Наука подчиняться

В мае 1962 г. в лаборатории Йельского университета молодой амбициозный социальный психолог Стенли Милгрэм провел эксперимент, ставший одним из самых скандальных в истории психологии. Добровольцы, участвовавшие в этом эксперименте, по команде ведущего должны были наносить удары током некой «жертве», причем сила этого тока всё время повышалась, доходя в конце концов до «смертельных» делений. Роль «жертвы» исполнял актер, который на самом деле никаких ударов током не получал, но участники эксперимента об этом, разумеется, не знали. Существует множество разных трактовок результатов этого эксперимента, однако важным для нас является то, что практически отсутствовали какие-либо индивидуальные предикторы (пол, возраст, уровень дохода, убеждения и т.п.), которые позволяли бы предсказать, как поведет себя человек. Куда больше это зависело от тех слов, которые использовал или не использовал экспериментатор, с тем чтобы вынудить «подопытного» стать убийцей. Наиболее эффективно на человека действовали фразы вроде: «Вся ответственность — на мне! Продолжайте!»

Большинство людей в этом эксперименте подчинялись. Так же люди поступают и в реальной жизни. В апреле 2004 г. американские СМИ потрясла история успеха одного «пранкера» — так называют телефонных хулиганов. Он звонил в рестораны быстрого обслуживания и представлялся офицером полиции Скоттом. По его требованию менеджеры этих ресторанов обыскивали сотрудников, заставляя их раздеваться, что объяснялось соображениями безопасности и борьбой с распространением наркотиков. А в местечке Маунт Вашингтон дело дошло до того, что менеджер, следуя указаниям, попросила своего жениха посидеть с «подозреваемой» (восемнадцатилетней школьницей, подрабатывающей в «Макдоналдсе») до тех пор, пока за ней не приедет офицер. «Пранкер» многозначительно сообщил менеджеру, что дело связано с наркотиками. Жених, приличный немолодой мужчина, регулярно посещающий церковь, отец двоих детей, транслировал приказы «офицера», а «подозреваемая» их выполняла. В конце концов она выполнила и распоряжение совершить с мужчиной половой акт. Всё происходившее зафиксировала бесстрастная камера наблюдения, и соответствующие кадры были впоследствии обнародованы журналистами [1]. Жертва же сообщила, что очень боялась каких-либо проблем с полицией.

Следующий эпизод — тоже не эксперимент и происходил не за океаном. В середине февраля 2011 г. на столе у проректора по учебной работе СПбГУ Николая Каледина оказалось письмо из прокуратуры Центрального района Санкт-Петербурга (см. ТрВ-Н № 73, c. 15). Это письмо предписывало университету отчитаться о том, как осуществляется содействие правоохранительным органам в борьбе с экстремизмом. Содействие должно было, в частности, выразиться в том, чтобы подготовить и передать прокуратуре списки студентов, которые «причисляют себя к неформальным молодежным объединениям экстремистской направленности» или «привлекались к административной ответственности за участие в несогласованных публичных мероприятиях».

Проректор подчинился письму с большой круглой печатью. Он разослал проректорам, отвечающим за работу факультетов, письмо с требованием в кратчайший срок подготовить такие списки. Неизвестно, какими словами отреагировали другие «топ-менеджеры» университета, получив от него такую бумагу. Известно, что один из них в свою очередь подчинился распоряжению Каледина. Сотрудники Валерия Катькало, проректора по направлениям геология и менеджмент, подошли к исполнению спущенного «сверху» приказа творчески. Так, знакомый мне студент Высшей школы менеджмента СПбГУ, который вместе со мной выходит по 31-м числам к Гостиному двору требовать соблюдения Конституции, получил от них письмо: ему надлежало до 14.00 следующего дня сообщить, «есть ли среди Вас или Ваших знакомых неформалы экстремистской направленности».

Всего четверо возмущенных студентов пришли через несколько дней к зданию Двенадцати коллегий с требованием к прокуратуре прекратить донимать университет подобными дурацкими письмами. К этому моменту уже было известно, что ректор университета прекратил действия своих проректоров и направил в прокуратуру ответ, в котором сообщал, что учет неформалов и работа с ними во взаимодействии с органами внутренних дел, «безусловно, не относятся и, я уверен, никогда не будут относиться к компетенции образовательного учреждения». В тот же день на заседании Ученого совета университета ректор произнес десятиминутную речь, посвященную уважению прав студентов, в которой заметил: «Если бы я не был ректором университета и не имел полномочий принимать решения в этой ситуации, я бы сам вышел с плакатом». Также он пообещал наказать виновных.

Боюсь, что история нашей страны развивается в том направлении, в котором мы сможем узнать, готов ли ректор университета ответить за свои слова и выйти с плакатом, если не сможет принимать решения, защищающие права студентов. А Стенли Милгрэм обосновывал необходимость своего страшного эксперимента попыткой объяснить, как случилось, что немецкий народ дошел до своих страшных преступлений в середине XX века…

Владимир Волохонский,

преподаватель СПбГУ (http://spbgunews.ru)

1. Подробное описание этих инцидентов можно прочитать в статье «A hoax most cruel: Caller coaxed McDonald’s managers into strip-searching a worker» (www.courier-journal.com/apps/pbcs.dll/article?AID=/20051009/ NEWS01/510090392).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Илья Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Илья
Илья

Спасибо. Теперь понятны мотивы стадного поведения некоторых научных коллективов в ситуациях, когда начальник указывает пальцем и произносит «Ату!». Десять лет назад я испытал это на своем собственном опыте, когда на меня попытались свалить вину в преступлении. Пока милиция разбиралась по существу, уже было собрано заседание кафедры и я обвинен во всех тяжких. Весь коллектив потом, как заклинание, повторял внушенные фразы. Даже когда выяснилось, что я не виноват. Кроме одного человека, который думал своим умом и обладал жизненным опытом. Он и вспомнил тогда про 1937-й год… Стадность — страшная и опасная вещь. Интересно, а каков процент невнушаемых? И коррелирует ли это… Подробнее »

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: