Cто за КТО

Баксанское ущелье — за эту красоту еще и приплачивают…
Непосредственно и регулярно сталкиваясь с нижеописываемым фактом, каждый раз испытываю изрядные эмоции. Даже понимая, что примерно с тем же успехом можно раздражаться на жару или, наоборот, грозить кулаком проливающимся несвоевременным дождем небесам.

Общее

Факты таковы. Командировочные при поездках по России в РАН составляют 100 руб. в сутки. Проживание в гостинице оплачивается по максимальной ставке 550 руб. в сутки. Нормы, не соврать бы, не менялись уже более десятка лет…

Стоит уточнить. Эти параметры роскошной жизни действуют, если оплата командировки идет из бюджетных денег, напрямую выделяемых институтам государством. Так и хочется заметить, что спрос с нашего государства невеликий, и в собственных реалиях оно (наше государство) разбирается слабо. На 100 руб. можно разве что купить один бутерброд и бутылку пива — по мнению государства, видимо, этого достаточно, чтобы весь день в командировке не голодать. Равно как наше государство считает, что во всех городах и весях оно заставлено комфортабельными гостиницами, в которых можно снять номер за 550 руб. Хотя, соглашусь, таковые попадаются — с просторными восьмиместными номерами, туалетом в конце коридора и без душа… А не дай бог, не уложишься в прокрустово ложе указанной цифры— доплачивай из своего кармана.

С другой стороны, а куда смотрит руководство институтов и Академии в целом? Почему никак не радеет за собственных сотрудников? Боюсь, оно (на этот раз не государство, а руководство) об этом факте вряд ли помнит. Дело в том, что если командировка оплачивается из других источников (по специализированным программам, на основании контрактов с другими организациями, из средств грантов РФФИ и/или других фондов), то условия отнюдь не такие нищенские. Суточные достигают 770 руб., да и гостиницу можно выбирать со вполне приемлемым сервисом и стоимостью, исчисляемой парой-тройкой тыщ в сутки. То есть государство, одной рукой поставив строгие финансовые рамки, другой — разрешило некие послабления. Но, как всегда, — в ограниченных пределах и не для всех. Вопросы, куда смотрит и почему молчит Академия, — риторические.

Хорошо хоть нет никаких ограничений на стоимость или способ проезда. А то запросто: на всё про всё дается, скажем, полторы тыщи — и добирайся, как хочешь. На перекладных электричках («собаках»), например. Футбольные фанаты дадут грамотную консультацию, как это лучше сделать. Но, нет, оплачивается самолет, за исключением бизнес-класса, разумеется. Цена вопроса на рейс туда-обратно в Нальчик или Минеральные Воды сейчас колеблется в пределах 11−14 тыс. руб. На фоне этих цифр 100-рублевые суточные явно рисуются особенным перлом мудрой государственной экономии.

Частное

Но вершиной идиотизма выглядела следующая история. Наша лаборатория находится в При-эльбрусье, в Баксанском ущелье, в котором с некоторых пор, после известных печальных событий (серия нападений на сотрудников силовых ведомств, взрыв на Бак-санской ГЭС, гибель московских туристов), действуют режим контртеррористической операции (КТО) и комендантский час — с 12-ти ночи до 6-ти утра.

Даже днем проехать на территорию Эльбрусского района можно только по заранее подготовленным и утвержденным в местном МВД спискам. Ночью же тебя, невзирая ни на какие документы, списки и командировочные удостоверения, завернет первый же из примерно десятка постов, расставленных по всей дороге от Нальчика до верховьев ущелья.

И вот вечерний самолет из Москвы задерживается на 2 часа и прибывает в Нальчик около полуночи. Ехать в ущелье никакого смысла нет— не пустят в лучшем случае. Остаемся с коллегой ночевать в Нальчике, снимая, увы, разные номера, т. е. не имея возможности сэкономить драгоценные государственные деньги. Коллега — дама. На гостиницу, мягко говоря, без слез не взглянешь, хотя, надо признать, знавала она и худшие времена. Сейчас там хоть есть вполне сносные и полностью укомплектованные одноместные номера. Правда, без горячей воды. Впрочем, в тот момент ее не было во всем городе…

Стоимость номера — 1100 руб. Я бы сказал, что цена соответствует качеству, учитывая все отечественные реалии и средние цены в данном спектре услуг. В институте мне для начала возвращают только 550 руб. (оплата командировки идет из пресловутых бюджетных денег). На остальное требуется писать служебную записку и изымать средства из гранта РФФИ. Но и здесь закавыка: в квитанцию отдельными строками вписаны холодильник (20 руб.) и телевизор (20 руб.). Выясняется, что их оплачивать ну никак не положено!

Ну ладно, будем считать, что за 40 руб. я классно посмеялся. Притом, что, разрази меня гром, никакого холодильника я в номере не припоминаю. И, естественно, им не пользовался. Равно как и телевизором — ночь на дворе, а завтра подъем в 6 утра и 120 км — в горы на работу.

Вообще-то не так страшен черт, как его издалека малюют. В целом обстановка в Баксанском ущелье для местных жителей относительно спокойная, разве что с работой полный швах — на туристов, обеспечивающих основную экономику региона, режим КТО действует, как фумитокс на комаров… Но вот все мои знакомые, не имеющие к науке непосредственного отношения, узнавая про 100-рублевые командировочные, поначалу искренне считают, что их разыгрываю. А потом несколько даже возмущенно спрашивают— ну и на хрена ты туда ездишь? А что делать, отвечаю: ничего личного, просто бизнес. По-русски. По-научному.

Илья Мирмов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: