Последний звонок или последний свисток?

1 июня шаттл Endeavour вернулся на Землю из своего последнего полета, который продолжался 15 суток. Endeavour с экспедицией STS-134 стартовал с мыса Канаверал 16 мая и причалил к Международной космической станции 18 мая. В составе МКС шаттл находился до 30 мая. (В ходе двухнедельной экспедиции посещения астронавты провели ряд работ по дооснащению американского сегмента станции. В частности, на борт МКС был доставлен прибор AMS-02 — альфа-магнитный спектрометр для регистрации космических лучей.) Экспедиция Endeavour стала предпоследним запуском по программе Space Shuttle. В июле этого года запланирован еще один полет шаттла Atlantis, после чего «космические челноки» займут место в музеях. Фото NASA

В конце мая российские выпускники прощаются со своими школами, ну а в июне им еще предстоит напряженная сдача экзаменов… Выражение «последний звонок» помимо пусть и грустного, но в целом позитивного смысла (прощание с детством, переход на иную ступень, выход во взрослую жизнь, наконец) может носить еще и негативный оттенок. Как известно, в театре последний звонок— это последнее предупреждение, напоминание тем, кто задержался в буфете, что можно не успеть на начало спектакля. Еще напряженнее звучит «последний свисток» на вокзале — тут уж бежать надо сломя голову, иначе поезд просто уйдет, и этот факт потом не оспоришь в суде…

Достаточно ли внятно для нашего образования, науки и всей страны в целом прозвучал этот «самый последний свисток»? Впрочем, наша страна не является исключением, в ней лишь доведены до абсурда мировые тенденции, и «последний звонок», возможно, является глобальным явлением. Уровень изначальной образованности абитуриентов, выбравших своей специальностью физику или математику, падает год от года не только в России.

Для неразвлекательной науки просто не остается места, и если раньше публика готова была из одного лишь уважения оплачивать «удовлетворение любопытства» ученых, то теперь она готова оплачивать удовлетворение исключительно собственного любопытства, для чего уже не нужно строить коллайдеры и запускать в космос шаттлы.

Предпоследний шаттл — Endeavour — вернулся с орбиты только что, 1 июня, а запуск последнего «челнока» — Atlantis — намечен на июль. После этого все шаттлы встанут на «вечный прикол», и в ближайшем будущем Соединенным Штатам придется уповать на аппараты, разработанные когда-то советскими учеными (не гнушавшимися как следует учиться), а также на романтиков-«частников», которым НАСА как раз и перечислило первые конкурсные деньги.

Не только пилотируемую космонавтику, но и космические исследования с помощью автоматических аппаратов сейчас сажают на «голодный паек». Признано рациональным исследовать планеты уже летающими (и ползающими) космическими аппаратами, благо их «жизненный ресурс» оказался гораздо выше запланированного (спасибо опять же хорошо учившимся в прошлом ученым и инженерам). Однако и он, конечно, не беспределен. Поэтому еще один «последний звонок» звенит теперь у нас по героическому марсоходу Spirit, который отработал более 20 своих гарантийных сроков, но в конце концов застрял в марсианских дюнах и не смог пережить зиму… Его собрат Opportunity, впрочем, до сих пор вполне бодр и продолжает радовать планетологов.

Почти общепринятым объяснением того, почему космос становится всё более «коммерческим» и всё менее «научным», стало утверждение о том, что деньги из науки уходят вслед за уходом в прошлое «холодной войны» и соревнования двух систем. Однако самые воинственные ныне страны что-то не торопятся вкладывать ресурсы в науку и предпочитают тратиться на ракеты и бомбы. Люди и государства всё менее склонны платить за престиж и всё тщательнее считают денежки (несмотря на то, что и жить стали лучше). Безусловно, наука доказала свою полезность, но теперь она, по мысли многих «экспертов», как бы не так уж и нужна. Ну, примерно так же, как на месте многочисленных когда-то крестьян остались теперь весьма немногочисленные фермеры, которые всё так же исправно кормят хлебом и овощами расплодившееся человечество (исправно пеняющее им и науке на ГМО). Наука, воплотившаяся в компьютерные интерфейсы, перестала быть наукой (и для освоения всего этого в каком-то смысле даже противопоказано быть «технарем» и вдаваться во все «тонкости»), она превратилась в своего рода магию — набор когда-то и кем-то созданных готовых рецептов, которые в случае чего всегда можно освежить в Интернете или в крайнем случае в службе поддержки. Смешные «нерды» остались лишь в роли послушной «палочки-выручалочки». Власть технократов рухнула, даже не успев толком зародиться…

Единственное, что способно еще избавить человечество от самолюбования и беспробудного сна, — это те самые вызовы, которые никуда не делись: терроризм, экология, демография, топливный кризис, экономический… Уж и не знаешь, печалиться ли по этому поводу или радоваться…

Максим Борисов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: