Односторонняя связь

Рис. В. Шилова
В этом номере ТрВ-Н публикуется дискуссия о пресс-службах в российских научных институтах: нужны ли они и какими они должны быть. Мнения о необходимости пресс-служб в отечественных научных учреждениях, представленные Татьяной Пичугиной, Марией Роговой и Ольгой Орловой, разумны и интересны, каждое по-своему. Можно спорить о том, насколько проект «сферической пресс-службы в вакууме» осуществим в каждом конкретном случае. Как мне кажется, универсальной модели пресс-службы нет и быть не может, специфика исследований в различных областях науки должна определять наиболее удобную схему взаимодействия со СМИ, хотя, конечно, какие-то общие для всех элементы могут существовать. Но сейчас мне хотелось бы немного повернуть проблему, чтобы взглянуть на нее с другой стороны.

В моей практике работы со СМИ организация контактов с учеными или недобросовестность корреспондентов — проблемы, безусловно, важные, но алгоритм их решения понятен (сложнее ответить на вопрос, существует ли объективная потребность в таких пресс-службах, но и он обсуждаем).

Гораздо более запутан другой вопрос: насколько СМИ, получающие информацию от ученых, компетентны в ее представлении читателю, в особенности когда дело не касается рассказа о работе конкретного исследователя.

В моем представлении идеальной ситуации у научно-популярных и пишущих о науке общественных СМИ есть одна не главная, но важная функция — рассказывать читателю-слушателю-зрителю об устройстве мира вообще. Этому посвящено огромное количество научно-популярных передач и фильмов; целые телевизионные каналы занимаются именно тем, что транслируют не новости науки и не отчеты о работе отдельных институтов, а некоторые «сводки с полей» о том, что происходит на фронте и за фронтом научного познания.

В идеале для создания таких передач требуется информация, полученная от компетентных экспертов — тех же ученых. Взаимодействие обычно происходит так: журналист договаривается об интервью, присылает список вопросов, называет общую тему фильма, проводит интервью — и после либо (в лучшем случае) сообщает о том, когда фильм выходит на экраны, либо (в худшем) просто исчезает.

Всё это было бы нормально, если бы результат — те фильмы, которые потом выходят на экраны, были бы хороши или хотя бы приемлемы. Но огромная часть научно-популярного кино сегодня — это странная смесь из разумных фактов и квазинаучных гипотез, слова действительно ученых соседствуют с «альтернативными мнениями», а в самом повествовании и способе организации материала логические связи отсутствуют как класс.

Создастся ли у зрителя цельное представление о мире и о современной науке в результате такого «просвещения»? Сильно сомневаюсь.

Как реагировать на такие фильмы? Участвовать в них — удовольствие маленькое, но и не участвовать совсем — не выход. Выходом — теоретически — могла бы статьи совместная работа над передачей ученых и журналистов, но на практике этого практически никогда не бывает. В самом благоприятном случае вам покажут сценарий, но обычно не происходит и этого — сценарий, видимо, является чем-то вроде коммерческой тайны. Попытки же объяснить режиссеру, чем именно не понравился фильм, уже после его эфира, не приносят никакого конструктивного результата, поскольку создатели чаще всего пытаются отстоять свое право снимать научно-популярное кино так, как они считают правильным, воспринимая критику как цензуру.

На всякий случай подчеркну — я говорю не о конкретных фильмах или передачах, а о ситуации в сфере научно-популярного телевидения в целом. И самое неприятное — для меня — то, что ситуация вполне устраивает тех, кто снимает или заказывает такие фильмы и передачи. Для их создания не нужны ученые-консультанты, которые будут наравне с режиссером работать над сценарием и следить за связностью мысли. Не нужно и более глубокое проникновение в тему, которое неизбежно приведет к тому, что маргинальные «альтернативные» мнения, если и появятся в ленте, то с большими оговорками. Если ситуация не устраивает кого-то из ученых — ну так им же хуже, кино про то, что мы все умрем, можно снять и без конкретного эксперта.

Пока я вижу только один выход — начинать снимать научно-популярное кино самим. Но это уже далеко выходит за пределы компетенции пресс-службы.

Ольга Закутняя,
пресс-служба ИКИ РАН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: