Атлантида, Америка и Египет

Неумирающий миф, всё время рвущийся в науку, — это миф об Атлантиде. В XVII веке известный ученый, профессор Рудбек из Упсалы яростно отстаивал идею происхождения шведов с Атлантиды, хотя многим это уже тогда казалось смешным. Но всегда находились энтузиасты идеи найти предков разных цивилизаций на таинственной Атлантиде. Особенно интересно вовлечение в эту концепцию Египта и цивилизации майя. Это связано с двумя фигурами 60-70-х годов XIX века, двумя французами: аббатом Брассёром де Бурбур и доктором Огюстом Ле Плонжоном.

Шарль Стефан Брассёр де Бурбур (1814-1874) смолоду увлекся чтением сообщений о раскопках памятников майя. В 1845 г. принял посвящение в священничество и отправился миссионером в Америку. Тут он зачитывался «Завоеванием Мексики» Уильяма Прескота (классическим трудом о конквистадорах Кортеса), год преподавал церковную историю в католическом семинаре в Квебеке, затем отправился в Рим представлять католическую церковь Северной Америки при дворе папы Пия IX. В 1848 г. он рванулся назад в Америку и стал неутомимо выискивать старые документы по истории Мексики, расшифровывать запутанные каракули, думать над их смыслом, изучать языки майя нахуатль и юкатек и гватемальский квиче. Внезапно ему пришло в голову, что всё это не реальные истории с реальными историческими фигурами, а аллегории. Что божества и герои мексиканских преданий — всего лишь иное воплощение богов и героев Египта. Мексиканские пирамиды так напоминают египетские (рис. 1)! У них должен быть общий источник. Тут ему в голову сразу же пришла Атлантида.

Он взялся за перо и стал писать свою главную книгу, озаглавленную «Четыре письма» (по традиции антиквариев он придал книге форму писем, да так и легче было избежать строгой организации аргументов — какой спрос с писем?). В книге изложено его убеждение, что американские доколумбовы цивилизации произошли от цивилизации Атлантиды, так же как население Канарских островов, гуанчо, спасшиеся от катастрофы. Эта атлантическая раса распространилась из Нового Света в Старый и создала египетскую цивилизацию. Египетский бог Гор — это тот же Кетцалькоатль, мексиканский бог в виде змея с перьями.

Выход этой книги в 1864 г. погубил репутацию Брассёра как ученого и лишил его ученых друзей. Он прожил еще десять лет, защищаясь от критики и высмеивания, но его аргументы становились всё более дикими, и он умер в полной изоляции.

Огюст Ле Плонжон (1826-1908 гг.) был типичной для своей эпохи фигурой воинствующего дилетанта и искателя приключений. Он родился на острове Джерси (между Англией и Францией) и был племянником лорда Джерси. Посещал военную школу и Парижский политехнический институт, но, не доучившись, вместе с другим студентом отправился на яхте под парусом к берегам Южной Америки. У берегов Чили на них обрушился сильный шторм, в котором погибла вся команда, спаслись только оба студента. Ле Плонжон не вернулся в Париж доучиваться, а остался в Америке. В Вальпараисо он нашел работу— преподавать математику, черчение и язык в колледже. При первой возможности он снова шкипером оказался на корабле, вышедшем из Калифорнии. Второе путешествие окончилось точно так же, как первое (впрочем, об обоих нам известно только из воспоминаний самого Ле Плонжона и его жены, так что, возможно, это такие же байки об ужасных морских приключениях, как подобные им рассказы Шлимана).

Рис. 1

Вернувшись после кораблекрушения в Калифорнию, он стал городским землемером в Сан-Франциско, свел знакомство с верховным судьей Стивеном Филдом, но не осел, а пустился в новые путешествия, в которых пересек Мексику верхом. А вернувшись в Сан-Франциско, занялся адвокатской практикой и медициной, самозванно прибавив к своей фамилии титулы «д-р мед.» и — \ «д-р юр.». Посланный в Перу изучать археологию, он одновременно устроил там свой . госпиталь. После многих путешествий вернулся в 1875 г. на Юкатан (Мексика) и тридцать лет исследовал там руины городов майя. Впоследствии в своей книге он описал эпизод, когда его землекопы-индейцы отказались вынимать из земли статую бога древних майя. Ле Плонжон, обросший в диком уединении длиннющей остроконечной бородой, встал перед каменным рельефом, на котором был изображен мексиканский воин с длинной остроконечной бородой, и убедил индейцев, что он и есть воплощенный заново древний бог, спутник великого Чаакмоля. Те стали выполнять беспрекословно его указания. С окрестностей прибывали индейцы, чтобы увидеть великого человека, и, пав на колени, целовали его руку.

Роберт Уокоп, американский археолог и культур-антрополог, не верит в этот рассказ: не было у индейцев этого времени ни идеи реинкарнации, ни вообще старой веры — они давно были католиками. Всё это — фабрикация галльского Дон Кихота, существовавшая только в его распаленном мозгу (Wauchope 1962: 8—11).

Очень самоуверенный и самонадеянный, Ле Плонжон принимал раз пришедшее в голову решение за окончательное и отстаивал его с яростью.

Рис. 2

«Он был совершенно неспособен критически испытывать ни факты, ни логику за любой теорией, в которую ему было угодно поверить, — пишет Уокоп. — Когда он нашел линию поперек оконного переплета на скульптуре среди древних руин Юкатана и заметил возле нее мотив зигзага, он немедленно решил, что доисторические майя сообщались посредством телеграфа!» (Wauchope 1962: 16).

Разумеется, он легко поверил, что майя пришли с Атлантиды и впоследствии, переправившись через океан не менее 11 с половиной тысяч лет тому назад, создали египетскую цивилизацию. 1 мая 1877 г. он отправил с Юкатана письмо министру просвещения Мексики. Там стояли такие типичные для Ле Плонжона рассуждения о связи майя с древними греками: «Эти внутренние сооружения принадлежат к очень древнему периоду, и среди мусора я нашел голову медведя, выразительно изваянную из блока мрамора. Он в неоконченном состоянии. Когда медведи заселяли полуостров? Странно сказать, язык майя не имеет имени для медведя. Но треть этого языка — чисто греческая. Кто принес диалект Гомера в Америку? Или кто перенес в Грецию язык майя? Греческий — отрасль санскрита. Таков ли язык майя? Или они одного возраста? Ключ для этнологов, чтобы прослеживать миграции человеческого рода на этот старый континент. Принадлежат ли бородатые люди, чьи портреты высечены на массивных пилонах крепости Чичен-Итца к нации майя? Язык майя не лишен заимствований из ассирийского…

Обычаи, религия, архитектура этой страны не имеют ничего общего с таковыми Греции. Кто привел майя в страну эллинов? Были ли то кары или карийцы, оставившие следы своего существования во многих странах Америки? Они — самые древние мореплаватели из известных. Они бороздили моря задолго до финикийцев. Они высаживались на Северо-Восточном побережье Африки, оттуда входили в Средиземноморье, где они наводили ужас как пираты, а потом утвердились на побережье Малой Азии. Они говорили на языке, неизвестном грекам, которые смеялись над их произношением. Были ли они эмигрантами с этого западного континента?» (цит. по Wauchope 1962: 18).

В 1900 г. Ле Плонжон опубликовал книгу «Царица Му и египетский сфинкс». В ней он восстанавливает историю майя по скульптурам, фрескам и иероглифическим текстам, претендуя на то, что прочел их задолго до современной расшифровки (тоже не полной и, возможно, не окончательной). Согласно этой реконструкции, царь Чичен-Итцы и Уксмаля в Юкатане имел трех сыновей и двух дочерей. По законам майя старший сын должен был жениться на старшей дочери, чтобы обеспечить божественное происхождение царской династии, что соответствует законам Египта и Перу. Принц Ко женился на Му, но другой сын, Аак, влюбленный в нее, убил его. Ле Плонжон нашел в раскопках наконечник стрелы, разумеется тот самый, которым было совершено убийство, и урну с прахом сердца Ко. Последовала гражданская война, в которой Аак стал царем Уксмаля и посватался к Му, царице Чичен-Итцы, но она его отвергла.

По Ле Плонжону, эта история позже была отнесена к Адаму и Еве в раю, но несколько искажена Моисеем. Свои выводы он не считает гипотезой. В заключении к книге пишет: «В этом труде я не предлагаю теорий. В вопросах истории теории ничего не доказывают. Они поэтому неуместны. Я оставляю моим читателям самим сделать выводы из фактов, представленных на их рассмотрение» (цит. по Wauchope 1962: 13).

Но в факты параноического француза не поверили ни ученые, ни должностные лица, отказавшиеся позволить Ле Плонжону увезти раскопанную статую из страны. Только его молодая жена Алиса (моложе его на тридцать лет) свято верила своему героическому мужу. В 1881 г., выступая перед американским Обществом Антиквариев, Ле Плонжон сказал: «…поскольку я чувствую, что покинут ВСЕМИ, невзирая на то, что ВСЕ хотят получить от меня ДАРОМ то, что стоило мне так много времени, труда и денег, я решился сохранить при себе свои знания, так дорого доставшиеся, уничтожить однажды свои коллекции и предоставить тем, кто желает узнать больше о древних городах Юкатана, сделать самим то, что свершил я…» (Wauchope 1962: 19).

Он выполнил свое обещание. Всё засекретил и, умирая, оставил ключи от секретов только своей жене. А она в свою очередь через много лет после смерти мужа призвала к своему смертному ложу приятеля и, передав ему некоторые заметки мужа, изложенные намеренно запутанным языком, хотела раскрыть адреса и секреты мест, в которых хранились древние вещи, но впала в агонию. В руках у друга остался пустой конверт…

Фанатики фантастических идей посвящают им свои жизни и умирают в обиде на человечество и науку.

Лев Клейн

Wauchope R. 1962. Lost tribes and sunken continents. Myth and method in the study of American Indians. Chicago & London, The University of Chicago Press. Иллюстрации из этой же книги.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Сергей Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Сергей
Сергей

На мой взгляд загадка Атлантиды будет сохранять свою важность и значимость еще не один десяток, а то и сотни лет!Да и в целом каждая из гипотез имеет свое рациональное зерно.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: