Не в просторы космоса, но вглубь ядра

Л. Пономарев. Фото А. Чеснокова («Полит.ру»)

Космическую тему нового номера и тему предыдущего, посвященного госзакупкам и образованию, продолжает известный российский физик и популяризатор науки, доктор физ-мат. наук, член-корреспондент РАН, зав. лаборатории теоретических исследований Института общей и ядерной физики РНЦ «Курчатовский институт», автор книги «Под знаком кванта», лауреат премии «Просветитель» 2009 г. Леонид Пономарев. Беседовала Наталия Демина.

— Как Вы встретили день 12 апреля 1961 года? Стал ли он для Вас каким-то особенным?

— Ваш вопрос всколыхнул во мне давние эмоции. В день 12 апреля я ехал в поезде в Донбасс на свадьбу к другу. В маленький город Дружковка, где я родился и вырос, поезд приходил утром и за 3 км до станции, после моста через речку Торец слегка притормаживал на повороте, как раз неподалеку от дома моего друга. Я спрыгнул с поезда, и уже через 10 минут мы поднимали тосты «за нашего Юрку», а чуть позже — за Юру и Наташу (моего друга тоже звали Юра).

— Не хотели ли Вы в молодости стать космонавтом, или Ваше поколение мечтало о другом? Были ли у Вас интересные встречи с космонавтами из первого отряда или конструкторами?

— В 1961 году мне было 24 года, и я уже выбрал свой путь — не в просторы космоса, а строго наоборот — вглубь атома и ядра. С космонавтами не встречался, но моя жена родилась и выросла на Байконуре и была свидетелем многих космических пусков.

— Ваше отношение к 94-ФЗ в научной сфере?

— Это еще один бюрократический барьер, который способствует разрушению науки. Я с детства помню плакат, расклеенный в трамваях: «Совесть — лучший контролер!» И если совесть в научных коллективах исчезла, то такими мерами ее не воспитать.

— Может ли, на Ваш взгляд, реформа образования быть успешной?

— При такой абстрактной постановке вопроса, конечно, может. Но важны те самые дьявольские детали: нужна ли она вообще? Кто ее осуществляет? И в чем она состоит?

— Каковы условия для успеха образовательной реформы?

— Когда США реформировали свое образование в 50-60-х годах (под влиянием советских успехов в космосе), то они привлекли к этому лучших представителей научной среды: Нобелевских лауреатов Фейнмана, Купера и др. — и создали новые учебники для колледжей и школ. И, конечно, обеспечили учителей материальной и общественной поддержкой. Реформа заведомо не будет успешной, если во главе ее стоит человек, который на вопрос аспиранта: «Можно ли заниматься наукой на стипендию полторы тысячи рублей?» — отвечает: «А кто вас заставляет заниматься наукой за эти деньги?».

— Такая реформа должна вестись сверху или снизу?

— В России все успешные реформы возможны только сверху (снизу происходят только бунты и революции). Вся проблема в том, станут ли во главе этих реформ толковые и ответственные люди. При Александре II такие были.

— Кто должен стоять во главе реформ?

— Авторитетные (не по чину, а по гамбургскому счету) люди, озабоченные к тому же не накоплением богатства, а благом Отечества. Понимаю, что все это — дорога в ад, выложенная, как известно, благими пожеланиями.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: