Пишут тут всякие, работать мешают

Немного о переписке с Минфином относительно финансирования РФФИ и желании чиновников воспринимать аргументы и факты

В предыдущем выпуске ТрВ-Наука было опубликовано письмо из профильного департамента Минфина (департамента бюджетной политики в отраслях социальной сферы и науки), в котором достаточно подробно излагалась позиция чиновников Минфина по поводу финансирования РФФИ. Общий смысл подписанного заместителем директора департамента Ниной Ивановной Макуриной документа заключался в том, что бюджет РФФИ и РГНФ в 2012, 2013 и 2014 гг. сокращаться не будет, но в деятельности РФФИ прокуратура выявила нарушения, и, вообще, у фонда есть внутренние резервы для увеличения финансирования научных исследований, так что увеличивать его бюджет также не планируется. В комментарии к этому ответу в прошлом номере ТрВ-Наука были приведены факты, четко показывающие, что грантовое финансирование научных исследований гораздо более эффективно, чем финансирование через механизм госзакупок. Комментарий завершался вопросом: готов ли Минфин воспринять эти аргументы, покажет достаточно близкое будущее — проект закона о федеральном бюджете на 2012 г. и плановый период 2013 и 2014 гг. должен быть обнародован в конце сентября.

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (МИНФИН РОССИИ)

Уважаемый Евгений Евгеньевич!

Департамент бюджетной политики в отраслях социальной сферы и науки рассмотрел Ваше обращение от 23 августа 2011 г. по вопросу увеличения объемов финансового обеспечения Российского фонда фундаментальных исследований и сообщает.

По данному вопросу Департаментом бюджетной политики в отраслях социальной сферы и науки Вам многократно давались письменные ответы по существу в связи с ранее поступившими обращениями (письма от 4 августа 2010 г. № 12-04-05/4030, от 11 февраля 2011 г. № 12-04-05/476, от 5 августа 2011 г. № 12-04-05/3528).

При этом в рассматриваемом обращении не приводятся новые доводы или обстоятельства.

В связи с этим на основании пункта 27 Административного регламента Министерства финансов Российской Федерации по исполнению государственной функции «Организация приема граждан, обеспечение своевременного и полного рассмотрения устных и письменных обращений граждан, принятие по ним решений и направление ответов в установленный законодательством Российской Федерации срок», утвержденного приказом Минфина России от 10 июня 2010 г. № 57н, принято решение о безосновательности очередного обращения и прекращении переписки по данному вопросу.

Н.И. Макурина,
заместитель директора департамента

Естественно, в Минфине ТрВ-Наука не читают, так что все аргументы и факты были оформлены в виде письма с приложениями (в том числе и с примерами «эффективности» расходования средств через ФЦП — историей с постоянно раздувающимся финансированием работ по долгосрочному прогнозированию), отправленного Н.И. Макуриной (и не только). Надо отдать должное, в очередной раз Министерство финансов отреагировало достаточно оперативно. На сей раз смысл ответа Минфина, как видно, можно свести к незамысловатому «идите на фиг». Упрек в том, что аргументы начинают повторяться, в общем справедлив, но что делать, если цифры и факты совершенно не воспринимаются с первого раз.

Более интересны другие особенности переписки. Из перечисленных в письме из Минфина более ранних ответов только в одном (от 5 августа 2011 г., опубликованном в предыдущем номере ТрВ-Наука) содержалась попытка обосновать позицию департамента. И если в приведенном на этой странице ответе Минфина обращение по поводу необходимости увеличения финансирования РФФИ и неприспособленности механизма госзакупок для финансирования исследовательских работ названо необоснованным, то в первом по времени из упомянутых ответов (от 4 августа 2010 г.) использовались иные формулировки.

То письмо было ответом на копию прошлогоднего обращения 2200 ученых к президенту России, в котором помимо общей критики политики государства в области науки и образования поднималось два конкретных вопроса — об увеличении финансирования ведущих научных фондов и о неприспособленности закона о госзакупках для финансирования науки. Ответ был краток: департамент «рассмотрел представленное Вами коллективное обращение ученых, касающееся вопросов выработки научной политики, и сообщает, что содержащиеся в нем предложения заслуживают внимания и будут по возможности учтены при подготовке Департаментом предложений в установленной сфере деятельности». Такая вот чиновничья логика: предложения заслуживают внимания, но являются необоснованными.

Конечно, переписка с чиновниками — дело заведомо неблагодарное, поскольку априори ожидаешь, что наверху будут стремиться отмахнуться от обращений снизу, как от назойливых мух, и наскоро сварганить отписку. Ведь вся мощь нашей бюрократической машины ориентирована на игнорирование интересов не вхожих в чиновничий и олигархический классы людей, а «работа с обращениями граждан» по большей части призвана имитировать наличие обратной связи и открытость власти. Так что аргументы тут весят немного; тем не менее, есть надежда, что не все чиновники обладают каменной непрошибаемостью, и качество аргументов, да и количество обращений, иногда может на что-то повлиять — как говорится, «капля камень точит».

А главное: в данном случае у переписки была своя предыстория. Когда мы с коллегами из МГУ в марте посещали заседание комитета Думы по науке и наукоемким технологиям, посвященное закону о госзакупках (его назначили после ставшего широко известным обращения молодых ученых к президенту России по этому вопросу), и, чуть позже, слушания в Совете Федерации по тому же вопросу, то имели возможность пообщаться с Н.И. Макуриной. Стало ясно, что представления о работе научных фондов у нее, мало того, что типичные для чиновника, т.е. она интересуется прежде всего практической пользой, непосредственным влиянием на технологическое развитие, так еще и основаны на каких-то краем уха слышанных небылицах. Так, она утверждала, что чуть ли не половина бюджета РФФИ уходит на публикацию книг.

Все наши доводы о разумности конкурсного финансирования научных исследований через гранты и результативности работы РФФИ Н.И. Макурина отвергала, заявляя, что Минфину нужны не эмоции, а цифры. При этом она указывала, что в Минобрнауке ей показывали цифры, говорящие о том, что доля цитирований российских статей в мировом масштабе падает так что вряд ли РФФИ работает эффективно. В ответ ей было обещано представить необходимые цифры и предложено потом, после знакомства с ними, встретиться и спокойно обсудить все возникшие вопросы, чтобы вместе разобраться, эффективно или нет работают научные фонды, и понять, что мешает повышению результативности их работы.

В апреле Нине Ивановне было отправлено письмо с приложениями, в котором объяснялась специфика научной работы и ее финансирования в России, давались цифры по конкурсному финансированию науки разными российскими организациями и о «публикационном выходе» от работы этих организаций, о финансировании науки (в том числе и научных фондов) в разных странах и публикационной динамике для разных стран, а также о связи между развитием «дающей на выходе публикации» науки и развитием страны в целом. Со стороны профильного департамента Минфина не проявилось не только желания задать какие-то вопросы, но и не было дано ответа вообще. Ответ был дан только на следующее письмо, апеллирующее к приведенным в предыдущем аргументам и фактам, он и был опубликован в прошлом номере ТрВ-Наука.

В наших условиях ситуация, когда чиновник любого уровня считает свое мнение единственно верным и не видит смысла вслушиваться в аргументы простых людей (не царское это дело!), совсем не редкость, она скорее типична. Причем тупое чиновничье упорство проявляется и в вопросах, намного более сильно затрагивающих жизнь самых широких слоев населения, чем бытие фундаментальной науки. Пожалуй, наиболее показательной в этом смысле является уже подзабытая история пятилетней давности с введением ЕГАИС — системы регистрации алкогольной продукции. В критический момент, когда представители алкогольного бизнеса доказывали, что система в настоящее время еще не готова к работе и следует перенести ее ввод в действие с 1 июля 2006 г. на более поздний срок, директор департамента государственного регулирования Минэкономразвития Андрей Шаров пресек дискуссию, выдвинув убойный аргумент: «Я тут представитель правительства!»

Естественно, марок со штрих-кодом не хватило, и следствием столь аргументированного подхода к делу стал разразившийся во второй половине 2006 г. алкогольный кризис. Несмотря на масштабность кризиса, Андрей Шаров продолжал работать в министерстве, а потом и вовсе пошел на повышение: сейчас он является директором департамента государственного управления, регионального развития и местного самоуправления правительства России.

Вот и Нина Ивановна — один из тех достойных «представителей правительства», которые всё знают лучше остальных, и не дадут себя провести. Что ж, страна должна знать своих героев, тех, кто в нелегком кабинетном труде гнет свою линию, невзирая на здравый смысл.

По счастью, решение вопроса о финансировании РФФИ и РГНФ зависит не только от Нины Ивановны, — и в Минфине она не первый человек, и в процессе формирования бюджета участвуют и депутаты Государственной Думы (в том числе и постоянно поддерживающий нашу позицию по научным фондам депутат Борис Кашин), и, естественно, Минобрнауки. Министерство, глава которого в прошлом году неоднократно публично выражал согласие с мнением ученых об эффективности грантовой системы и необходимости увеличения финансирования ведущих научных фондов. И говорил, что ведет переговоры с Минфином об увеличении бюджета РФФИ до 8-9 млрд руб., что у него есть определенные аргументы и предложения.

Только что-то не сложилось у Андрея Фурсенко в прошлом году с переговорами, так что у него есть шанс продемонстрировать свой дар убеждения в этом году. А мы по возможности постараемся не дать министру забыть о его — не приходится сомневаться — исключительно искренних убеждениях в необходимости расширения грантового финансирования науки и роста доли научных фондов в государственных расходах на гражданские исследования и разработки.

Евгений Онищенко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • История одной поправки31.01.2012 История одной поправки Одной из серьезнейших проблем российской науки является колоссальное бюрократическое давление на нее. Количество всевозможных бумаг, которые приходится заполнять научным сотрудникам и преподавателям по любому поводу, поражает воображение.
  • Игра в конкурсы10.05.2011 Игра в конкурсы Когда Андрей Фурсенко пришел в министерство, он почти сразу попытался реализовать идею, которая многим тогда казалась весьма привлекательной. Зачем размазывать деньги тонким слоем? Давайте выделим серьезные средства, но на выходе будем требовать серьезного результата.
  • Митинг, наука и прокуроры08.11.2011 Митинг, наука и прокуроры Митинг ученых, аспирантов и студентов 13 октября 2011 г. на Пушкинской площади не прошел незамеченным, о нем много писали в СМИ, в верхах также обратили на него внимание.
  • Ученые вышли на площадь25.10.2011 Ученые вышли на площадь 13 октября на Пушкинской площади состоялся предупредительный митинг ученых под лозунгом «Дайте ученым работать!». Несмотря на холодную погоду и дождь, на площади собралось около 500 человек, среди участников было много молодежи.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: