«Без прорыва мы обречены на дальнейшее отставание»

new.hse.ru

Наш пер­вый раз­го­вор с док­то­ром физ.-мат. наук, дека­ном факуль­те­та мате­ма­ти­ки НИУ ВШЭ, про­фес­со­ром Неза­ви­си­мо­го мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та Сер­ге­ем Лан­до состо­ял­ся три года назад, когда новый факуль­тет толь­ко созда­вал­ся (см. ТрВ-Нау­ка №17 от 25 нояб­ря 2008 г., с. 4) [1], а ныне наста­ло вре­мя под­ве­сти неко­то­рые ито­ги. Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на. Пол­ную вер­сию интер­вью читай­те на сай­те «Полит.ру» (www.polit.ru/article/2011/09/27/math_in_hse).

— Что Вы счи­та­е­те глав­ны­ми успе­ха­ми факуль­те­та за про­шед­шее вре­мя? Что полу­чи­лось? Что пока не полу­чи­лось?

— Как ни стран­но, наши пла­ны в основ­ном реа­ли­зу­ют­ся. Сфор­ми­ро­ва­ны две глав­ные состав­ля­ю­щие хоро­ше­го факуль­те­та: сло­жил­ся высо­ко­класс­ный кол­лек­тив пре­по­да­ва­те­лей, и к нам при­хо­дят хоро­шие сту­ден­ты. Усло­вия рабо­ты в Выс­шей шко­ле эко­но­ми­ки поз­во­ля­ют пре­по­да­ва­те­лям, рабо­та­ю­щим на пол­ную став­ку, не тра­тить зна­чи­тель­ных уси­лий на зара­ба­ты­ва­ние денег на сто­роне, в резуль­та­те чего у них есть вре­мя на иссле­до­ва­ния и на обще­ние со сту­ден­та­ми. Науч­ная жизнь — семи­на­ры, спец­кур­сы, кон­фе­рен­ции, поезд­ки — бур­лит.

Пер­вые три года мы наби­ра­ли в сред­нем око­ло 35 сту­ден­тов, в этом году их при­шло 48. Хуже обсто­ят дела с маги­стра­ту­рой и аспи­ран­ту­рой. Они были откры­ты в про­шлом году в рас­че­те на при­вле­че­ние выпуск­ни­ков дру­гих вузов и пока в пол­ную силу еще не раз­вер­ну­лись. С ростом факуль­те­та все боль­ше ощу­ща­ет­ся тес­но­та: в одном каби­не­те раз­ме­ща­ют­ся четы­ре-пять пре­по­да­ва­те­лей, не все­гда хва­та­ет ком­нат для семи­на­ров.

Конеч­но, хоте­лось бы, что­бы факуль­тет рас­по­ла­гал­ся в удоб­ном зеле­ном кам­пу­се, сре­ди дру­гих факуль­те­тов уни­вер­си­те­та, что­бы у каж­до­го про­фес­со­ра был свой каби­нет, а у сту­ден­тов — ком­на­ты для само­сто­я­тель­ных заня­тий, что­бы в пере­ры­ве сту­ден­ты мог­ли поси­деть на трав­ке, пред­ва­ри­тель­но пере­ку­сив в одном из бли­жай­ших сту­ден­че­ских кафе, а про­фес­со­ра мог­ли обсу­дить науч­ные про­бле­мы за чаш­кой кофе в про­фес­сор­ском клу­бе. Это­го нет и в бли­жай­шие 2–3 года не пред­ви­дит­ся. Одна­ко уже сей­час у сту­ден­тов есть широ­кий выбор раз­но­об­раз­ных спе­ци­аль­ных кур­сов, спе­ци­аль­ных семи­на­ров и науч­ных руко­во­ди­те­лей.

— Я знаю, что на факуль­тет при­шли мно­гие про­фес­си­о­наль­ные мате­ма­ти­ки. Что, на Ваш взгляд, отли­ча­ет мето­ды пре­по­да­ва­ния на мате­ма­ти­че­ском факуль­те­те ВШЭ от суще­ству­ю­щих струк­тур мате­ма­ти­че­ско­го обра­зо­ва­ния в Рос­сии?

— Пре­по­да­ва­тель­ский состав факуль­те­та — одно из глав­ных наших дости­же­ний. Та груп­па пре­по­да­ва­те­лей, кото­рая созда­ва­ла факуль­тет, зада­ла очень высо­кую план­ку про­фес­си­о­на­лиз­ма. Так, из 9 сотруд­ни­ков «пер­во­го при­зы­ва» двое — Вик­тор Ана­то­лье­вич Васи­льев и Борис Льво­вич Фей­гин — дела­ли пле­нар­ные докла­ды на Меж­ду­на­род­ном мате­ма­ти­че­ском кон­грес­се. Это, пожа­луй, выс­шая фор­ма при­зна­ния про­фес­си­о­наль­ным меж­ду­на­род­ным сооб­ще­ством. У меня ощу­ще­ние, что уста­нов­лен­ная тогда план­ка не опу­сти­лась. Ска­жем, трое сотруд­ни­ков полу­чи­ли сте­пень PhD в Гар­вар­де: к рабо­та­ю­ще­му с момен­та осно­ва­ния факуль­те­та Миха­и­лу Фин­кель­бер­гу при­со­еди­ни­лись Миха­ил Вер­биц­кий и Лео­нид Поси­цель­ский.

Об их уровне мож­но судить, напри­мер, по тому, что рабо­там М. Вер­биц­ко­го по кэле­ро­вой гео­мет­рии был посвя­щен один из недав­них докла­дов на семи­на­ре Бур­ба­ки (в тра­ди­ци­ях это­го зна­ме­ни­то­го париж­ско­го семи­на­ра с 60-лет­ней исто­ри­ей, кото­рый соби­ра­ет­ся на сес­сии два раза в год, — заслу­ши­вать докла­ды о наи­бо­лее инте­рес­ных недав­них резуль­та­тах). Отме­чу при этом, что мы ведем кон­курс­ный отбор новых сотруд­ни­ков по науч­ным и педа­го­ги­че­ским каче­ствам, не обра­щая осо­бо­го вни­ма­ния на то, какое учеб­ное заве­де­ние они закон­чи­ли или где защи­ти­ли дис­сер­та­цию.

Что прин­ци­пи­аль­но важ­но, сре­ди новых сотруд­ни­ков мно­го моло­де­жи — воз­раст 11 из 23 доцен­тов не пре­вы­ша­ет 35 лет. Это озна­ча­ет, что кад­ро­вое буду­щее факуль­те­та так­же обес­пе­че­но.

Суще­ствен­ную роль в попол­не­нии наше­го пре­по­да­ва­тель­ско­го соста­ва игра­ет тес­ное вза­и­мо­дей­ствие с веду­щим рос­сий­ским иссле­до­ва­тель­ским цен­тром — Мате­ма­ти­че­ским инсти­ту­том им. В.А.Стеклова РАН. Инсти­тут дал согла­сие на обра­зо­ва­ние на факуль­те­те его базо­вой кафед­ры, что зна­чи­тель­но рас­ши­ря­ет круг направ­ле­ний иссле­до­ва­ний, осу­ществ­ля­е­мых сотруд­ни­ка­ми.

Обра­зо­ва­тель­ная дея­тель­ность не замы­ка­ет­ся на сотруд­ни­ках факуль­те­та. Толь­ко за про­шед­ший учеб­ный год отдель­ные лек­ции сту­ден­там про­чи­та­ли такие выда­ю­щи­е­ся мате­ма­ти­ки, как про­фес­сор Уни­вер­си­те­та шта­та Мичи­ган в Анн Арбо-ре Сер­гей Фомин, лау­ре­а­ты Меда­ли Фил­дса Ста­ни­слав Смир­нов и Вла­ди­мир Вое­вод­ский, Андрей Агра-чев. Боль­шим успе­хом, при­чем не толь­ко у наших сту­ден­тов, поль­зо­ва­лись мини-кур­сы дека­на факуль­те­та мате­ма­ти­ки Уни­вер­си­те­та Колам-бия (Нью-Йорк) Иго­ря Мои­се­е­ви­ча Кри­че­ве­ра и про­фес­со­ра Кали­фор­ний­ско­го уни­вер­си­те­та (UC Irvine) Вла­ди­ми­ра Бара­нов­ско­го.

В 2010 г. ВШЭ при­ня­ла уча­стие в кон­кур­се Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния и нау­ки на при­гла­ше­ние в вузы веду­щих про­фес­со­ров. В резуль­та­те побе­ды в этом кон­кур­се на факуль­те­те была созда­на Лабо­ра­то­рия алгеб­ра­и­че­ской гео­мет­рии и ее при­ло­же­ний под руко­вод­ством про­фес­со­ра Мате­ма­ти­че­ско­го инсти­ту­та Куран­та Нью-Йорк­ско­го уни­вер­си­те­та Федо­ра Алек­се­е­ви­ча Бого­мо­ло­ва. Эта лабо­ра­то­рия ока­зы­ва­ет суще­ствен­ное вли­я­ние на жизнь факуль­те­та. Ее пят­нич­ные семи­на­ры соби­ра­ют алгеб­ра­и­че­ских гео­мет­ров со всей Моск­вы при актив­ном уча­стии наших сту­ден­тов и аспи­ран­тов. Летом лабо­ра­то­рия про­ве­ла две недель­ные шко­лы, на кото­рых к нашим сту­ден­там при­со­еди­ни­лись ребя­та из дру­гих реги­о­нов Рос­сии. Толь­ко в сен­тяб­ре сов­мест­но с МИ АН были про­ве­де­ны две меж­ду­на­род­ные кон­фе­рен­ции. С деся­ток наших сту­ден­тов и аспи­ран­тов — сотруд­ни­ки лабо­ра­то­рии, их иссле­до­ва­тель­ская дея­тель­ность полу­ча­ет мате­ри­аль­ную под­держ­ку. И всё это сде­ла­но мень­ше чем за год.

Рис. И. Кий­ко

При состав­ле­нии учеб­ных пла­нов мы ори­ен­ти­ро­ва­лись преж­де все­го на совре­мен­ное состо­я­ние мате­ма­ти­че­ской нау­ки и на опыт, при­об­ре­тен­ный в Неза­ви­си­мом Мос­ков­ском уни­вер­си­те­те. Каж­дый преподаватель—сложившийся иссле­до­ва­тель, зна­ю­щий, какие обла­сти мате­ма­ти­ки и какие под­хо­ды исполь­зу­ют­ся на перед­нем крае иссле­до­ва­ний. Это зна­ние фор­ми­ру­ет прин­ци­пы отбо­ра пре­по­да­ва­е­мо­го мате­ри­а­ла и мето­ды его пре­по­да­ва­ния.

Неболь­шие раз­ме­ры факуль­те­та дают воз­мож­ность инди­ви­ду­аль­но рабо­тать с каж­дым сту­ден­том. Такой под­ход не толь­ко обес­пе­чи­ва­ет вклю­че­ние силь­ных сту­ден­тов в иссле­до­ва­тель­скую дея­тель­ность, но и поз­во­ля­ет свое­вре­мен­но выяв­лять воз­ни­ка­ю­щие труд­но­сти и помо­гать в их пре­одо­ле­нии. Мы ста­ра­ем­ся, что­бы уже на пер­вом кур­се каж­дый сту­дент выпол­нял кур­со­вую рабо­ту. На 1–2-м кур­сах эти рабо­ты носят рефе­ра­тив­ный харак­тер, на 3–4-м в них вклю­ча­ют­ся резуль­та­ты соб­ствен­ных иссле­до­ва­ний.

— Как скла­ды­ва­ет­ся сотруд­ни­че­ство Неза­ви­си­мо­го Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та и мате­ма­ти­че­ско­го факуль­те­та ВШЭ? 3 года назад Вы гово­ри­ли о том, что созда­ние факуль­те­та не сде­ла­ет НМУ сла­бее, полу­чи­лось ли заду­ман­ное? Уда­лось ли из ста­рой и новой струк­ту­ры сде­лать еди­ное целое?

— Мы не пла­ни­ро­ва­ли пре­вра­щать Неза­ви­си­мый уни­вер­си­тет и мат­фак ВШЭ в еди­ное целое. Это тес­но свя­зан­ные, но совер­шен­но само­сто­я­тель­ные орга­ни­за­ции. После созда­ния факуль­те­та руко­вод­ство Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки под­дер­жа­ло целый ряд про­ек­тов, нача­тых Неза­ви­си­мым уни­вер­си­те­том, и эти про­ек­ты ста­ли сов­мест­ны­ми. Сре­ди них — про­грам­ма Math In Moscow, в рам­ках кото­рой сту­ден­ты из веду­щих уни­вер­си­те­тов Север­ной Аме­ри­ки при­ез­жа­ют в Моск­ву, на семестр для изу­че­ния мате­ма­ти­ки. Кур­сы, кото­рые им чита­ют­ся на англий­ском язы­ке, могут посе­щать и сда­вать так­же сту­ден­ты мат­фа­ка. Это и «Мос­ков­ский мате­ма­ти­че­ский жур­нал» — наи­бо­лее цити­ру­е­мый из рос­сий­ских пери­о­ди­че­ских мате­ма­ти­че­ских жур­на­лов. Он изда­ет­ся на англий­ском язы­ке.

На Неза­ви­си­мом уни­вер­си­те­те появ­ле­ние мат­фа­ка ска­за­лось самым поло­жи­тель­ным обра­зом. По этой ли, по дру­гой ли при­чине уже вто­рой год пер­вые лек­ции в Неза­ви­си­мом испы­ты­ва­ют небы­ва­лый ранее наплыв наро­ду. Един­ствен­ный боль­шой зал в уни­вер­си­те­те, где чита­ют­ся лек­ции пер­во­курс­ни­кам, не может вме­стить всех 250 чело­век жела­ю­щих, и адми­ни­стра­ции при­шлось орга­ни­зо­вать теле­транс­ля­цию в сто­ло­вой.

Конеч­но, как и преж­де, двой­ную нагруз­ку в тече­ние дол­го­го вре­ме­ни выдер­жи­ва­ют немно­гие, но само по себе жела­ние у тако­го коли­че­ства моло­де­жи вос­пол­нить недо­ста­ток мате­ма­ти­че­ских зна­ний не может не радо­вать.

— Доволь­ны ли Вы уров­нем при­хо­дя­щих в «Выш­ку» аби­ту­ри­ен­тов? Есть ли про­бле­мы с набо­ром? Явля­ет­ся ли ЕГЭ удоб­ным инстру­мен­том для выбо­ра луч­ших?

— В целом мы доволь­ны аби­ту­ри­ен­та­ми, кото­рых наби­ра­ем. Зна­чи­тель­ная их часть — ребя­та с хоро­шей под­го­тов­кой, настро­ен­ные на заня­тия мате­ма­ти­кой. Боль­шин­ство осталь­ных так­же гото­во при­ло­жить нема­лые уси­лия, и порой про­гресс быва­ет весь­ма заме­тен. В резуль­та­те у нас малень­кий отсев. Да и он ком­пен­си­ру­ет­ся тем, что на факуль­тет пере­во­дят­ся силь­ные сту­ден­ты из дру­гих вузов, узнав­шие от сво­их това­ри­щей про сло­жив­шу­ю­ся у нас атмо­сфе­ру, жела­ю­щие попасть в нее, что­бы почув­ство­вать совре­мен­ную мате­ма­ти­ку.

В преды­ду­щие годы отбор на факуль­тет про­хо­дил по резуль­та­там олим­пи­ад, и в допол­не­ние к ЕГЭ мы про­во­ди­ли свой всту­пи­тель­ный экза­мен. Этот экза­мен слу­жил свое­об­раз­ным барье­ром, поз­во­ля­ю­щим аби­ту­ри­ен­там сори­ен­ти­ро­вать­ся и понять, сов­па­да­ют ли их устрем­ле­ния с тем, что их ожи­да­ет на факуль­те­те. Его зада­чи (хоть и неслож­ные, но непри­выч­ные) тре­бо­ва­ли для сво­е­го реше­ния насто­я­ще­го пони­ма­ния школь­ной мате­ма­ти­ки.

В этом году у нас сво­е­го всту­пи­тель­но­го экза­ме­на не было, одна­ко Рос­сий­ский Совет олим­пи­ад школь­ни­ков повы­сил уро­вень про­во­ди­мой нами мате­ма­ти­че­ской олим­пи­а­ды с 3-го до 2-го. Это в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни раз­вя­за­ло нам руки, поз­во­лив учи­ты­вать лишь резуль­та­ты дей­стви­тель­но каче­ствен­ных олим­пи­ад. Как след­ствие, на пер­вый курс в этом году было при­ня­то 33 побе­ди­те­ля и при­зе­ра раз­лич­ных олим­пи­ад, из них 8 чело­век — побе­ди­те­ли и при­зе­ры Все­рос­сий­ской олим­пи­а­ды по мате­ма­ти­ке. Мы не сомне­ва­ем­ся, что на кур­се обра­зу­ет­ся силь­ное ядро вну­ши­тель­ных раз­ме­ров, вокруг кото­ро­го закру­тит­ся мате­ма­ти­че­ская жизнь.

Что же каса­ет­ся ЕГЭ, то Ваша поста­нов­ка вопро­са о выбо­ре луч­ших пред­по­ла­га­ет ситу­а­цию 40-лет­ней дав­но­сти: мно­же­ство силь­ных школь­ни­ков сту­чит­ся в две­ри при­ем­ных комис­сий боль­шо­го чис­ла веду­щих мате­ма­ти­че­ских и есте­ствен­но­на­уч­ных факуль­те­тов стра­ны, с зами­ра­ни­ем серд­ца ожи­дая, прой­дут ли они, и комис­си­ям лишь оста­ет­ся при­ду­мать спо­соб для отбо­ра силь­ней­ших и этим спо­со­бом вос­поль­зо­вать­ся. Сей­час ситу­а­ция дру­гая: аби­ту­ри­ен­ты стре­мят­ся на факуль­те­ты эко­но­ми­ки, госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния и гости­нич­но­го хозяй­ства. Так что к 380 заяв­ле­ни­ям, подан­ным на наши 50 бюд­жет­ных мест, мы отнес­лись спо­кой­но: изна­чаль­но было ясно, что зна­чи­тель­ная часть этих ребят занес­ла свои заяв­ле­ния в при­ем­ную комис­сию лишь пото­му, что та ока­за­лась по доро­ге.

Для нас важ­ным фак­то­ром явля­ет­ся жела­ние аби­ту­ри­ен­тов учить­ся имен­но у нас, а ЕГЭ слу­жит лишь под­твер­жде­ни­ем того, что они смо­гут учить­ся. У всех посту­пив­ших оцен­ка ЕГЭ по мате­ма­ти­ке боль­ше 80, да и мини­маль­ная сум­ма оце­нок за три экза­ме­на (мате­ма­ти­ка, рус­ский язык и физи­ка) рав­на 243. В то же вре­мя нам не гро­зит наплыв аби­ту­ри­ен­тов с непра­вед­но сдан­ны­ми экза­ме­на­ми; мне труд­но себе пред­ста­вить, что­бы чело­век, купив­ший резуль­тат ЕГЭ по мате­ма­ти­ке, затем доб­ро­воль­но обрек себя на изу­че­ние мате­ма­ти­ки еще в тече­ние 4 лет. Конеч­но, месяц-дру­гой уче­бы скор­рек­ти­ру­ют наши пред­став­ле­ния о пер­во­курс­ни­ках, но пока мы воз­ла­га­ем на них боль­шие надеж­ды. Реше­ния о фор­ма­те поступ­ле­ния на буду­щий год в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни опре­де­лят­ся срав­не­ни­ем ака­де­ми­че­ских успе­хов это­го и преды­ду­щих набо­ров.

В целом же «отбо­роч­ная» функ­ция ЕГЭ меня вол­ну­ет мало. Гораз­до важ­нее вли­я­ние еди­но­го экза­ме­на на школь­ное обу­че­ние, а вот судить о послед­стви­ях это­го вли­я­ния мож­но будет лишь через несколь­ко лет и лишь с помо­щью дру­гих форм неза­ви­си­мо­го кон­тро­ля.

К нашим явным недо­ра­бот­кам я бы отнес малое коли­че­ство немо­ск­ви­чей сре­ди наших сту­ден­тов. Так, в этом году из-за пре­де­лов Мос­ков­ской обла­сти посту­пи­ло не более тре­ти аби­ту­ри­ен­тов. По всей види­мо­сти, это озна­ча­ет, что мы пока не нашли кана­лов доста­точ­но эффек­тив­но­го рас­про­стра­не­ния инфор­ма­ции о факуль­те­те на обще­рос­сий­ском уровне. А ведь талан­ты при рож­де­нии вовсе не кон­цен­три­ру­ют­ся в пре­де­лах Садо­во­го коль­ца или даже Цен­траль­но­го адми­ни­стра­тив­но­го окру­га.

— Если огля­нуть­ся на 3 года назад, то мож­но ли что-то ска­зать об изме­не­нии ситу­а­ции в мате­ма­ти­че­ском обра­зо­ва­нии в Рос­сии? Есть ли подвиж­ки к луч­ше­му?

— Мне труд­но судить о школь­ном мате­ма­ти­че­ском обра­зо­ва­нии в целом: при­хо­дя­щие к нам аби­ту­ри­ен­ты и 40 лет назад удо­вле­тво­ри­ли бы самый взыс­ка­тель­ный вкус, но это лишь очень малень­кая и дале­ко не слу­чай­ная выбор­ка. А вот в выс­шем обра­зо­ва­нии за послед­ний год наме­ти­лись суще­ствен­ные сдви­ги, кото­рые я бы свя­зал с мини­стер­ски­ми гран­та­ми. Три таких гран­та по мате­ма­ти­ке (лабо­ра­то­рия Смир­но­ва на мат­ме­хе Санкт-Петер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та, лабо­ра­то­рия Дуб­ро­ви­на на мех­ма­те МГУ и лабо­ра­то­рия Бого­мо­ло­ва у нас) уже замет­но изме­ни­ли обра­зо­ва­тель­ный пей­заж. (К сожа­ле­нию, я мень­ше знаю про лабо­ра­то­рию Тре-щева в Ижев­ске; воз­мож­но, учи­ты­вая мас­шта­бы горо­да, ее вли­я­ние еще более замет­но.) Одних толь­ко про­ве­ден­ных эти­ми лабо­ра­то­ри­я­ми сту­ден­че­ских школ уже насчи­ты­ва­ет­ся с пол­дю­жи­ны. К тому же их сотруд­ни­ки не огра­ни­чи­ва­ют­ся уча­сти­ем в сво­их шко­лах, а чита­ют лек­ции и ведут заня­тия и в тра­ди­ци­он­ных лет­них шко­лах, орга­ни­зу­е­мых Яро­слав­ским уни­вер­си­те­том, Ека­те­рин­бург­ски­ми уни­вер­си­те­том и Инсти­ту­том мате­ма­ти­ки РАН, Гор­но-Алтай­ским уни­вер­си­те­том. Если финан­си­ро­ва­ние дей­ству­ю­щих лабо­ра­то­рий будет про­дол­же­но за пре­де­лы выде­лен­ных им до 2012 г. гран­тов, если в том же фор­ма­те будут обра­зо­ва­ны дру­гие лабо­ра­то­рии, то они смо­гут дать тол­чок мате­ма­ти­че­ско­му обра­зо­ва­нию не толь­ко в сво­их базо­вых, но и в дру­гих уни­вер­си­те­тах.

В то же вре­мя я не вижу суще­ствен­ных изме­не­ний в опла­те тру­да пре­по­да­ва­те­лей, рабо­та­ю­щих в клас­си­че­ских и тех­ни­че­ских уни­вер­си­те­тах, в том чис­ле в феде­раль­ных и наци­о­наль­ных иссле­до­ва­тель­ских. Если в этих вузах не будут созда­ны усло­вия для тех, кто полу­ча­ет и пуб­ли­ку­ет науч­ные резуль­та­ты высо­ко­го уров­ня, то ни о каком про­ры­ве не может быть и речи, а без про­ры­ва мы обре­че­ны на даль­ней­шее отста­ва­ние.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: