- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Ироническая анатомия

Жорж Лео­польд Кювье (1769−1832)

Про уди­ви­тель­ные осо­бен­но­сти репро­дук­тив­ной физио­ло­гии ось­ми­но­гов-арго­нав­тов я узнал еще в школь­ные вре­ме­на. Сами эти ось­ми­но­ги были извест­ны нату­ра­ли­стам с антич­ных вре­мен – бла­го живут они во мно­гих теп­лых морях, вклю­чая Сре­ди­зем­ное, и при­том дер­жат­ся у самой поверх­но­сти. Дол­гое вре­мя арго­нав­ты каза­лись при­ме­ча­тель­ны раз­ве что тем, что из всех совре­мен­ных ось­ми­но­гов толь­ко у них есть наруж­ная рако­ви­на.

С тех же антич­ных вре­мен было извест­но и неболь­шое черве­об­раз­ное суще­ство, кото­рое нахо­ди­ли – порой во мно­же­стве – в ман­тий­ной поло­сти самок арго­нав­тов. Его, есте­ствен­но, счи­та­ли пара­зи­том, но никто спе­ци­аль­но его био­ло­ги­ей не зани­мал­ся. Тем не менее, с появ­ле­ни­ем лин­не­ев­ской номен­кла­ту­ры и это суще­ство удо­сто­и­лось соб­ствен­но­го науч­но­го име­ни, полу­чив латин­ское назва­ние Hectocotylus, т.е. «сто­при­со­соч­ник». Оно и в самом деле с одной из сто­рон было усе­я­но присосками,что лиш­ний раз под­твер­жда­ло его пара­зи­ти­че­скую при­ро­ду.

И лишь мно­го поз­же выяс­ни­лось, что гек­то­ко­тиль – не червь, не пара­зит и вооб­ще не цель­ный орга­низм, а видо­из­ме­нен­ное щупаль­це сам­ца-арго­нав­та. Когда в орга­низ­ме послед­не­го созре­ва­ет спер­ма, она заклю­ча­ет­ся в спе­ци­аль­ный кон­тей­нер-спер­ма­то­фор, кото­рый каким-то обра­зом мигри­ру­ет из поло­вых желез внутрь щупаль­ца, после чего послед­нее отры­ва­ет­ся от тела сам­ца и само­сто­я­тель­но уплы­ва­ет на поис­ки сам­ки. Этот уни­каль­ный орган так с тех пор и зовет­ся гек­то­ко­ти­лем. Более того, это назва­ние закре­пи­лось за все­ми копу­ля­тив­ны­ми орга­на­ми сам­цов голо­во­но­гих, создан­ны­ми на осно­ве щупаль­ца, – хотя у про­чих видов они ниче­го подоб­но­го себе не поз­во­ля­ют.

Всё это, повто­ряю, я знал дав­но. Но лишь недав­но наткнул­ся на имя зоо­ло­га, дав­ше­го это­му «пара­зи­ту» имя и науч­ное опи­са­ние. Им ока­зал­ся не кто иной, как Жорж-Лео­польд-Кре­тьян-Фре­де­рик-Даго­бер Кювье. Тот самый, что осно­вал пале­он­то­ло­гию как само­сто­я­тель­ную нау­ку, создал уче­ния о пла­нах стро­е­ния живот­ных, сокру­шил натур­фи­ло­соф­ско-эво­лю­ци­он­ные постро­е­ния Жоф­ф­руа Сент-Иле­ра и на доб­рых три деся­ти­ле­тия про­длил гос­под­ство кре­а­ци­о­низ­ма в био­ло­гии. Но глав­ное – тот, кото­ро­му науч­ное пре­да­ние при­пи­сы­ва­ет гор­дую фра­зу: «Дай­те мне един­ствен­ную кость – и я вос­ста­нов­лю по ней все живот­ное!».

Из кни­ги «Die Cephalopoden» (1910)

Спра­вед­ли­во­сти ради сле­ду­ет ска­зать, что на самом деле это утвер­жде­ние зву­ча­ло гораз­до скром­нее: «Сего­дня срав­ни­тель­ная ана­то­мия достиг­ла тако­го совер­шен­ства, что часто, иссле­дуя един­ствен­ную кость, мож­но уста­но­вить класс, а в неко­то­рых слу­ча­ях – даже род живот­но­го, кото­ро­му она при­над­ле­жа­ла». То есть речь шла все-таки не о рекон­струк­ции совсем уж неви­дан­ных зве­рей, а о рас­по­зна­ва­нии фраг­мен­тов существ, при­над­ле­жа­щих к уже извест­ным нау­ке груп­пам. И сло­во «кость» здесь – не синек­до­ха, озна­ча­ю­щая любую часть тела вооб­ще. Совер­шен­ства, о кото­ром гово­рил Кювье, достиг­ла в ту пору лишь срав­ни­тель­ная ана­то­мия позво­ноч­ных, т.е. живот­ных, у кото­рых есть кости. Насто­я­щее изу­че­ние стро­е­ния бес­по­зво­ноч­ных толь­ко начи­на­лось, и сам Кювье был одним из пер­во­про­ход­цев этих иссле­до­ва­ний.

Что мог­ло бы наве­сти его на мысль, что перед ним не орга­низм, а орган? Отсут­ствие каких-либо внут­рен­но­стей, кро­ме явных поло­вых про­дук­тов? Так это для пара­зи­тов дело обыч­ное: все функ­ции, кро­ме раз­мно­же­ния, они могут пере­ло­жить на хозя­и­на. Кро­ме того, сам­ка арго­нав­та дости­га­ет в дли­ну (с рако­ви­ной и щупаль­ца­ми) 40 см, в то вре­мя как взрос­лый самец уме­ща­ет­ся на чело­ве­че­ском ног­те, так что его гек­то­ко­тиль выгля­дит совсем ничтож­ным. Кто угод­но на месте Кювье навер­ня­ка совер­шил бы такую же ошиб­ку.

Но для любо­го дру­го­го зоо­ло­га это и было бы все­го лишь понят­ной и про­сти­тель­ной ошиб­кой, не сто­я­щей того, что­бы ее лиш­ний раз вспо­ми­нать. И лишь в соче­та­нии с име­нем Кювье ситу­а­ция начи­на­ет сма­хи­вать на наме­рен­ный злой розыг­рыш: гений срав­ни­тель­ной ана­то­мии и тво­рец «прин­ци­па кор­ре­ля­ций» в стро­е­нии живот­ных попал­ся на неспо­соб­но­сти отли­чить спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный орган от цело­го суще­ства! Сим­во­лич­но даже то, какой имен­но орган стал пред­ме­том ошиб­ки. Если вспом­нить, что в те вре­ме­на в лите­ра­ту­ре и искус­стве были всё еще попу­ляр­ны вся­ко­го рода алле­го­рии и оли­це­тво­ре­ния, то так и видишь фар­со­вую сцен­ку. «Дай­те мне одну кость, и я вос­ста­нов­лю живот­ное!» – гор­до вос­кли­ца­ет Чело­век. «А вот х… тебе», – рав­но­душ­ным тоном отве­ча­ет При­ро­да, под­со­вы­вая ему гек­то­ко­тиль…

Пожа­луй, эту исто­рию нуж­но поча­ще вспо­ми­нать энту­зи­а­стам, с вос­тор­гом про­воз­гла­ша­ю­щим, что новые мето­ды – будь то моле­ку­ляр­ная фило­ге­ния или, ска­жем, функ­ци­о­наль­ная томо­гра­фия моз­га – поз­во­лят, нако­нец, выяс­нить исти­ну во всей ее пол­но­те и не оста­вят место ника­ким загад­кам и про­ти­во­ре­чи­ям.

Впро­чем, из этой исто­рии мож­но извлечь и дру­гой урок. Воюя с натур­фи­ло­соф­ски­ми фан­та­зи­я­ми, Кювье в запаль­чи­во­сти дошел до утвер­жде­ния, что нау­ка вооб­ще долж­на зани­мать­ся толь­ко фак­та­ми, не соблаз­ня­ясь умо­зри­тель­ны­ми тео­ри­я­ми. Прой­дет несколь­ко деся­ти­ле­тий – и наи­бо­лее ради­каль­ные после­до­ва­те­ли Кювье попы­та­ют­ся изгнать из нау­ки всё, что не под­да­ет­ся непо­сред­ствен­но­му наблю­де­нию, от ато­мов до пси­хи­ки.

Меж­ду тем исто­рия с гек­то­ко­ти­лем ясно пока­зы­ва­ет: любое наше суж­де­ние, даже самое оче­вид­ное, содер­жит в себе неко­то­рую интер­пре­та­цию – и в этом смыс­ле тео­ре­тич­но. Так что, как гово­рил выда­ю­щий­ся совет­ский био­лог и фило­соф нау­ки Алек­сандр Люби­щев, прин­ци­пи­аль­ный отказ от тео­ре­ти­зи­ро­ва­ния – это тоже тео­рия, толь­ко очень пло­хая.

Борис Жуков

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи