«Проблема решаема», но не решается

К обсуждению проблемы издания научных книг

Обсуждение моей статьи о научных издательствах в ТрВ-Наука № 81 (см. «Поздравление с оговорками» и «Проблема издания научных книг: кто виноват?», http://trv-science.ru/2011/06/21/), к сожалению, привело к смещению обсуждаемой проблематики. Я говорил об издании научных книг, а представитель «Эксмо» Никита Максимов и палеонтолог Александр Марков — о популяризации науки; я — о традиционных книгах, а телеведущий и рефери конкурса популярных книг Александр Архангельский — о переходе на электронные носители информации (с ними тоже всё совсем не беспроблемно). Строго по теме высказался лишь издатель Владимир Ваксман, и высказался очень толково, сказав и о кредитах, невыгодных «при действующих процентных ставках», и о повышении налога (чтобы быть точным — страховых платежей) для малых издательств в этом году с 14 до 34% — а ведь это скажется на цене книг! Новый налог необходимо срочно отменить, иначе малые издательства, которые как раз и издают научные книги, будут окончательно съедены крупными, вроде «Эксмо» или «АСТ», которые в первую очередь озабочены массовостью и доходностью литературы, а отнюдь не ее научной ценностью.

С Владимиром Ваксманом у меня расхождение только в нюансах. Он считает, что главный пафос моей статьи — в недовольстве низкими ставками гонораров, вообще низкой оплатой науки. Я, конечно, недоволен этим, но выражаю не свое личное недовольство (мне лично уже немного надо — на книги да лекарства), а общее недовольство всей массы научных работников и вузовских преподавателей. И это не просто вопрос о недовольстве — это вопрос о судьбах страны. Страна, которая не хочет тратить большие деньги на науку, предпочитая дворцы и яхты для правящей элиты и престижные проекты, способные увлечь фанатов, через поколение окажется без большой науки, а значит, уже сегодня — без будущего.

Издание научных книг — не блажь ученого, не погоня за славой, это очень важная часть нормального функционирования науки — публикации, обмен идеями. И гонорар за такую работу — отнюдь не «дополнительный бонус», как выражается Ваксман, а важный стимул к исследованиям и публикациям.

Я совершенно согласен с Владимиром Ваксманом, что основная тяжесть борьбы за признание науки приоритетной отраслью лежит на плечах воспитателей новых поколений. Но если мы этим ограничимся, то новые поколения, какими бы они ни получились удачными и готовыми оценить и поддержать науку, придут, когда уже от науки в России останутся рожки да ножки. Что-то надо делать сейчас. В этом суть моего выступления.

Теперь об отклике Никиты Максимова из «Эксмо». Я уже отмечал, что его тема — популяризация науки: «Эксмо» — большое издательство массовой литературы, а науку, настоящую науку, издают маленькими тиражами небольшие издательства. Естественно, что Максимов смотрит со своей о-о-очень высокой колокольни. Он оттуда видит только 1520 ученых, способных написать о науке популярно. Вероятно, он понимает, что это вовсе не обязательно цвет русской науки. Кондаков, Струве, Ефименко славились необыкновенно скучным изложением своих идей.

Максимов предупреждает: «Будьте готовы к тому, что вы уже перестаете быть просто автором, а становитесь проектом. Это означает, что в вас начали вкладывать деньги и нужно быть адекватным. ». Я лично не собираюсь «становиться проектом».

Никита Максимов пишет: «Мы с начала года ищем людей на написание пяти-шести книг по разным научным направлениям. Мы придумали идеи, гарантируем продажи, оформление, продвижение, но желающих просто не нашлось. Зато есть изрядное количество людей, которые готовы нести только свои идеи в массы, только в своем авторском изложении». Руководителю отдела «Эксмо», по-видимому, невдомек, что настоящую науку делают именно те люди, которые «готовы нести только свои идеи в массы». А если вы «придумали идеи, гарантируете продажи» и т.д., то сами и пишите!

Я, однако, согласен с Максимовым в том, что ученым нужно овладевать и искусством популяризации. Нужно смолоду давать им и литературную подготовку, учить их излагать всё ясно, живым языком, избавлять от «ученого канцелярита», приучать к популярному изложению — пригодится и для лекционной деятельности.

Наконец, отклик последнего комментатора, Александра Маркова, поверг меня в недоумение. Он всем доволен, популярные книги можно напечатать, научные тоже. Правда, «гонораров не платят», а наоборот, надо уплатить деньги издателю (прямо или купив сто экземпляров своей книги — это ведь тоже нечто вроде «гонорара наоборот»), правда качество будет неважнецким, ну, перепутают страницы, плохой шрифт, туалетная бумага… подумаешь, чай не в графских покоях родились! На вопрос корреспондента: «Есть ли проблема издания учеными своих книг — научных или научно-популярных? Или Вы такой проблемы не видите?» Марков отвечает: «У меня сложилось впечатление, что особо больших проблем с этим нет». И название отклика: «Проблема решаема…». А на вопрос «Есть ли возможность у автора-ученого получить гонорар, который бы частично возмещал его интеллектуальные затраты на ее подготовку?» Марков отвечает: «Этого пока нет». Словом, всё хорошо, прекрасная маркиза.

Ох, хочется спросить словами из анекдота: если всё так хорошо, то почему же так плохо?

Лев Клейн

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: