Тело напрокат

С тех пор, как появилась эффективная контрацепция, дети превратились в вымирающий вид. Они малочисленны и прячутся в специальных резервациях. Некоторые люди держат детей у себя дома, а остальные практически лишены возможности посмотреть на ребенка — они даже в метро почти не встречаются. Поэтому, когда я поехала в школу, чтобы снимать сюжет про ученика-робота, меня намного больше заинтересовали живые дети. Что я, роботов не видела?

Московские дети, десятилетнего примерно возраста, неожиданно оказались очень симпатичными. Во-первых, они спокойные. Я опасалась, что мы испортим все уроки, потому что школьники будут отвлекаться на съемочную группу, — но нет, они как ни в чем не бывало пишут контрольные и отвечают у доски, а на камеру обращают внимание только тогда, когда их специально об этом просят. Во-вторых, они доброжелательные: когда в их среде появляется незнакомый ребенок, говорящий по-английски хуже остального класса, никто над ним не смеется. В-третьих, они хорошо образованы: да, я всё понимаю в английских магнитофонных записях, по которым они выполняют задания, но у меня всё-таки было несколько лет курсов — в школьном возрасте точно не поняла бы ни слова. И я думаю, что в выработке всех этих ценных качеств современным школьникам помогают роботы, которыми оснащены классы.

Роботов делает московская компания R.Bot. Разноцветные конусы ростом с ребенка не обладают собственным интеллектом — это просто усовершенствованная система для видеосвязи. Они ловят сеть (в московских школах, оказывается, есть wi-fi) и позволяют любому человеку, знающему логин и пароль, подключиться к классу: он может видеть и слышать, что там происходит, передавать свое изображение и свой голос и управлять роботом, чтобы он перемещался по классу и поворачивал голову. Первоначально такими устройствами пользовались дети, страдающие от лейкемии или других заболеваний, исключающих личное присутствие в школе, но быстро выяснилось, что робот полезен для любого класса: к нему могут подключаться дети, заболевшие обычной простудой, или их родители, или методисты — все, кому интересно посмотреть, что происходит на уроке.

Пока что роботы есть только в нескольких московских школах — тех, с которыми сотрудничает компания-производитель. Сами школы их еще не покупают — относительно дорого (100 тыс. руб. за каждого). Но понятно, что технология может начать развиваться лавинообразно, ведь чем больше спрос на роботов, тем дешевле их производство. А спрос, мне кажется, мог бы возникнуть даже при нынешней цене: если в классе 20 учеников, то родителям каждого из них достаточно заплатить 5 тыс., чтобы в течение ближайших 10 лет иметь возможность подключиться к классу в любой момент и из любой точки мира.

Уже сейчас робот лучше, чем скайп, — он может перемещаться и фокусировать камеру на любой точке пространства. Производители справедливо отмечают, что с помощью этих существ можно не только ходить на родительские собрания или навещать родственников в больнице, но и развлекаться, например посещать музеи в любой точке мира. Вместо того, чтобы ходить в консульство, покупать билеты на самолет и бронировать гостиницу, можно будет просто подключиться к сайту Лувра и купить себе на три часа собственные уши, глаза и колесики. Точно так же можно присутствовать на лекциях, конференциях или церемонии вручения Нобелевской премии.

Я твердо уверена, что в ближайшие лет 10 эти простенькие роботы захватят мир. В самом деле, уже сегодня среди фрилансеров принято уезжать на зиму в теплые страны типа Индии или Таиланда — работать на расстоянии позволяет даже электронная почта. Если, кроме нее, у человека появляются еще дистанционные глаза, уши, речевой аппарат и в перспективе руки — то тогда совсем непонятно, ради чего оставаться в плохом климате или, по крайней мере, с какой стати выходить зимой из дома. Когда-то человечество, совершенствуя технологии и увеличивая численность, освоило северные регионы. Теперь — следующий виток: развитые технологии позволяют не только сократить численность, но и перестать жить в не приспособленных для этого местах. Пускай там живут роботы — у них терморецепторов нет.

Анастасия Казанцева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • «Троицкий вариант — Наука» получил спецприз премии «Просветитель»21.11.2014 «Троицкий вариант — Наука» получил спецприз премии «Просветитель» Лауреатами премии «Просветитель» 2014 года стали Сергей Яров, автор книги «Повседневная жизнь блокадного Ленинграда» и Ася Казанцева, автор книги «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости». Специальный приз премии получила газета «Троицкий вариант – Наука».
  • Длинный путь к читателю01.07.2014 Длинный путь к читателю Теперь я знаю, какая книга из длинного списка «Просветителя» больше всего понравилась соорганизатору премии Александру Гаврилову. И это была вовсе не книга о денди Ольги Вайнштейн или сентиментальное введение в микологию Юрия Дьякова...
  • «Ася, пиши еще!»08.04.2014 «Ася, пиши еще!» Дворик одного московского дома. Палеонтолог садится на скамейку и закуривает сигарету, журналист достает из рюкзака диктофон, сидящий на другой скамейке ребенок играет на планшете в Survivalcraft.
  • Влияние гормонов на поведение15.01.2013 Влияние гормонов на поведение Беседа с Дмитрием Анатольевичем Жуковым, автором книги «Биология поведения. Гуморальные механизмы», посвященной биологически обусловленным отличиям в поведении мужчин и женщин.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: