Интуиция (не) подведет

Есть темы, которые классическая наука обходит стороной. Причин тому много. Например, отсутствие надлежащего инструментария, необходимого для изучения «неопознанных» явлений. Или научный снобизм отдельных исследователей, которые не желают портить свою репутацию изучением сомнительных вещей. К числу таких сомнительных вещей относится и интуиция.

Д. Майерс. Интуиция. Возможности и опасности. СПб.: Питер, 2011. — 272 с.

Известный серьезными исследованиями в области социальных наук американский психолог Дэвид Майерс снобизмом не страдает и с легкостью берется за анализ самых невероятных фактов и явлений, связанных с интуицией и интуитивным познанием. В новой книге «Интуиция. Возможности и опасности» ученый нисколько не преуменьшает роль науки в объяснении феноменов, которые с точки зрения обыденного сознания имеют мистическое или паранормальное происхождение. Напротив, автор старается показать, что только трезвый научный взгляд на мир поможет нам сделать жизнь лучше и избежать ошибок, которые мы обычно совершаем, всецело полагаясь на шестое чувство. История науки, считает Майерс, представляет собой историю серии вызовов, брошенных интуиции, а для того, «чтобы отличить истинную интуицию от ложной, а крупицы истины — от чепухи, нужен научный подход: быть скептически настроенным, но не циничным, открытым, но не легковерным».

Поэтому, скорее всего, большая часть аудитории, на которую рассчитывало издательство, переиздав книгу в серии «Сам себе психолог» (ранее книга была выпущена этим же издательством в серии «Мастера психологии»), будет разочарована. Читатель не найдет там ни методик совершенствования интуиции, ни советов по развитию сверхспособностей, ни подтверждения мифа о том, что интуиция превосходит другие формы познания и не поддается рациональному объяснению. Книга скорее похожа на американский учебник по практической социальной психологии или поведенческой экономике, чем на популярное пособие для экстрасенсов и «психологов по жизни».

Дэвид Майерс описывает большое количество фактов и явлений, которые, на его взгляд, так или иначе связаны с интуицией. Саму интуицию автор рассматривает в широком смысле — как способность к прямому знанию и немедленному инсайту, без предварительных наблюдений и рассуждений. В основе этой способности лежит бессознательный опыт, но чаще всего когнитивные искажения, ошибки восприятия и суеверия, пронизывающие наше отношение к самым разным сторонам действительности. На примере отдельных сфер деятельности, таких, как спорт, инвестиционное дело, клиническая практика и азартные игры, автор показывает, к каким последствиям приводит человека слепое руководство интуицией, нежелание или неумение мыслить рационально.

Лучший способ проверить интуитивные догадки или оценить адекватность интуитивно принятых решений, считает Д. Майерс, — обратиться к статистике. Будучи знакомым с математической статистикой не понаслышке, автор призывает больше доверять цифрам, чем эмоциям и кажущимся закономерностям. На тех же примерах ученый показывает, что люди склонны искать взаимосвязи там, где балом правит случай, находить порядок среди хаоса. И в результате принимать неверные решения, основанные на иллюзии, что объективные и не зависящие от воли человека явления могут подчиняться нашему сознанию или какому-то вселенскому порядку.

Но нельзя сказать, что автор недооценивает возможности интуитивного познания и принятия решений в жизни человека. Предостерегая от ошибок интуиции, Майерс описывает и такие ситуации, когда интуиция помогает принимать верные решения и выигрывает в сравнении с излишней рациональностью и самокопанием. Цель его работы — показать, что научный подход помогает выявить как поразительно сильные стороны, так и серьезные опасности непроверенной интуиции.

Одна из глав книги посвящена критическому анализу «паранормальных» явлений. Автор описывает механизмы формирования у людей веры в сверхъестественное и развенчивает житейские представления об экстрасенсорной интуиции, поднимает важные вопросы о соотношении науки и духовности. Дэвид Майерс не противопоставляет науку и веру, а ищет точки их соприкосновения. Ученый надеется, что наука способна помочь отделить подлинную духовность от псевдодуховности, истину — от лжи и суеверий.

Во всех рассуждениях автора чувствуется крепкая научная хватка, здоровый прагматизм и детский восторг перед непознанными явлениями природы. Ученый признает ограниченность современной науки в объяснении малоизученных аспектов сознания и поведения человека, к числу которых относится и интуиция. Отсутствие догматичности и открытость новому опыту позволяют ему избегать категоричных выводов. «Демонстрируя нашу способность совершать глупости, — предупреждает автор, — эта книга создает опасность быть чрезмерно смиренным». Тем не менее, психология, считает ученый, является наукой созидательной, направленной на укрепление человеческого мышления путем объяснения и совершенствования как рациональных, так и интуитивных способов познания. Сравнивая интуицию с имеющимися доказательствами, мы улучшаем качество нашего мышления, потому что мудрость, уверен Д. Майерс, приходит с утратой иллюзий и приобретением знаний.

Игорь Павлов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • Доверие как жизненная необходимость26.10.2010 Доверие как жизненная необходимость Нас с детства учили говорить правду, и только правду. Мы соглашались и убегали во двор тренироваться в искусстве блефа в детской карточной игре «Веришь - не веришь». Все дети обманывали и обманывают. Нередко к этому их вынуждают взрослые, загоняя в тесные рамки не всегда понятных норм и правил.
  • 05.05.2020 Психология — очень живая и забавная наука Научно-популярная книга комиксов? Да, такой жанр — в оригинальном, а не переводном виде — теперь появился на рынке российской научно-популярной литературы. Полина Кривых, психофизиолог, лектор, рассказала нашей газете о своей книге комиксов «Где мои очки, и другие истории о нашей памяти» (М.: Бомбора, 2020), подготовленной совместно с замечательной художницей Мариной Евлановой, а также о новом проекте, посвященном Ig Nobel Prize.
  • Рис. 1. Возможный символ любознательности и исследовательского поведения — Кротик, обследующий автостоянку и внутренний мир автомобиля (фрагмент мультфильма «Крот и автомобиль», 1963)19.11.2019 Кротик из автомобиля против чертика из табакерки Вероятно, многие помнят анимационный фильм «Крот и автомобиль» Зденека Милера (1963), где в одном из ключевых эпизодов показано, как персонаж-кротик обследует автомобильную стоянку и салон автомобиля, в который он попал первый раз в жизни. У Милера есть целый ряд мультфильмов, где ключевая деятельность персонажа — это экспериментирование с новым объектом, с которым он встретился. Надо думать, не случайно примерно тогда же начали развертываться первые научные психологические исследования самостоятельного исследовательского […]
  • Фото пресс-службы «Яндекса»26.03.2019 Мозг любит трудные задачи! Математика — тот самый школьный предмет, к которому у учеников практически не бывает ровного отношения: или любовь и понимание, или ненависть и полный ступор. Как помочь школьникам и учителям сделать эту науку более доступной и понятной? Помогут ли в этом гаджеты? Или больше пользы будет, если подключить изучение психологии ученика? Ответы на эти вопросы получили участники научно-образовательной конференции «Психология и технологии в математическом образовании», которую провели в Москве 18–21 марта 2019 года «Яндекс» и МРЕ (Международное общество исследователей в области психологии математического […]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: