«Подгнило что-то в Датском королевстве»

Так говорит студент эпохи Шекспира, обучаясь в передовом для своего времени Виттенбергском университете. По-видимому, определенная неудовлетворенность студентов системой университетского образования существовала всегда. Много ли изменилось с тех пор?

Государство разработало и разрабатывает ряд документов по развитию высшего образования (национальные программы, концепции, доктрины, стратегии и т. д.). Трудно в них выделить четкие цели, но некоторые можно найти. В частности, в Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 г. можно найти две цели: доступность и качество высшего образования.

В общем случае доступность и качество — несколько противоречащие друг другу параметры. Условно говоря, произведение этих двух величин есть постоянная величина. И естественный вопрос: кто и как их определяет? В МОН понимают эти задачи как фронт работы для своих чиновников. Скажем, если будут сейчас вводить ЕГЭ по окончании университетов, то все понимают, что затратят кучу денег на разработку нормативно-правовой базы, методик, создание институтов, проверяющих и т. п. А мы уже представляем, как находчивые преподаватели и студенты будут изобретать способы сдачи квалификационных ЕГЭ. И останется открытым ответ на вопрос: после внедрения такой системы ЕГЭ будут ли всё больше и больше наниматься западные специалисты для работы в российских компаниях (хотя в этом ничего плохого нет), всё в большей степени производиться закупки зарубежной авиационной и военной техники, другой высокотехнологичной продукции, софта и т. п.

У всех на слуху происшедшие преобразования:

— Прием в университеты по результатам ЕГЭ.

Повышается ли доступность получения престижного образования учащимся из регионов? Однозначный ответ дать нельзя. Действительно, произошел некий всплеск в числе талантливых абитуриентов из провинции в первый год повсеместного внедрения ЕГЭ. Однако это было, пока ведущие университеты еще не адаптировались к новым условиям. Последний скандал со вторым медом показывает, что теперь всё под контролем. К тому же в понятие доступности входит не только возможность послать по почте заявку в несколько вузов, но и затраты на проживание, питание и другие немалые расходы.

Повышается ли качество школьного образования с использованием ЕГЭ? Совсем нет, если это единственное мерило качества, а свои критерии МОН определяет в зависимости от того, как ответят школьники на вопросы ЕГЭ. Сейчас предлагается целый комплекс мер по совершенствованию процедур. Например, отделить ЕГЭ от школ. Сразу же возникает вопрос: когда копировали эту систему, не замечали, как она реализована за рубежом?

— Использование образовательных кредитов. Это новшество практически провалилось.

— Подключение к Болонскому процессу — переход к двухуровневой системе высшего образования, модульно-кредитной системе учета уровня образования. Как была огромная академическая разница при переходе из одного российского университета в другой, так и осталась.

— Создание федеральных университетов — слияние нескольких региональных вузов в один. Происходит потеря некогда известных брэндов, неизбежное сокращение числа преподавателей, нередко наиболее талантливых. По некоторой информации (в частности, упоминают ЮФУ), зарплаты административной верхушки повысились существенно, а у рядовых сотрудников остались на прежнем низком уровне. Когда в состав ФУ входят вузы, уступающие по качеству образования основному, то качество образования в целом становится существенно ниже, чем в основном до объединения.

— Создание национальных исследовательских университетов. Этот процесс прошел без введения понятия «научно-образовательной организации» в законодательство об образовании РФ: в законе РФ и его проекте есть только чисто образовательные и чисто научные организации. Проблемы интеграции науки и образования остались.

— Перевод фундаментальной науки в университеты. На деле означает дезинтеграцию академической и университетской науки.

— Выделение двух университетов в особый статус и отмена выборности ректоров этих двух университетов. Фактически произошло лишение автономности и самоуправления ведущих университетов.

Говоря о реальной образовательной политике, основанной на фактах, стоит выделить ключевые факторы, влияющие на успехи учащихся. Так, для школы Пол Бартон в 2004 г. выделил 14 факторов (из них 8 дошкольных и внешкольных причин) [1]. А среди внутришкольных это:

• строгость учебного плана;

• опыт учителя и посещаемость;

• подготовленность учителя;

• размер класса;

• технологические методы обучения;

• школьная безопасность;

Некоторые исследования показывают ключевую значимость определенных образовательных навыков (как, например, чтение на определенном уровне или образование в определенном возрасте средней школы) для всех последующих успехов в образовании. Судить о предлагаемых решениях ключевых проблем стоит по доказательству того, как они могут решить эти проблемы.

Отвечают ли приведенные выше мотивы модернизации высшей школы, например, следующим двум практическим целям:

1. Повышение уровня престижности российских университетов на международной образовательной арене (количество иностранных студентов, стремящихся получить российское образование). Почему бы мерилом качества образования не выдвинуть этот параметр как основной — насколько в ведущих университетах увеличивается количество иностранных студентов, готовых из личного кошелька оплачивать российское образование. Было бы интересно знать, сколько иностранных студентов обучается в НИУ ВШЭ, получающем в расчете на одного студента самые большие деньги на научно-образовательную деятельность.

2. Достижение уровня качества высшего образования, удовлетворяющего в целом мотивированных студентов и работодателей внутри страны (научные организации, промышленные и высокотехнологичные компании и других заказчиков). Как оценивают по своим критериям качество образования внешние организации, заинтересованные в выпускниках? Для студента выполнение этого критерия означает повышение возможности трудоустройства студентов внутри страны после окончания университетов. Вопрос: отслеживает ли кто-либо судьбу выпускников российских университетов и следит ли за уровнем их зарплаты? Входит ли этот параметр в показатели качества образования российских университетов? Казалось бы, университетам осуществить это не так сложно.

Для последующего соображения необходимы некоторые цифры. Приведем оценку снизу стоимости обучения выпускника для бюджета в ведущем университете РФ.

Федеральный бюджет МГУ — не менее 10 млрд руб/год (без капвложений, внебюджетных и других источников финансирования). Количество выпускников — примерно 10 тысяч/ год. Отсюда получается, что один выпускник МГУ обходится государству не менее 1 млн руб. (примерно 33 тыс. долл. США). Для сравнения, затраты на одного выпускника Гарвардского университета составляют сумму не менее 1 млн долл. США. Последняя цифра — вроде бы хороший аргумент для наших ректоров: дайте нам такие же деньги, и мы также будем в числе лидеров мирового университетского образования. Но здесь возникают сомнения.

Недавно Интернет обошли снимки новой велодорожки, построенной в МГУ. Об этом написали, например, сайт bamboo.ru [2] и сайт сторонников велодвижения letsbikeit.ru [3]. Вот одна из фотографий, взятая у фотоблоггера Александра Тугунова [4]. Мне кажется, это яркий символ и образ сути происходящих инвестиций в университетское образование.

Но основная философская проблема современного высшего образования, касающаяся не только российского образования, такова: в вузах и университетах мы в большей степени учим тому, что на данный момент уже не актуально. Организации и компании реального сектора науки и технологий обладают большими знаниями и навыками, чем университеты, в ведении бизнеса, в технологической и информационной сферах, но экономически не заинтересованы участвовать в образовательной деятельности университетов. Попытки вовлечь университеты в сферу коммерциализации (в частности, создание инновационных предприятий по 217-ФЗ) большей частью походит на строительство потемкинских деревень (и даже сколковской деревне пока еще слишком далеко до доказательства эффективности своей модели). Поэтому, с моей точки зрения, перспективно и притягательно — подумать о том, как программы стажировки студентов положить в основу реформирования высшего образования.

Как ни странно, предложение состоит в том, чтобы сократить финансирование университетов, и вот по какому механизму. Прежде всего необходимо предложить следующее:

1. Разработать программы стажировки в компаниях (государственных и частных), научных организациях и учреждениях, в том числе и в самих университетах, малых предприятиях и стартапах, как часть образовательной программы, начиная с 3-го курса. Стоимость такой программы для бюджета определить, исходя из времени стажировки в общем учебном плане. Эта часть учебного плана должна составлять, по-видимому, не менее одной пятой всего учебного плана. Соответственно для МГУ затраты бюджета на стажировки будут не менее 6000 долл. США на одного студента

2. Провести экспертную аккредитацию мест стажировок силами научно-образовательного и профессионального сообщества.

3. Дать возможность студенту самостоятельно или при помощи агентств выбрать места стажировок по профилю специальности, в том числе, возможно, и в самом университете.

4. Уменьшить бюджет университета на сумму затрат бюджета на программы стажировки.

5. Затраты на стажировки перечислять в виде государственных субсидий вслед за студентом в компанию (организацию и, возможно, университет), где студент проходит стажировку.

Проверяемым параметром эффективности такой модели был бы процент востребованности выпускников университетов.

Предлагаемые «небольшие» изменения высшего образования, с моей точки зрения, работали бы на развитие университетского образования, опережающее спрос, и действительно осуществляли бы реальную интеграцию образования, науки, промышленности и бизнеса.

Конечно, отобрать деньги у университетов нереально, но будущие увеличения бюджетов высшего образования можно было бы направить на эту программу. При этом и преподаватели университетов могут выиграть за счет того, что часовая педнагрузка уменьшится и появится возможность уделить больше внимания повышению своей квалификации.

Валерий Платонов,
исполнительный директор
АНОО «Высший университет науки и технологий»
при институтах РАН

1. www.ascd.org/publications/educational-leadership/nov04/vol62/num03/Why-Does-the-Gap-Persist%C2%A2.aspx

2. www.bambooo.ru/321-prospekt-vernadskogo-perekrasili-pod-velosipedistov

3. http://letsbikeit.ru/2011/08/mechta-vstrechaetsya-s-realnostyu/

4. http://fotki.yandex.ru/users/tugunov/view/409 821?page=0

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
4 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
1 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
ВалерийАндрейПыщьМария Елифёрова Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Анонимно
Анонимно

Интересно, куда же уходят те самые тысячи долларов, указанные в статье. Видимо, все тому же руководству ВУЗов и на так называемые «накладные расходы». :-) По поводу стажировок. Видимо, необходимо говорить о конкретных областях образования дифференцировано. В технической области традиционно налажен (хотя в большой степени развалился и был развален) процесс привлечения кадров из промышленности в образование. Зачастую преподавателями становились люди из промышленности, и даже сегодня часть преподавателей совмещает работу в промышленности и в ВУЗе. Кстати, чтобы заинтересовать в этом больше людей как раз таки наоборот надо поднять заработную плату преподавателя от нищенских уровней до хотя бы более-менее ощутимых. Также в ходе обучения студент по плану и сегодня должен проходить практику на производственном предприятии и в КБ после третьего и четвертого года обучения соответственно. Кто-то проходит, кто-то — нет, в зависимости от интересов,… Подробнее »

Валерий
Валерий

Базовые кафедры институционально не интересны работодателям и существуют только с крупными работодателями, большинство компаний не способны поддерживать базовые кафедры, да и университеты не могут потянуть большое количество базовых кафедр

Мария Елифёрова
Мария Елифёрова

Цитатели, ёлки! «Подгнило что-то в Датском королевстве. — Так говорит студент эпохи Шекспира, обучаясь в передовом для своего времени Виттенбергском университете. По-видимому, определенная неудовлетворенность студентов системой университетского образования существовала всегда. " В АНОО «Высший университет науки и технологий» при институтах РАН работают люди, которые географию в школе не учили? Виттенберг в Данию переехал? Погуглите хоть для интереса, где он находится. Ну и в дополнение: а) Гамлет не жил в эпоху Шекспира, он — персонаж легенды эпохи викингов, университет у Шекспира появляется в порядке анахронизма; б) непонятно, какая связь между королевством и системой образования, потому что и в Средние века, и во времена Шекспира университеты пользовались автономией, и такой вещи, как государственная программа образования, применительно к университетам просто не существовало. Короче говоря, из желания покрасоваться — я,… Подробнее »

Валерий
Валерий

1. Разве Из фразы произнесенной студентом из Витенбергского университета «Подгнило что-то в Датском королевстве» следует, что Витенбергский университет находится в Дании?
2.Само произведение действительно плод воображения Шекспира, который пользовался представлениями своего времени.
3. Связь здесь очень простая — аналогия.

Пыщь
Пыщь

«Повышение уровня престижности российских университетов на международной образовательной арене (количество иностранных студентов, стремящихся получить российское образование). Почему бы мерилом качества образования не выдвинуть этот параметр как основной — насколько в ведущих университетах увеличивается количество иностранных студентов, готовых из личного кошелька оплачивать российское образование.» а почему бы предварительно не подумать, как следует, и не попытаться ответить на несколько вопросов: 1) если будут приезжать студенты из Бангладеш или Чада — это тоже показатель качества образования в Эрэфии? 2) если будут приезжать студенты из Соединенных Штанов Америки, но они будут настолько слабыми, что не смогли потянуть программу у себя на родине — это тоже показатель качества образования в Эрэфии? Если что — правильный ответ на эти вопросы «нет». Почему? Да потому, что число иностранных студентов как индикатор качества… Подробнее »

Валерий
Валерий

1. Если будут приезжать студенты из любых стран, то это означает повышение конкуренции за каждое иностранное место в РФ, что означает при повышении конкуренции повышение качества подготовленных студентов. Если посмотреть на ведущие европейские страны, то качество студентов там не лучше. И они приезжают из Бангладеш и Чада в большем количестве, чем в РФ.
2. Приезжают сюда не из-за того, что они не могут поятнуть там программы. Все наоборот говорят, что у нас программы не очень слабые. Вопрос о культуре в оборазовании (списывании и прочее). Здесь обмен студентами поможет нам также обменяться культурой в образовании.

Андрей
Андрей

Статья по композиции классическая. Сначала автор очень верно характеризует имеющиеся проблемы и регулярно происходящие провалы всё новых и новых «реформ». Затем автор придумывает очередную «волшебную реформу», которая проблемы решит в одночасье и очень простым способом. Насчёт иностранных студентов как показателе качества образования. Выше уже отметили, что никакой это не показатель. Например регион, где я живу, расположен у границы с Казахстаном и есть в городе такой ВУЗ, в котором учится довольно много иностранцев из Средней Азии, в основном из Казахстана и Киргизии. Совсем не потому, что в этом ВУЗе так уж высок уровень, а потому, что там сравнительно дёшево и от дома не далеко ехать. Так вот эти иностранные студенты, которые приезжают и платят деньги за учёбу в этом ВУЗе, совсем не являются приверженцами высококачественного образования, сами имеют… Подробнее »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: