Чтоб видеть мир…

To see a World in a Grain of Sand
And a Heaven in a Wild Flower,
Hold Infinity in the palm of your hand
And Eternity in an hour.

Эти строки английского поэта Уильяма Блэйка (W. Blake, 1757−1827) в оригинале или в переводе Маршака:

В одном мгновенье видеть вечность,
Огромный мир — в зерне песка,
В единой горсти — бесконечность
И небо — в чашечке цветка

известны, наверное, многим. Для работников науки подобные слова особенно значимы, поскольку в них выражен один из основных принципов исследовательского отношения ко всем проявлениям бытия. Не случайно поэтому с этими поэтическими строками можно встретиться, например, и в журнале Scientific American от 14 мая 2008 г., и в представленном 18 апреля 2010 г. в Интернете плане-конспекте урока «Строение вещества. Молекулы» в 7 классе учителем физики Ириной Петровной Беркалиевой из Саратова.

Между тем некоторые работники РАН, причастные к профсоюзу работников РАН, в том числе и из Саратова, порой ведут себя так, как если бы им совсем неведомо то, о чем поведал Блэйк еще в позапрошлом веке. Мне уже приходилось неоднократно обращать внимание читателей ТрВ-Наука («Мы, работники РАН…» от 9 августа и «Об Ассоциациях, ПР РАН и пр.» от 27 сентября 2011 г.) и «Научного сообщества» («На развилке» в № 7 и «Упущенные возможности» в № 8−9, 2011 г.) на определенные недостатки и несуразности в том восприятии действительности, которое нередко демонстрируют некоторые члены и представители ПР РАН, не замечающие, например, очевидной взаимосвязи между проблемами, существующими в ПР РАН, РАН и стране в целом. В очередной раз напоминание об этом «множестве взаимосвязанных проблем» было сделано на митинге 13 октября («О митингах, СМИ и власти» — ТрВ-Наука от 25 октября 2011 г.), но жизнь, как говорится, продолжается.

«Полный, абсолютный бардак»

Характерно, что при описании состояния нашего бытия на разных его уровнях и разными людьми сейчас уже звучат почти одинаковые слова. В статье «Об Ассоциациях, ПР РАН и пр.», например, один из разделов озаглавлен «Привыкание к бардаку», а три недели спустя, 19 октября, Д.А. Медведев встретился с представителями Общественного комитета сторонников и произнес, среди прочего, следующие слова (выделено мною): «…Я сейчас не хочу никого ругать, знаю, насколько загружены наши министры, и нынешние, и будущие будут очень загружены, но вы знаете, это полный бардак. Полный, абсолютный бардак. Руководители регионов звонят, губернаторы, а у министров или у руководителей ведомств не хватает даже сил им отзвонить, даже не самим, а хотя бы заместителю сказать: „Чего тебе там надо было, Иван Иванович, когда ты звонил?“ Это означает, что порваны все коммуникации, даже властные коммуникации, я сейчас не говорю про коммуникации между обычными гражданами и министрами, властных коммуникаций нет.

Поэтому в будущем Правительстве необходимо создать не только коммуникации с обычными гражданами, с представителями общественных организаций, союзов, но и, пардон, просто восстановить нормальное общение между различными структурами…»

В качестве одного из примеров этого полного, абсолютного бардака в верхнем эшелоне руководства ПР РАН можно привести уже неоднократно упомянутую («Мы, работники РАН…», «На развилке» и др. статьи в ТрВ-Наука и НС) историю со стенограммой IV Съезда (200б г.). Почему до сих пор в открытом доступе нет этой стенограммы? Почему до сих пор нет надлежащего ответа от бывшего президента ПР РАН, а ныне зам. председателя ПР РАН Т.Л. Росляковой на адресованное ей 03.07.2007 г., т. е. более четырех лет назад, письменное обращение от МРО ПР РАН с просьбой предоставить в распоряжение московской организации в бумажном и/или электронном виде стенограмму IV Съезда? Нет ответа…

Защитники бардака

Не менее характерно и то, что у этого бардака есть разного рода защитники — в противном случае с ним можно было покончить гораздо раньше. По поводу моей статьи в ТрВ-Наука «Мы, работники РАН…» в редакцию НС пришло письмо от М.П. Корчагиной (председатель Карельской организации ПР РАН с 1994 по 2007 г.), где есть такие слова (№ 10 НС 2011 г.): «Тов. Самохин, вы ведь живете в Москве, а не на Дальнем Востоке и не в Якутии. За 5 лет не могли потребовать опубликовать эту стенограмму? И потом, разве Вам не ясна разница между руководящим и исполнительным органом? Известно, рыба гниет с головы. А где был Совет? Почему молчал?»

Вопрос, почему молчал Совет (и его председатель В.Ф.Вдовин), очень даже уместен, и ответ на него должен быть получен. Но остается открытым вопрос, почему молчит Т.Л.Рослякова. Молчит, как та самая рыба, которая гниет с головы. И почему об этом молчании молчит сама М.П.Корчагина?

Ответ на последний вопрос очевиден из заключительного абзаца ее письма: «Считаю, что статья Самохина о прошедшем съезде и работе руководящих органов, а также нападки других авторов на Т.Л. Рослякову наносят непоправимый вред Профсоюзу работников РАН, более того, способствуют его разрушению. В наше время профсоюзная работа не является престижной, не всегда и не везде оплачивается достойно. Чаще всего люди работают на голом энтузиазме! А тут еще подметные статьи их бичуют. Это наносит ущерб работникам профсоюза, освобожденным от основной работы. Куда смотрит председатель комиссии по этике Т.Н. Тур? А на месте Т.Л. Росляковой я бы подала иск в суд по статье „О защите чести и достоинства“ и потребовала возмещения морального вреда в размере поездки во Францию вместе с „группой товарищей“».

Помимо фактического отождествления Т.Л.Росляковой с ПР РАН здесь еще внушается мысль о том, что «подметные статьи» «бичуют» людей, которые «работают на голом энтузиазме». Между тем, в проекте постановления Центрального совета ПР РАН № 02−08−03 (5−6 октября 2011 г.) написано: «Ввести должность освобожденного заместителя председателя Профсоюза с заработной платой, установленной президенту Профсоюза». Ну совсем уж «голый энтузиазм», однако!

ПР РАН уже давно выступает за открытость информации о доходах в РАН, но в самом Профсоюзе эта прозрачность до сих пор почему-то не достигнута. А в условиях непрозрачности чей-то голый энтузиазм вполне может соседствовать с чьим-то еще тоже голым, но не совсем чистым интересом.

Заключительные слова абзаца письма М.П.Корчагиной, по-видимому, каким-то образом связалась у нее с моим вопросом, сформулированным в НС № 7: с какой целью и в каком качестве Т.Л. Рослякова ездила весной 2011 г. в Париж, и где отчет об этой поездке? И если М.П.Корчагина хочет поставить себя на место Т.Л.Росляковой, то ей придется среди прочего отвечать и на этот вопрос. Подробный анализ позиции М.П.Корчагиной будет опубликован в ноябрьском выпуске НС.

РАН и ПР РАН

Во время заседания ЦС 5 октября, на которое был приглашен вице-президент РАН академик А.Д.Некипелов, я обратил его внимание на то, что РАН, позиционируя себя как высшее научное учреждение, не всегда проявляет себя в этом качестве должным образом. Кроме нашумевшей и еще не закончившейся истории взаимодействия РАН с Петриком тому есть и другие примеры. На центральных каналах ТВ сейчас активно обсуждаются вопросы нашей новейшей истории и другие злободневные общественно-политические и экономические проблемы. В этих обсуждениях участвуют и представители РАН, порой и «по разные стороны баррикад», как это было, например, в одной из недавних передач «Исторический процесс» с участием академика Ю.С. Пивоварова и члена-корреспондента РАН Р.И. Хасбулатова.

Понятно, что мнения разных людей, в том числе и членов РАН, не обязаны совпадать. Но почему же при этом не фигурирует мнение или заключение «высшего научного учреждения» и нет ссылок на фундаментальные академические исследования (если таковые имеются) по обсуждаемым острым вопросам? Александр Дмитриевич согласился с тем, что мнения могут быть разные, и сказал, что подобные исследования имеются. Но почему же тогда об этих исследованиях мало что известно, почему они не популяризируются должным образом и не стали столь же широко известными, например, как «новая хронология» академика А.Т. Фоменко, хотя интерес к новейшей истории сейчас очень большой?

Руководству РАН, наверное, стоит уделять большее внимание этим вопросам и организовать, например, составление перечня важнейших событий новейшей истории за последние 25−30 лет, которые необходимо учитывать (со ссылкой на труды РАН) при анализе и оценке этого периода нашей истории и нашего нынешнего состояния, а также в любых прогнозах дальнейшего развития страны.

В этом перечне обязательно должна присутствовать и история Закона «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР» от 24 октября 1991 г., в котором было установлено, что сбережения и бюджетные доходы граждан (зарплаты, пенсии, стипендии) должны индексироваться в соответствии с ростом розничных цен, и который игнорировался властями за все время его действия, несмотря на Постановление Конституционного суда РФ от 31 мая 1993 г. К чему привело нарушение этого Закона, хорошо видно на примере нынешней позорно низкой стипендии аспирантов. Изъятые у бюджетников и дореформенных вкладчиков Сбербанка деньги пошли фактически на формирование у нас в стране бандитского капитализма со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В год двадцатилетия со дня принятия Закона об индексации приходится констатировать, что ни РАН, ни ПР РАН не приняли всех необходимых мер и не совершили всех тех необходимых действий, которые требовались от них для обеспечения его выполнения, для привлечения к этой проблеме широкого общественного внимания. Где фундаментальные социологические, экономические и политологические исследования этой проблемы? Не было и своевременных целенаправленных массовых акций, в которых могло бы принять участие множество людей, пострадавших от нарушения этого Закона.

Одной из причин подобных «недоработок» является фактическое забвение ряда элементарных истин, в том числе и той, которая выражена в строчках Блэйка. Проблемы ПР РАН, РАН и страны в целом действительно взаимосвязаны и во многом схожи между собой (с учетом масштабных различий). Реакция, выраженная в письме М.П.Корчагиной, например, по сути весьма напоминает академическую позицию в отношении инициативы академика А.А.Славнова и члена-корреспондента Е.Г.Максимова, к сожалению, уже покойного («Почтили память, одобрили и… Что дальше?" — ТрВ-Наука от 24 мая 2011 г.), критических публикаций И.Л.Броневого (ТрВ-Наука от 8 сентября и 3 ноября 2010 г.) и А.Г. Крушельницкого (см. настоящий выпуск ТрВ-Наука) или даже не содержащих критики конкретных предложений, адекватно откликающихся на вызовы времени. «Не надо нас трогать, нам и так хорошо, а то хуже будет» — вот и весь сказ! А многие просто ждут, когда все это как-то само собой устроится без их участия, как будто их это совсем не касается. Призывы «Пора самим спасать отечественную науку» (http://www.gazeta.ru/science/2011/10/20_a_3 807 594.shtml) остаются пока без полноценного отклика.

Так или иначе, но проблемы ПР РАН, РАН и их более масштабные аналоги решать придется, если мы не хотим оказаться в итоге у множества разбитых корыт на всех уровнях нашего существования. А чтобы не наломать дров при реализации этих решений, надо уметь видеть и отдельные деревья, и весь лес в целом. To see a World in a Grain of Sand…

Александр Самохин,
главный научный сотрудник,
председатель профкома ИОФ РАН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Alex Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Alex
Alex

Полностью поддерживаю статью — ПР РАН зачастую не справляется со своими уставными задачами по защите прав и законных интересов научных работников. Требуется радикальные изменение в данной организации, в ее руководстве, самой структуре и, самое главное, в подходе к работе (в основе ее должно быть остаивание интересов рядового сотрудника РАН, а не самой РАН как организации), иначе ученым просто некуда будет обратиться за защитой своих интересов.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: