, то всё относительно хорошо. Мы полностью остаемся в правовом поле. В конце концов заботу об аспиранте берет на себя государство, ежемесячно выплачивая ему положенную по закону стипендию.

Я глубоко извиняюсь, если моими мелкими и ничтожными жалобами мог случайно отвлечь кого-либо из государственных мужей от их ответственных размышлений о путях развития наук и всяческого иного благолепия в нашем Отечестве. Я недавно читал, что по объему государственных инвестиций в инновации и науку Российская Федерация находится на одном из первых мест в мире (не то на 4-м, не то на 7-м). Естественно, при таком щедром государственном финансировании инноваций даже странно думать, что науке может не хватать денег. И, конечно же, все изменения законоположений сугубо благотворны и направлены к вящему расцвету инноваций и всяческих полезных наук и искусств в нашем любезном Отечестве.

Не исключено, конечно, что невозможность рационального и легального использования денег по грантам связана и не с государственной политикой, а с нежеланием отдельных сотрудников администрации институтов работать с этими докучливыми грантодержателями; правда, что все так сразу, — сомнительно.

Михаил Родкин,
докт. физ.-мат. наук,
руководитель проекта РФФИ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Андрей Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Андрей
Андрей

Как сказал наш мудрый Президент Д.А. Медведев, к счастью в России законы придумывают несколько идиотов, а думают как их обойти тысячи неглупых людей.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: